Примет ли «голодное поколение» результаты 1990-х?

Экономика России чрезвычайно турбулентна, она подвержена колоссальным колебаниям. Диапазон их со временем сужается, считает научный руководитель Международной школы бизнеса Финансового университета, председатель совета директоров инвестиционной компании «Еврофинансы», доктор экономических наук, профессор Яков Миркин, но о стабилизации говорить рано.

Е-xecutive: Как вы можете оценить качество дискуссии после публикации первой части интервью?

Яков Миркин: Мой текст попал в больную точку и вызвали острую реакцию. Боль, желчь, комплексы, личные истории – все это часть откликов. Ноты шовинизма, личной неустроенности. Слишком часто – отсутствие этики и интеллигентности в способе высказываний. Учительский тон. Чтение через строчку. Масса предубеждений, не имеющих основания. Меня поразило то, что так могут пониматься слова, вызванные огромной любовью к российскому народу, к которому я принадлежу по происхождению, культуре, всему тому, что я сделал в жизни.

Многим может казаться, что нужно решать практические задачи, а не обращаться к теориям, что все это – бредни чистой воды. Но правда заключается в том, что в жизни вы идете по узкому коридору возможностей, границы которого полностью определены идеологией, национальным характером, устройством экономики, тем, как ощущает народ самого себя. Вам только кажется, что вы можете расширить этот коридор своими «практическими действиями». Если народ решил совершить коллективное самоубийство и преобладающей является психология временщика, то вы не сможете строить бизнес для будущих поколений, бессмысленно накапливать активы для своих детей. Вы будете стремиться покинуть страну. И, наоборот, экономика «среднего класса» и во имя его – это совершенно иное самоощущение народа, власть предержащих. Другая политика государства, прежде всего экономическая. Другая экономика, другая структура собственности, другие налоги, другой процент и т.п. Другая демография, в конце концов.

Я бы еще раз хотел повторить главные идеи первой части интервью. Они подтверждаются обширными объемами статистики. Мы – типичная «латиноамериканская» экономика. Из «рыночных» - одна из самых огосударствленных. Одна из самых волатильных и рискованных в мире. С сокращающимся населением. Не настроенная на расширенное воспроизводство среднего класса. С самыми острыми кризисами впереди в политике и экономике. С настроенной на кризисы финансовой системой.

Все это - посылки не для кухонных дискуссий, а для перемен в нас самих, в том, как мы, народ, собираемся жить, с какими идеями мы существуем в пространстве своей страны. Собираемся строиться на долгие времена или делить, тащить и умирать. Делаем удачный проект или существуем в неудачном. В конечно счете, это вопрос о том, сможет ли реализовать самого себя та часть поколения E-xecutive, которому сейчас от 25 до 35 лет, или проскочит незаметным пятном в череде других поколений «смутного времени». Я отдаю себе отчет в том, что искренность, с которой я пишу эти строки, может быть не понята. Даже в Сообществе E-executive, к которому отношусь с глубоким уважением, часто принят уличный тон. Но, с другой стороны, не могу не обратиться к тем, кто интеллигентен и образован, к тем, кто разговаривает не развязно, к тем, с кем можно спорить, не останавливаясь на частностях. К тем, кто пытается строить не только свою собственную судьбу, но и видит себя как часть судьбы российского народа, пытаясь влиять на нее.

Е-xecutive: В чем причина волатильности российской экономики?

Я.М.: В первой части интервью я говорил о том, что в «сытые годы» Россия по многим параметрам перешла в чуть более зрелое состояние, в средний кластер, сбалансировалась. Однако в кризис мы падали глубже, чем другие, наши показатели были хуже, чем у большинства крупных стран. Жестче падение производства, финансовых рынков, глубже девальвация валюты. Беспрецедентное бегство капиталов. Потеря трети валютных резервов. Таким образом, мы по-прежнему остаемся одной из самых волатильных, рискованных экономик мира. Одна из причин этого – шаткие основания социума, турбулентность его базовых конструкций. У нас не устоялась социальная и политическая модель, она сама по себе турбулентна, что мы видим на протяжении последних 20 лет. Эксцессивная волатильность общества пуповиной связана с экономикой. Нас может ожидать очень серьезный конфликт поколений. «Голодное поколение», не участвовавшее в приватизации активов, созданных в советские времена, не получившее доступ к этому пирогу, приходя к власти просто в силу смены возрастов, может оспорить то разделение собственности, которое сложилось в 1990-е годы и прошло «сито» 2000-х. В этом переделе, в этой новой попытке легитимизации будет обязательно участвовать государство. Действительно крупное имущество (компании из списка Топ-500) имеющее в основе еще советские активы, будет с огромным трудом передаваться по наследству. Иными словами, сама собственность в Российской Федерации, которая является ядром, двигателем экономики, определителем модели экономики, не устойчива и тоже связана пуповиной с турбулентностью социальной и политической модели. Поэтому нас ждет неопределенное будущее. Множество приключений.

Е-xecutive: Для того, чтобы как-то выразить свои интересы, поколение должно организоваться. Между тем социологи говорят о нежелании российского населения строить социальные структуры.

Я.М.: Есть естественная смена поколений: одно замещает другое. Приходят новые поколенческие команды и ставят под вопрос все проекты, деяния и владения предшественников.

Е-xecutive: Иными словами, перемены произойдут, когда «поколение телевизора» будет сменено «поколением интернета».

Я.М.: Ну, можно сказать, что так, наверное, хотя… Я тоже, вероятно, отношусь к компьютерному поколению, и в мир интернета вступил вместе со всеми. Тем, кто сейчас у руля, в начале 1990-х было около 30 лет. Следующую генерацию точнее было бы назвать поколением мобильных телефонов.

Е-xecutive: В докладе в Финансовом университете вы сказали, что российская экономика являет собой функцию цены на нефть. Какое содержание вы вкладываете в это определение?

Я.М.: Ответ – на графике.

Источники: Bloomberg, Госкомстат РФ

Е-xecutive: Что именно произойдет с российской экономикой, если цена на углеводороды снизится? И снизится ли она?

Я.М.: Ретроспективный анализ показывает, что нет более волатильной величины, чем цены на сырье. Так было, есть и будет. При этом цена на нефть в силу инфляции «набухает». А издержки не столь эластичны к инфляции, как цена, во всяком случае, в России. Поэтому одно из проявлений «сытых лет» – нарастание маржи между ценой на углеводороды и внутренними издержками, она частично снималась налогами, тем не менее, в этой разнице была высокая спекулятивная составляющая. Нужно помнить об инфляции и ее влиянии на рост цен: инфляция доллара в ХХ веке в 20 раз снизила покупательную способность этой валюты. В 1998 году мы видели цены на нефть в районе $10 за баррель. В период нынешнего кризиса мы боялись провала цен на уровень $18-20, но этого не произошло, одна из причин – инфляционная подушка – переход цен на нефть на более высокий уровень. Об этом не нужно забывать, когда мы рассуждаем о ценовой динамике. Как нельзя забывать и о другом – о том, что цена на нефть (так же, как и на другое сырье) превратилась в спекулятивный инструмент, связанный с курсом доллара США как мировой резервной валюты. Она формируется на рынках деривативов как финансовый параметр. Может показаться, что фундаментальные факторы (спрос, предложение, запасы, ценовые картели и т.п.) почти перестали в текущем порядке действовать на цены. Разве что произойдет нечто экстраординарное: начнется война, перережут транспортные пути и т.п. Если же фундаментальные факторы будут находиться в пределах своих привычных значений, если не произойдут радикальные технологические изменения, связанные с замещением одного источника энергии на иные, то цены на нефть и другое сырье будут колебаться в тех ценовых коридорах, которые будут позволять российской экономике существовать в ее нынешнем виде.

Е-xecutive: Можно ли это выразить в цифрах?

Я.М.: Падение цены на нефть до уровня $40, которое мы наблюдали в разгар кризиса – это огромный удар по бюджету, по ВВП, по планам военного перевооружения, по модернизации, по неэластичным социальным расходам. Это удар по возможности государства поддерживать свою расширенную роль в экономике. Но все же при таком уровне цен еще есть разрыв между издержками и ценами на нефть. На этой отметке произойдет очень значимое сжатие ВВП, возникнет дефицит бюджета, снизятся рейтинги, станет дороже и менее доступным внешнее финансирование, упадут рынки акций, прокатятся волны увольнений, прежде всего в Москве. Но это не смертельный удар по экономике. Настоящий удар – это $20 за баррель, поскольку на этом уровне цена и издержки сопоставимы.

Е-xecutive: Следует ли, на ваш взгляд, ждать, в том числе и после экологической катастрофы в Мексиканском заливе, роста замещения углеводородов другими источниками энергии?

Я.М.: Я специально анализировал прогнозы, которые делаются на 10-15 лет вперед. Никто из специалистов не прогнозирует радикального изменения структуры потребления. Мир по-прежнему находится в границах углеводородной экономики, хотя и все более эффективной. Видно стремление развитых стран к экономии, к сокращению потребления нефти. Одновременно в развивающихся странах растет потребление углеводородов. Однако эти изменения не говорят о смене модели. Можно ли доверять этим прогнозам – большой вопрос. Большинство прогнозов основано на экстраполяции, а жизнь порой внезапно ломает любые предвидения, основанные на продолжении уже сложившейся тенденции. Инерционный ход вещей вдруг меняется обстоятельствами, которые невозможно было спрогнозировать, о которых ничего не было известно.

Е-xecutive: Нужно ли ждать в соответствии с теорией Ральфа Элиотта вторую волну кризиса?

Я.М.: Это нельзя прогнозировать в границах 3-5 лет, потому что картинка становится видна на «длинной дороге». Обратите внимание на график индекса Доу-Джонса с конца XIX века. Он интересен тем, что показывает, что происходило не только с американскими финансами, но с глобальной финансовой системой с точки зрения ее стабильности. Период до конца 1940-х годов – огромная нестабильность, включая Великую депрессию. В середине века наблюдаем постепенное сокращение колебаний. В 1970-е годы происходит демонетизация мировой финансовой системы, начинает нарастать нестабильность, где верхняя точка – это кризис 2008-2009 годов. Таким образом, усиление волатильности, начиная с 1970-х годов, вызвано демонетизацией и «дематериализацией»: уходом от золотого стандарта, повсеместной либерализацией валютных рынков и счета капиталов. Финансовый рынок стал подобен воздушному шару, который отвязался от спинки стула. Он колеблется в воздушных потоках. Одни финансовые инструменты начинают быть приравнены к другим, на базе ценных бумаг возникают деривативы, на основе деривативов – структурированные продукты, секьюритизация. Это – финансовое развитие, без него невозможен экономический рост на стыке XX и XXI веков. Инновации в технологиях, в производстве находят свое отражение в финансовых инновациях. А сейчас мы находимся в очень интересной точке. Вопрос: удастся ли усмирить эту нарастающую волатильность? Эту машину финансовых транзакций, которая всегда стремится перегреться? Если да, то чем? Так называемым ребалансированием мировой экономики (современным изоляционизмом), стратегиями выхода из кризиса, укреплением курса доллара? Девальвацией азиатских валют? Реформой мировой системы финансового регулирования? Делиберализацией? Тяжелой рукой государства, которая накладывается на финансовые рынки? Удастся ли разбалансированную систему опять привести в свои берега? От этого и зависит ответ на вопрос о второй волне кризиса.

Е-xecutive: Мир на развилке?

Я.М.: Да, мы сейчас находимся в точке неизвестности, в точке бифуркации. Сейчас не очень понятно, к чему приведет реформа мировой финансовой архитектуры, ребалансирование мировой экономики, усиление регулирования в отдельных странах, прежде всего в США, являющихся мотором глобальных финансов. Может быть, самолет выйдет из зоны турбулентности, а может быть, мы увидим еще одну вспышку рыночных шоков.

Е-xecutive: Откуда может прийти вторая волна? Что может послужить спусковым крючком: европейский социализм, американские долги, китайский пузырь?

Я.М.: Здесь процессы настолько многофакторные, что их результаты становятся очевидными только с течением времени. Никто пока не может оценить, как, например, билль о финансовой реформе США повлияет на спекулятивную деятельность американских инвестиционных банков, на рынок деривативов. Я пока вижу разогрев. Новые экспоненты роста финансовых переменных. Где может проявиться следующее слабое звено? Да, где угодно. В 2004-2005 годах было совершенно не очевидно, что кризис начнется из-за падения структурированных ипотечных продуктов на американском рынке. В марте 2010 года Греция была одной из многих стран, с расширенным объемом государственного долга, и не было никакой определенности в том, что к лету гром грянет именно в Греции… На карте системных рисков (страны с госдолгом выше 60% или страны со взрывным ростом рынка акций) – множество точек. В их числе, кстати, находится и Россия. Толчком для следующей волны могут стать события на рынке гособлигаций в одной из латиноамериканских стран или в сегменте корпоративных облигаций, как это было в Дубае. Или спекулятивная атака на небольшой азиатский рынок. Это может быть что угодно, потому что функция прогнозирования в данном случае ограничена: сам финансовый мир является производным от такой сложной сферы как экономика, он является сплавом людей, денег, природы… Можно только уверенно прогнозировать, что в течение года-двух мы обязательно увидим новые эксцессы. Один из них, кстати, чуть было не произошел в начале сентября 2010 года. Спрэды по безрисковым бумагам в понедельник 6 сентября 2010 года были такими же, как в период кризиса. Резко увеличились спрэды по отношению к другим долговым бумагам, росли цены на золото, соответственно падала доходность государственных облигаций США. Средства инвесторов направлялись в так называемые безрисковые активы. Было полное впечатление того, что вот-вот сейчас все «грохнется». Но, как затем объясняли аналитики (а они всегда объяснят любое событие, но только после того, как все уже случилось), успешное размещение португальских долговых бумаг сняло опасения инвесторов. Мировой финансовый рынок идет по минному полю, и самый главный вопрос: будет ли дальнейшее усиление волатильности или нет. Если мир справится с ребалансированием экономик США, Китая и других ведущих стран, и если усиление регулятивного пресса на финансовые институты докажет свою эффективность, то мы какое-то время будем жить в более предсказуемом мире, с ростом капитализации финансовых активов. А дальше произойдет то, что происходит уже 400 лет. Новая либерализация, финансовые инновации, бумы, ралли, концентрации рисков, новые кризисы. Все то, что рождается человеческой природой в тех формах, которые она принимает на финансовых рынках.

Е-xecutive: Можно ли на этом фоне обозначить контуры модели «Российская экономика-2020»?

Я.М.: Если речь идет о прогнозировании, то смешно это делать в терминах «оптимистического» или «негативного» сценариев. Это значит, что ты не прогнозируешь, ты просто пытаешься охватить все варианты развития событий, даже не оценивая их вероятности. Это широко распространено в России, при том, что жизнь упорно нарушает любые сценарии. Стандартным подходом в прогнозировании является экстраполяция. Другой подход: ты предполагаешь, что что-то произойдет – некий конфликт, изменение качества, и та модель, та тенденция, которой ты следуешь, будет резко изменена.

Вариант 1. Если экстраполировать, то в 2020 году мы увидим примерно ту же российскую экономику, которая существует сегодня: ориентированную на экспорт сырья с крайне концентрированной собственностью, с олигополиями, с очень высокой ролью государства, как собственника, как экономического агента. Это – развивающаяся страна. Россия продолжает быть «государственной корпорацией», с вкраплениями частной собственности и современных технологий. Ее экономика (как реальный сектор, так и финансовый) вплетена в глобальную и является функцией от спроса и предложения сырья, от курсов мировых резервных валют. До 2020 года можем натолкнуться на свой собственный финансовый кризис (по статистике, для таких экономик они характерны 1-2 раза в 5-10 лет). В такой модели «Россия-2020» полностью отражаются реалии сегодняшней экономики. Эта модель инерционна, в ней есть своя логика, она складывалась в течение двух десятилетий, она полностью основывается на нашем мышлении, на нашем природном характере. Она имеет корни в советской экономике.

Вариант 2. Какие обстоятельства могут изменить тенденцию? Нет смысла рассматривать сценарий глобального военного конфликта, который всегда может произойти, и после которого меняется миропорядок. Не верится в высший разум, который возьмет нас за руку и выведет на правильную дорогу. Являлась бы скорее случайной способность отцов нации консолидировать вокруг себя группу заинтересованных людей, которая могла бы резко изменить ход событий, сломать тенденцию и привести к ускоренной модернизации. Не верится в то, что такое ядро образуется само собой: слишком сильно наше инерционное мышление, наше поведение как временщиков. Значит, остаются два обстоятельства. Первое – это внешняя конкуренция. Она разрушила Советский Союз, превратив советскую экономику в несколько раздробленных полурыночных частей. Конкуренция, неожиданные фундаментальные изменения в спросе, могут обесценить сырьевую модель. Вопрос: перейдет ли мир от углеводородной экономики к другой за десять лет? Почти невероятно, короткий срок. Вероятно, в 2020 году мы будем находиться в рамках экономики, основанной на все том же сырье, которое добывается в недрах Российской Федерации. Второе. Конфликты интересов. «Производственные отношения не соответствуют производительным силам», – как говорили марксисты. Конфликты, которые, прежде всего, относятся к сфере собственности, к смене поколений. Конфликты интересов могут нарастать и в том случае, если глобальные финансы из точки неопределенности, в которой мы сейчас находимся, пойдут по пути дальнейшего разбалансирования, новых кризисов. Тогда Россия будет испытывать очень серьезные удары, которые могут приводить к изменению тенденции, к слому модели. Один из ударов мы испытали во второй половине 2008 года. Если бы не чудо (я имею в виду рост цены на нефть с $35-40 до $75-80 за баррель), кризис в России протекал бы гораздо острее.

Е-xecutive: Какими методами нынешняя модель будет защищаться от факторов, угрожающих ее состоянию?

Я.М.: Первый сценарий – уход в административную экономику. Не 50 на 50 в соотношении огосударствленного и частного сектора, как в 2010 году, а 75 на 25 или даже 90 на 10. Второй – новая попытка выхода в более свободное, более либеральное пространство, в общество более равных стартовых возможностей. Я пытаюсь следить за нарастанием роли государства и администрирования в экономике России, поскольку в свое время внимательно изучал то, как это происходило в конце 1920-х годов.

Е-xecutive: Свертывание НЭПа?

Я.М.: Да, есть неуловимая грань, когда рыночная среда с сильным государством переходит в административную экономику, через налоги, через цены, через сжатие среднего и мелкого бизнеса. Одновременно происходит огосударствление финансов. За этим процессом нужно все время следить, чтобы понять, в каком мире ты находишься? Ты живешь уже в белорусской экономике, или еще в российской? Ты внутри движения к Венесуэле или же начал отыгрываться новый бразильский вариант? Еще одна торная дорога, как я уже говорил, это очередная либерализация, которая не должна повторить то, что имело место в 1990-е годы. Нам нужно свое собственное ребалансирование экономики, увеличение нормы накопления, подавление немонетарной инфляции, снижение фискальной нагрузки на бизнес, которая непомерно велика, резкое увеличение стимулов для прямых иностранных инвестиций, несущих с собой современные технологии, и, наконец, нормализация финансов вместо вывода «избыточной ликвидности» за рубеж. Нам нужна новая экономическая политика, ориентированная на усиление среднего класса, на рост его доходов и имущества. Но это – отдельная тема.

Беседовал Андрей Семеркин, E-xecutive

Также смотрите:

Задача номер один: перестать вымирать

Торговля менеджерами

Виктор Геращенко: «Мозги у вас есть?»

Модель «энергетической империи» дала трещину. Что ждет Россию завтра?

Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург

Фактически, в виде интервью имели место два разных материала, объединенных под одной общей для них темой экономики. Всё верно, всё давно известно, всё неоднократно обсуждалось в прессе. Со всем можно согласиться. Равно как и с тезисом о возрастании гос.контроля над российской экономикой в целях избежания ее избыточной волатильности, хотя применительно к экономике все же таки более употребим термин ''неустойчивость''. Поскольку альтернативного варианта нейтрализации данного процесса за счет значительного частного сектора, как в развитых государствах, просто не предвидится. Но вот законченного итога и вывода ни по первой части интервью, ни по второй просто нет. Т.е. не известно и даже не определено, примет или нет ''голодное поколение'' результаты 90-х, не говоря уже о том, как и каким образом может быть достигнута возможность в описываемой ситуации к прекращению вымирания населения страны. А ведь это ключевой вопрос, поскольку придя к власти в силу возрастной эволюции и кадрового замещения, ''голодное поколение'' в первую очередь в силу разобщенности ''перегрызется'' между собой и лишь только потом возьмется за то, что будет намерено поделить из того, что в стране еще к тому времени останется. Даже принимая во внимание тот факт, что в ''систему'', пусть и вынужденным образом, но приходят проверенные молодые кадры, имеющие высокую степень взаимной консолидации в качестве членов системы в отношении лояльности к ней и принятым в ней ''правилам игры''. Со временем, конечно, при их возрастающем численном доминировании, старые ''правила игры'' сойдут на ''нет'', и страна вновь будет вынуждена переживать тот ''беспредел'', который она переживала в 90-е в период деления советской гос.собственности, а также в начале ''нулевых'', когда прошла волна ''передела''.

Преподаватель, Москва

Ничего нового. Привычное наукообразное жонглирование вариантами.
Интересен только график, но и тот только подтверждает давно известную истину.
При всем уважении к регалиям интервьюируемого.

Директор по производству, Украина

Интервью не прочел.
Потому что, просмотрев его ''по-диагонали'', не заметил: как в тексте определены понятия ''голодное поколение'' и ''результаты 1990-х''.

Консультант, Москва

Голодное поколение 90х всю элитку в Лондоне скупило.

Директор по развитию, Екатеринбург
Честно говоря, от автора вряд ли можно было ожидать чего-нибудь другого… Он рассуждает только в рамках системы, которая породила «эру ссудного процента». Но несколько моментов хотелось бы отметить: 1. Зависимость российской экономики от цены на нефть. Это стало практически штампом. Но автор и графики красивые приводит… Только забывает сказать, я далек от мысли, что ему это неизвестно, что если взять графики других индикаторов, картинка будет той же самой… Доу, сипка и прочие нечем не отличаются… И все дело в интерпретации. В таком случае можно сказать, что, например, мировая экономика следует за российской… Я графики здесь приводить не буду, но их можно посмотреть http://finance.yahoo.com/q/bc?s=^DJI&t=my&l=on&z=l&q=l&c= 2. Несколько забавно смотрится, когда автор приравнивает Россию к государствам, которые имеют внешний государственный долг более 60%... используя такое понятие, как «страны со взрывным ростом рынка акций»… совершенно забывая сказать о том, что гос. долг это реальность, а рынок акций это спекуляции. Особенно если посмотреть на российский, который очень маленький, сильно спекулятивный… и к реальности отношения не имеет. К тому же, правит на нем западный спекулятивный капитал, который принимает и политические и экономические решения, которые к экономике России никакого отношения не имеют. 3. Как продолжение п.2. об оттоке капитала из России. Важно же понимать, чем был вызван этот отток. Прежде всего, это был отток спекулятивного капитала, который был вызван не положением на российском рынке, а необходимостью затыкать дыры на рынках США… А все остальное уже следствии. Падение курса акций, маржин коллы… это же удобный инструмент захвата чужой собственности. И действия нашего правительства в такой ситуации были очень верными. 4. Падение российской экономики больше других. Тоже вполне естественно. И дело не только в ценах на энергоносители. Дело в том, что российская экономика реальная… у нас реальное производство и реальные товары. Если посмотреть на металлургию США, то там падение было еще сильнее. Да и во всем реальном секторе тоже. Только, услуг составляют в ВВП США более 80%, а это уже экономика виртуальная… ею легко манипулировать, особенно, если иметь неограниченный доступ к печатному станку… Понятно, что это все только временно… 5. Сравнение с Латинской Америкой. Тоже практически штамп. Но, с какой Латинской Америкой сравнивать? С той, которая согласно доктрине Монро была вотчиной США (или САСШ)? Тогда между нами ничего общего. А вот, если вспомнить, что до 80-х годов международные корпорации контролировали до 80% нефтяных месторождений, а сегодня уже почти 90% перешли под национальный контроль… То да, никто не отдает наши месторождения западным корпорациям… А разговоры про «собственность среднего класса» и ее влияние на демографию… это что-то из почти забытого истмата… Можно просто посмотреть на США. Где там собственность у среднего класса? Если более 80% всей недвижимости заложено в банках…
Генеральный директор, Санкт-Петербург
Романов Николай пишет: Но вот законченного итога и вывода ни по первой части интервью, ни по второй просто нет. Т.е. не известно и даже не определено, примет или нет ''голодное поколение'' результаты 90-х
дык потому вывода и нет :D автор то в системе, потому он и НЕ МОЖЕТ вслух сказать очевидного - результаты 90-х будут обязательно оспорены. потому и второй сценарий был ну очень нечётко прописан - дух его уже витает в воздухе, и не хочется, и страшно об этом говорить. а про неизвестность в марте Греческих проблем автор по-настоящему отжёг. может, толпам аналитиков, и было непонятно, что Греция катится к дефолту. но это було хорошо понятно инвесторам, спешно избавлявшимся от греческих облигаций в частности и от евро в общем. и сейчас совершенно прозрачно и очевидно, что костяшки домино уже начали падать, и за Ирландией неизбежно последует Португалия, затем Испания, а затем... а теперь туш и фанфары... ИТАЛИЯ :) наслаждайтесь вот графичком: http://www.finnews.ru/analytics/publication/analytic_10.05.05_government_debt_deficit_3.gif долговая нагрузка у Италии такая же как у Греции. в следующем году Италии надо погасить или рефинансировать долгов на 300 млрд евро, а текущие доходности по облигациям превышают доходности Бельгийских облигаций, на которую вдруг начали ''катить бочку''. и чего вдруг вспомнили эту маленькую страну?
Директор по развитию, Екатеринбург
Владимир Шевченко пишет: - результаты 90-х будут обязательно оспорены.
Естественно, Владимир, эту несправедливость будут исправлять, но системно... понимает хозяин, что чужое украл, готов поработать на благо Родины, один вариант... не понимает, тогда другой... Это было ясно сразу, после ухода Ельцина...
Владимир Шевченко пишет: а теперь туш и фанфары... ИТАЛИЯ
Да, Италия, в данной ситуации, это важный индикатор... Но можно пофантазировать, вот возьмут Ливия+Иран+Россия+... и помогут Италии, не зря же у Берлускони такие друзья...
Владимир Шевченко пишет: Бельгийских облигаций, на которую вдруг начали ''катить бочку''. и чего вдруг вспомнили эту маленькую страну?
Это тоже показательно. Сначала маленькие пострадают... кроме Бельгии там же еще есть Латвия, Эстония... да и Румыния и прочие... сначала расскажут про их неэффективность...
Директор по рекламе, Москва

интересно зачем сырьевой экономике рассуждать о экономиках промышленных

Инфраструктура промышленных экономик построена на развитии и драйверах

Инфраструктура (инфраструктурая идея - концепт) сырьевой экономики должна быть крайне консервативна и создавать инфраструктуру сопротивления изменениям во всех отраслях деятельности, от знаний, до культуры , вводя во все инфраструктурые институты общества процедуры и культуру сопротивления изменениям.
Так называемые новые поколения это излишняя численность, которая является проблемой, но эту численность можно превратить путем мягкой геттизации в ''лишнее население со своей культурой лишних людей'', совершенно отдельное от экономики.

Кстати отсюда и гап по доходам разных по отношению к экономике слоев общества.

И никаких кризисов не будет - все будет происходить стабильно, такая двухуровневая структура общества.

Директор по развитию, Екатеринбург
Дмитрий Федоров пишет: интересно зачем сырьевой экономике рассуждать о экономиках промышленных
Все зависит от того, что Вы считаете сырьевой экономикой... Нефть, газ и, тем более, сталь это уже не сырье, а полноценный промышленный товар... ни чем не хуже iPoda''а... Сырье, в данном случае, это сырая руда, газ или нефть на скважине...
Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>автор то в системе, потому он и НЕ МОЖЕТ вслух сказать очевидного - результаты 90-х будут обязательно оспорены. Совершенно верно. Хотя с «обязательно» все-таки можно и нужно поспорить, т.к. любая система, даже постепенно обновляющаяся в возрастном плане, является стабильным образованием именно за счет обеспечения собственных интересов и интеерсов своих участников за счет поддержания баланса сил. Будучи автономным, самонастраиваемым, саморегулирующимся и самообеспечивающим собственную стурктурную и функциональную безопасность образованием. Часто в современной политологической, административной и связанной с ней экономико-финансовой литературе смена поколений в административном управлении страной или бизнесом преподносится как как чуть ли не единомоментное последовательное замещение иерархических горизонтов более молодыми в плане поколенческой принадлежности лицами в пользу выдавливания «стариков» либо на вышестоящие должности, либо вообще из системы вон. А это не верно. Смена поколений подобными горизонтами имеет место только в теоретических примерах из учебной литературы, чтобы студенты имели наглядное представление о том, что происходит. В реальности же имеет место процесс устойчивого постепенного перетекания представителей одной поколенческой группы. Т.е. нет того, что является основой дистабилизации системы, а именно накопления представителей одного из поколений в той или иной конкртеной иерархической группе, что позволяет им сформировать некую среду недовольства своим текущим административным положением. Кто-то уходит вверх, кто-то остается на месте, а кто-то даже опускается вниз. Т.е. в системе идет постоянный процесс административной конвенкции, исключающий образование группировок по поколенческому признаку. Естественно, с постепенным уходом старых поколений и передачей ими власти более молодым. Это – нормальный процесс. Что и делает систему стабильным образованием, в котором «циркуляция кадровых ресурсов» не нарушается и идет нормально, равно как и их отбраковка с учетом лояльности системе, ее целям и задачам. В результате чего такая система может функционировать неограниченно долго, вплоть до тех пор, пока не произойдут критические изменения в структуре общества, производительных, политико-социальной ситуации и т.д., когда произойдет то, что предписывается диалектикой общественного развития. А именно, смена общественно-экономических, административно-политических или бюрократических формаций. Вроде того, что произошло в СССР. Сами понимаете, в подобной сиутации, когда всевозможные олигархи, руководители предприятий, владельцы, контролеры и т.д. лица являются частью системы, интегрированными в не лицами, или лицами, интегрированными с ними (например, членами семей), полностью подконтрольными системе, встроенными в нее, зависимыми от нее и т.д., - о каком-либо переделе имущества и собственности говорить не приходится. В этом просто нет необходимости, поскольку каждый занимается своим делом и каждый новый приходящий руководитель или «системное лицо» являются по определению «своим» и подконтрольным, знающим свое место, свой круг полномочий, свой круг привилегий, возможностей, власти и ответственности. Т.е. в такой сиутации передел собственности просто не целесообразен. Исключая случаи, когда нужно «наказать» человека, решившего обмануть систему, чего она никому не прощает и репрессирует весьма жестким способом. Потому и случается это в коррумпированной административно-бюрократической системе не часто. Однако стабильной система в подобной ситуации остается ровно до тех пор, пока наличествует указанная конвекция или ее процесс не нарушается за счет образования в ней постепенно укрупняющихся группировок и образований лиц, формирующихся вокруг неких персон, становящимися формальными или неформальными «центрами концентрации» или «кристаллизации» административно-бюрократического, хозяйственного или силового влияния. Наиболее распространенным примером формирования таких «центров» является их образование по национальному признаку, когда «свои тащат за собой своих», поскольку известно, что свои по национальности (крови, родственному признаку, территориальному происхождению, общему преступному или трудовому прошлому и т.д.) не предадут. Тем более, попадая во враждебную для себя обстановку из привычной, - например, за счет выдвижения на руководящие посты из провинции в центр. Таким образом, через некоторое время каждый пришлый (хоть и формально «свой», проверенный) «чужак» в системе приводит и протаскивает в систему своих людей, формируя тот самый «центр кристаллизации», нарушающий нормальную кадровую конвекцию внутри системы по мере продвижения данного «чужака» по иерархической лестнице, по которой за собой он тащит лояльных ему людей. Объединенных, - как в рассматриваемом случае, - по одному из описанных признаков. Плюс, с обеспечением наличия связей и разнородной поддержки на «родине», т.е. в местах «происхождения» указанного лица в качестве административного или иного руководящего работника, в качестве неформального агента влияния. Естественно, что по мере продвижения такого «центра кристаллизации» вверх по иерархической линии системы, он начинает «перекрывать килород» другим «системным» лицам, в частности, не объединенным подобной системой взаимного влияния, поддержки и солидарности. Постепенно выталкивая этих «системщиков» из системы или оттирая за счет своего влияния их от возможности продвижения. Т.е. речь идет об искусственном нарушении циркуляции кадрового состава коррумпированной административно-бюрократической системы с ростом доминирования в ней «инородных» элементов, нарушении равновесия, росте непримиримости, внутренних противоречий, противостояния и т.д. Что неминуемо выражается в определенном «бюрократическом взрыве» как следствии нарушения полноценного существования системы. Последствия для бюрократии и организации государственного руководства в таких случаях бывают разными, - в зависимости от степени «болезни» и уровня «поражения» системы подобными «инородцами», а также областями, которые они контролируют на момент кризиса и размером их влияния. Старая система может устоять за счет своевременных «чисток» и «самоочищений», - правда, после которых придется наводить порядок «на местах», где подобная политика центральной власти незамедлительно вызовет недовольство и сопротивление. Или наоборот, старая система, слишком пораженная «инородцами», может рухнуть. В этом случае последствия подобной «бюрократической революции» будут весьма неприятными и для административного руководства страной, и для ее народа, и для экономической жизни. Поскольку остатки старой системы будут стремиться любым образом сохранить за собой сферы своего экономического и силового влияния. Следствием чего и станут агрессивные действия по «переделу собственности», заключающиеся фактически в попытках «новых» окончательно «дожать» «старых», обретя полный контроль над источниками их экономического, финансового, административного и силового влияния, полностью исключив их из числа потенциальных конкурентов в качестве угрозы своему утверждению во власти в стране. Вернее, в качестве основы новой системы, формирующейся чаще всего принципу старой, но с новыми кадрами, с доминированием на новых административно-географических территориях бывших «чужаков», которые «выкристаллизовались» в итоге до полноценных агентов политического и иного влияния. Вот, собственно, ситуация, как она есть. Несколько сумбурно, поверхностно, но для тех, кто занимается вопросом, что-либо дополнительно разжевывать здесь и не нужно. Все сами прекрасно все знают. Тем более, что вопрос «передела» собственности традицонно лежит и всегда лежал в плоскостях, весьма далеких от тех, что рассматривал интервьюент в приложении к будущему страны по данному вопросу. >Читая такие статьи невольно ловишь себя на мысли, как еще наши доблестные экономисты пытаются обосновать процессы в мировой и российской экономике с позиций экономической теории. Всегда следует помнить, что экономическая теория – это праматерь всех экономических наук. Глубокое и детальное знакомство с ней гарантирует возможность работы практически в любой области финансово-экономической деятельности, а также в связанных с ней областях. Так что с экономической теорией нужно «дружить», экономисту и финансисту ее нужно знать хорошо и ее нужно уважать. Другое дело, что все равно остается за пределами понимания то, почему авторы, которым просто по определению полагается глубокое с ней знакомство, дают столь странные комменатрии. Не говоря уже о том, что лица во власти или в управлении, знакомые с ней плохо или поверхностно, способны своими действиями в итоге привести к гибели что угодно. Для примера рассмотрим представленный ниже фрагмент интервью. Привожу его полностью, чтобы меня потом не обвинили в подтасовке материалов или в извлечении фрагментов из контекста. >”Можно только уверенно прогнозировать, что в течение года-двух мы обязательно увидим новые эксцессы. Один из них, кстати, чуть было не произошел в начале сентября 2010 года. Спрэды по безрисковым бумагам в понедельник 6 сентября 2010 года были такими же, как в период кризиса. Резко увеличились спрэды по отношению к другим долговым бумагам, росли цены на золото, соответственно падала доходность государственных облигаций США. Средства инвесторов направлялись в так называемые безрисковые активы. Было полное впечатление того, что вот-вот сейчас все «грохнется». Но, как затем объясняли аналитики (а они всегда объяснят любое событие, но только после того, как все уже случилось), успешное размещение португальских долговых бумаг сняло опасения инвесторов. ” Из всего описанного можно доподлинно точно говорить лишь о том, что подобная ситуация действительно имела место на международном рынке. Все остальное – мнение автора. Поскольку автор интерпетирует ее в корне неверно, чем выдает полное незнакомство с вопросом применительно к затрагиваемой тематике. Поскольку все, что произошло, следует рассматривать с точностью до «наоборот». В основе того, что имело место, лежала информации о готовящемся размещении Португалией своих бумаг. Как всегда в подобных случаях, была известна дата размещения, объем размещения и прочая сопутствующая тому информация. И нет ничего удивительного в том, что агенты, работающие на международных финансовых рынках, ждали этого размещения. Заранее и по ходу дела занимая соответствующие позиции, позволяющие им в нужный момент элементарно заработать на размещении. Как путем вложения средств на длительные сроки, так и за счет элементарных спекуляций, для чего, собственно, и нужны подобные сверхбольшие спрэды. Чтобы было побольше поле для деятельности, - место, куда можно «влезть» со своими «пятью копейками», когда придется маневрировать спекулятивными средствами. Естественно, что при этом всегда затрагиваются самые разные рыночные активы, которые хоть в какой-то степени могут быть связаны, вернее, на которых может отразиться грядущее размещение бумаг. Результатом чего и будет описанная респондентом картина, которая имела место на рынках в канун и по ходу размещения португальских бумаг. Люди просто заняли позиции и готовились к большой игре, а вовсе не ожидали очередного «конца финансового света» и не пытались его спровоцировать. Их дело – заработать на размещении и на том, что оно за собой «потянет», а не обвалить рынок, следствием чего станут потери для всех них без исключения с учетом содержания современных мулитидиверсифицированных портфелей. То, что размещение прошло успешно, как раз и говорит о том, что рынок был к нему готов и ожидал его, а его агенты в итоге также весьма неплохо на нем заработали. Вот, только и всего, что имело место. То, что описано респондентом, - это классическая расстановка сил непосредственно перед очередным размещением бумаг тем или иным государством, ТНК, МНК или неким конгломератом . Совершенно нормальная ситуация. И никакой катастрофы она не предвещает. Сугубо рабочая обстановка. Поэтому рассуждать на темы того, что сейчас вот-вот все «грохнется», может в таких случаях только человек, который просто не владеет темой. Или владеет ей на уровне учебников, т.е. теории, которой хорошо и главное – необходимо учить студентов, но которую на практике следует воспринимать с точностью до «наоборот». Т.е. вовсе не успешное португальское размещение спасло рынок от «нового эксцесса». Тем более, что никакого «эксцесса» на тот момент и не предвиделось. И принять складывающуюся ситуацию за некие грозные предзнаменования мог только весьма далекий от этих вопросов человек. Зачем же в таком случае пытаться рассматривать и интепретировать события в корне неверной интерпретации ? Тем более, что вопиющая ошибка в интерпретации в этом случае видна любому без исключения финансисту или экономисту, специализирующемуся на международных финансовых операциях или имеющего к ним касание ? Но что самое парадоксальное, - какой фрагмент данного интервью ни возьми, - к автору будут те же по содержанию вопросы. Почему он дает толкования и интерпретации либо полностью неверные, либо с точностью до «наоборот», - просто загадка. Не говоря уже об анализе разных областей, который в лучшем случае копирует отечественные СМИ. И которые никогда не отличались в своих политико-экономически-финансовых измышлениях здравым смыслом или глубоким владением ситуацией. Я просто не хочу развивать тему, чтобы были основания по ходу обвинять меня в каком-нибудь разжигании ксенофобии или предвзятом отношении к кому-либо или чему-либо. Но факт остается фактом. Что ни тезис – то вопрос к автору, откуда он это мог взять ?
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии