Бизнес-школа Гарварда: не только учеба

Роман Нагаев, Harvard Business School, MBA'97:
Звонок с просьбой написать о своих впечатлениях от Гарварда застал меня во время встречи выпускников моего класса по случаю пятилетия окончания бизнес-школы. Я, конечно же, согласился, поскольку мне и самому интересно записать свои впечатления, пока я еще что-то помню.

Как я принял решение поступать?

Впервые я задумался о поступлении в бизнес-школу, учась на втором курсе Московского финансового института (теперь - Академии), в 1988 году. В то время в Советском Союзе только-только приоткрылся «железный занавес», хотя для поездок заграницу все еще требовалось «разрешение на выезд» из ОВиРа. Я тогда проводил много времени в Библиотеке иностранной литературы, писал курсовую работу по политэкономии капитализма. Во время работы над курсовой случайно наткнулся на объявление об информативной лекции какой-то американской ассоциации на тему обучения в вузах США. Прослушав эту лекцию, я загорелся идеей поехать учиться в Америку.

На тот момент я ни разу в жизни не был зарубежом, а хорошая зарплата выпускника московского вуза в переводе на валюту не превышала пятидесяти долларов в месяц. Поэтому желание поехать учиться за границу было продиктовано не только академическим интересом, но и чисто экономическими соображениями.

Тогда еще не было открытого доступа в Интернет, и информацию о поступлении в бизнес-школы можно было получить только из книг - американских справочников, которые все та же ассоциация разместила в специально отведенном уголке библиотеки. Начитавшись этих справочников, я понял, что для поступления в бизнес-школу требуется как минимум двухлетний опыт работы, так что мне пришлось отложить на некоторое время попытку поступления.

Как раз в то время в СССР начало развиваться частное предпринимательство - были приняты законы о кооперативах и о малых предприятиях. Я подумал, что многим было бы интересно узнать о том, как поехать учиться в Америку. Тогда я, зарегистрировав малое предприятие, перевел на русский язык и обобщил то, о чем прочитал в библиотеке. Дав рекламное объявление в газету, я стал продавать пособия «Как поехать учиться в США» по почте. Большого бизнеса не получилось, но для студенческой стипендии это дало ощутимую прибавку. Еще было приятно получить несколько благодарственных писем от покупателей. К тому же это предприятие заставило меня досконально изучить порядок поступления в американские вузы.

Карьера до школы и поступление

Снова я вернулся к вопросу поступления в бизнес-школу лишь через четыре года. После окончания Финансовой академии встал вопрос – заниматься бизнесом в России или стремиться сделать карьеру в западных компаниях. На тот момент я выбрал второе. Мне посчастливилось поступить на работу в международную консультационную фирму McKinsey. Как это произошло – отдельная история, но после года работы там поступление в бизнес-школу было вполне естественным продолжением карьеры. Среди моих коллег в McKinsey было много выпускников лучших бизнес-школ, и я с ними советовался, когда готовил свои документы осенью 1993-го. Они же написали мне рекомендации и помогли в выборе школы. По-моему, написано много книг и пособий о том, как поступать, писать сочинения-эссе, готовиться к тестам. Поэтому не буду это подробно описывать, скажу лишь, что потратил довольно много времени и на подготовку к тестам (занимался по пособию Barron’s), и на написание эссе (от первой до окончательной версии прошло месяца три).

В начале 1994-го я получил первое извещение – о поступлении в Wharton. Это было очень знаменательное событие – ведь я давно мечтал попасть в бизнес-школу. Гарвард и Стэнфорд приняли меня через месяц, но на обучение лишь с осени 1995-го. Там посчитали, что мне будет полезен еще год профессионального опыта – на тот момент я проработал в McKinsey только полтора года. Финансирование обучения в бизнес-школе мне обеспечила все та же компания McKinsey в виде кредита, который я не должен был погашать в случае возвращения в компанию. Вообще я многим обязан компании McKinsey и людям, с которыми там работал. Со многими я поддерживаю дружеские отношения и по сей день.

Я выбрал Гарвард, а не Стэнфорд или Уортон, по совету старшего партнера McKinsey из-за трех основных факторов. Во-первых, известный брэнд и высокая репутация школы в мире бизнеса. Во-вторых, обширная и хорошо организованная сеть выпускников. В-третьих, методика обучения, которая требует от студентов активного участия в обсуждении учебного материала.

Первый курс

Проработав еще год, я прибыл в Бостон в конце августа 1995-го года в состоянии легкой эйфории и в предвкушении новой интересной жизни. Мне еще не исполнилось двадцати пяти, и казалось, что теперь весь мир у моих ног.

Одним из первых впечатлений был кампус – аккуратные, в стиле девятнадцатого века красно-белые здания утопали в зелени деревьев и газонов. Чувствовалась атмосфера спокойствия и сосредоточенности. Мне так понравилось в кампусе, что я в итоге прожил там в общежитии оба года.

Из разговоров с коллегами перед отъездом в бизнес-школу у меня сложилось впечатление, что в Гарварде процветает жесткая конкуренция между студентами, а учиться довольно трудно из-за большой нагрузки и непривычной системы обучения. Наверное, большинство читателей знает, что Гарвард известен своей методикой обучения на основе «кейсов», или примеров реальных ситуаций из мира бизнеса. Прочитав эти 20-30-страничные материалы, студенты в группах по 80-90 человек обсуждают их в классе. При этом в большинстве случаев редко имеется единственный правильный ответ, или даже полная информация для принятия решения. Мне, привыкшему к дидактичному методу российского образования, было довольно непривычно поначалу, но к середине первого семестра я приспособился. На первом курсе в Гарварде – обязательная программа, одинаковая для всех студентов, и многое из того, что мы проходили, мне уже было известно по предыдущей учебе и опыту работы, так что собственно учеба не была очень интересной.

Однако, как я потом понял, учеба не является самым интересным или полезным аспектом пребывания в Гарварде. Главное – это общение с людьми: однокурсниками, преподавателями или приглашенными лекторами из мира бизнеса. От них можно узнать не меньше, чем из учебников. Деловые и личные контакты окажутся в будущем гораздо нужнее, чем знания, тебе уже известные, либо те, что забудешь вскоре после окончания или получишь на более профессиональном уровне на будущей работе. Поэтому я бы советовал будущим студентам как можно больше общаться вне занятий. Благо, для этого есть масса возможностей: клубы по интересам, конференции, спортивные соревнования, разного рода вечеринки и т.д. Я немного утрирую – конечно же, многое из того, чему я учился, расширило кругозор и дало общую базу понимания экономики и бизнеса.

Система оценок в Гарварде такова, что студенты оцениваются по отношению друг к другу. По каждому предмету лучшие 20% класса получают высший балл – единицу, а худшие 10% - тройку. Остальные 70% «середнячков» - двойку. Такая система, безусловно, стимулирует соперничество между студентами. Однако, вопреки ожиданиям, все оказалось не так страшно, как мне представлялось – между однокурсниками складывались дружеские отношения, а учиться было вполне по силам. Еще один стереотип о Гарварде – это то, что все, кто туда поступил – «семи пядей во лбу», что тоже не подтвердилось. Большинство – такие же, как основная масса студентов любых других вузов, и лишь 5-10% действительно выделяются на общем фоне. На мой взгляд, характерной чертой, которая отличает студентов Гарварда, является высокий уровень амбиций (в хорошем смысле) – большинство студентов хочет добиться больших высот в бизнесе, а школа активно поощряет это стремление «to make a difference».

В первом семестре довольно много времени уходило на учебу, а также на спорт – я выступал за школу на соревнованиях по футболу и волейболу. Вообще, в кампусе постоянно происходило столько интересного, что времени на всё катастрофически не хватало. Как я позже осознал, я недостаточно серьезно подошел к процессу поиска летней практики. Действительно, я не был уверен, хочу ли вернуться обратно в консалтинг, и вообще, чем заниматься после школы. Хотелось многое попробовать. Большинство же компаний, нанимающих студентов на летнюю практику, хотят видеть кандидатов, которые уверены в том, что хотят работать именно на данную компанию, и могут это обосновать. Поэтому я бы советовал студентам заранее очень серьезно готовиться к каждому собеседованию с каждой компанией: изучать бизнес компании, ходить на презентации, говорить с выпускниками Гарварда, работающими в этих компаниях, репетировать ответы на стандартные вопросы. В итоге я нашел летнюю практику только к концу первого курса, но зато сразу в двух компаниях – в инвестиционном банке и в инвестиционном фонде.

Второй курс

В начале второго курса я впервые в жизни ощутил новое для себя чувство – свободы выбора того, чем я хочу заниматься и где хочу жить. Я открыл для себя все многообразие дорог, которые мог бы выбрать по окончании школы...

При подготовке статьи использованы материалы Begin.ru

Источник изображения: hbs.edu

Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Новости образования
МИРБИС проведет презентацию программ МВА и ЕМВА 27 января

Вы узнаете, как выбрать программу обучения и сделать эффективными вложения в МВА образование.

МИРБИС запустил акцию с новогодними скидками на обучение

Поступающие на программы МВА и Executive МВА могут получить скидку до 110 тыс. руб.

В Сколково рассказали об изменениях в бизнес-образовании в 2021 году

Бизнес-школа Сколково перейдет к стопроцентно цифровому пути ведения бизнеса уже в 2021 году.

Названы топ-50 крупнейших игроков на российском рынке онлайн-образования в 2020 году

Суммарная выручка EdTech-компаний в 2020 году выросла почти в два раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Число самозанятых в Москве в 2020 году выросло в 2,5 раза

Всего в столице зарегистрированы 30% от общего числа самозанятых в России.

Количество безработных снизилось на треть с сентября

В Правительстве заявили, то возвращение ситуации на рынке труда к докризисным показателям – приоритетная задача.

Приглашать бывших сотрудников вернуться за последний год стали чаще

Каждая третья компания в течение последнего года приглашала уволившихся сотрудников вернуться на прежнее место.

Названы самые востребованные профессии декабря в России

Количество вакансий в сфере транспорта и логистики в декабре выросло на 25% по отношению к ноябрю.