Александр Соколов: Миф о любимой работе

Александр Соколов

Это история крушения личного мифа о любимой работе. Искренний рассказ, о том, как легко заблудиться в собственных страхах и предрассудках. Хотя выход где-то совсем рядом. Рядом физически, но бесконечно далеко по ощущениям…

Я не претендую на понимание мировых законов о любимой и нелюбимой работе (и верю, что таких законов не существует). Поэтому стараюсь не использовать в тексте утверждения от лица всего человечества. «Мы всегда поступаем, мы все делаем…». Я знаю, как легко говорить от лица многих, но как трудно - от себя самого.

Около года назад я выступал перед студентами в своем родном университете. Я рассказывал о том, как важно найти себя, понять свои желания. И после этого направить их в какое-либо профессиональное русло, руководствуясь при этом «хочу», а не «надо». Один из студентов спросил меня: «А что, есть люди, которые делают только то, что им нравится? И они получают за это деньги?».

«Да, конечно! Я знаю их лично! Зарабатывать деньги, занимаясь только любимым делом - это не миф, а результат работы над собой». И, кажется, нужно приложить немного усилий - понять свои желания и возможности, разработать на их базе уникальную стратегию - и дело сделано! Получалась очень простая и технологичная HR-мантра: оставь нелюбимое дело и найди то, что тебя действительно интересует.

Мы годами слышим: «Измени свои мысли, измени свое поведение». Все же подобные установки редко меняют наши привычки, особенно если мы сердиты на себя, если нас сковывает чувство страха перед будущим. В конце концов мантра «Просто сделай это» приносит чувство вины, а не успеха. © Марша Рейнольдс, из книги «How to Outsmart Your Brain»

В тот момент я был уверен, что одним из лекарств от нелюбимой работы является собственный бизнес. Свое дело, свободное от боссов-самодуров и коллег-карьеристов. Мои знакомые-бизнесмены были живым олицетворением этой идеи. Свободные и увлеченные, счастливые и финансово независимые.

Но чем больше я погружался в эту тему, чем больше общался с людьми, подходящими под образ «занимающихся только любимым делом», тем больше появлялось вопросов. Ответы на которые покрывали трещинами идею о легком обретении «работы с удовольствием». Я с удивлением понимал, что за внешним благополучием очень часто скрывается глубокая неудовлетворенность и тоска.

Удивление переросло в разочарование и шок, когда разбилась моя собственная иллюзия любимой работы. Мне казалось, что мой бизнес стал результатом тщательного внутреннего анализа и понимания своих истинных желаний. В реальности все оказалось иначе…

Мне стоило большого труда признаться себе, что мой идеал и то, от чего я убегаю - нелюбимая и неинтересная работа - находятся в рамках одного стереотипа. Интуитивно я ощущал, что пытаюсь решить проблему способами, которые по сути и создали ее! И обретенный идеал все равно оставался для меня «работой» - необходимым и приемлемым злом.

На работе, более чем и какой-либо другой деятельности человека, свобода подвергается существенному риску. Разве все мы не ощущаем цепей, которые сковывают нас на работе? Цепи: «должен», «нужно», «делай, а не то!» — это цепи страха и давления извне. Широко распространено такое определение работы; «это то, чем я никогда бы не занимался, если бы мог выбирать». © Тимоти Гэллвей, из книги «Работа как внутренняя игра«

На такой «работе» я был осликом, подневольным существом с рождения. У него есть хозяин, который гонит животное плетью и криком к своим целям. Идеалом работы для такого ослика являются лишь более комфортные условия труда: плеть помягче и корма побольше. А если хозяин повесит перед носом морковку - видимую (но недостижимую) награду, то несчастный ослик будет впахивать еще сильнее!

В какой-то момент ослик может взбунтоваться и сбросить своего хозяина на землю. Для меня таким бунтом стало создание собственного бизнеса. Но в реальности оказалось, что хозяин ослика - это вовсе не внешний поработитель. Это не toxic boss, и даже не компания-тюрьма. Хозяин - это часть меня самого. Мои внутренние ограничения и страхи, защитные установки моих родителей и общества в целом.

Поэтому имея собственный бизнес, я по-прежнему оставался осликом. Моя внешняя свобода была лишь статусом в глазах окружающих. Она не стала свободой внутренней, исходящей от глубинного ощущения ценности самого себя. Очень хорошо об этом пишет известный психолог Виктор Франкл - человек прошедший через лагеря смерти, но оставшийся по-настоящему свободным!

Франкл взращивал в себе свою маленькую, едва зародившуюся свободу, пока та не выросла и не сделала его более свободным, чем охранявшие его тюремщики. У них была большая внешняя свобода – большая свобода действий, большие возможности выбора, он располагал большей внутренней свободой – внутренней силой для реализации своих возможностей. Франкл сделался вдохновляющим примером для всех, кто окружал его, даже для некоторых охранников. © Стивен Кови, «Семь навыков высокоэффективных людей»

Этот пример еще раз доказывает, что можно радоваться жизни и творить даже в самых ужасных условиях. И наоборот. Ни рост доходов, ни собственный бизнес не сделали меня счастливее. Все эти атрибуты «успеха» не помогли мне осознанно управлять своей жизнью.

Скорее они стали золотой клеткой для моих истинных желаний и творческого потенциала. Всего того, что можно назвать внутреннее или истинное Я. А вокруг него лежит иное пространство - «социальное Я». Это и есть настоящий хозяин ослика. Его кнут - огромный ворох стереотипов и защитных установок, многочисленные «надо» и «невозможно». А недостижимая морковка - чужие цели, социальные идеалы и обещания.

Сейчас я понимаю, что при поиске «любимой работы» фокус моего внимания был только на внешнем уровне. Внутреннюю неудовлетворенность я пытался заглушить социальными благами. Деньги и предметы роскоши компенсировали нехватку любви, принятие и понимание подменились статусом и властью.

Я отправился искать «Хочу» в страну «Должен». Искать любви и свободы там, где их в принципе не существует. В моем подсознании были очень жесткие установки: «Я должен работать, чтобы зарабатывать деньги. Я должен работать, чтобы заслужить признание родителей и окружающих меня людей. Работа - это бремя, которое я несу, чтобы жить на этой земле».

Образ этого бремени начал формироваться еще в далеком детстве. Я наблюдал за поведением моих родителей, многочисленных родственников и понимал, что «работа» - это что-то ужасно неприятное, но необходимое для жизни. У меня всегда возникал вопрос: «Неужели нельзя что-то изменить к лучшему?». Но для взрослых работа была своего рода «новым платьем короля»…

Верил ли я, что это бремя можно сделать любимым? Конечно, нет. Казалось, что этот негативный образ намертво въелся в мое подсознание. И корни его не только в детстве. Такое ощущение, что они уходили глубоко в поколения - в коллективное бессознательное. В котором, похоже, хранится не самая позитивная информация о слове «работа».

Помните, в школьной литературе был такой термин - «говорящая фамилия»? Что может рассказать о себе само слово «работа»? На эту тему в Рунете есть множество шутливых высказываний. В форумах и блогах часто с усмешкой пишут о «наемной РАБоте», «работе от слова раб». Но в каждой шутке есть доля шутки:

Вопрос: Здравствуйте! Объясните пожалуйста происхождение слова «работа»
Ответ: Согласно «Историко-этимологическому словарю русского языка» П. Я. Черныха древнерусское работа/робота означало 1) рабство, неволя; 2) служение; 3) труд, работа. Только после XVII века слово работа в общерусском языке получило постоянную форму с а после р и устойчивое значение «трудовая деятельность, труд». Общеславянской была форма *orbota, образованная с помощью суффикса -ot-a (ср. льгота) от общеславянского корня *orbъ (ср. раб, землероб).
© Служба русского языка

Можно обратиться в недалекое прошлое нашей страны. В СССР было все очень просто: либо ты работаешь, либо занимаешься тунеядством. Я неоднократно слышал от старшего поколения, что в советские годы вообще не существовало понятия «любимая работа». На работе ты исполняешь свой гражданский долг, а интерес и любовь - это уже хобби в свободное время (которого ничтожно мало).

Может быть это только наш российский опыт? Последствия веков крепостничества, годов советской власти с ее трудоднями и директивной системой трудоустройства?

Практически во всех индоевропейских языках, слово «трудиться» первоначально означает «остаться без родителей», т.е. быть обреченным на нужду, тяжелое существование, мучение, тяготы, повинность, боль, трудность (например, немецкое «arbеit», готское «arbas», французское «travail», латинское «labor»). В английском языке слово «labour», также означает усилие, жизненные заботы, состояние изнурения, тревоги, страдания и даже родовые муки. © khit.ru

Это удивительно, но мученичество имеет благородный орел во многих культурах и религиях. «Сегодня ты страдаешь, но когда-нибудь потом будет тебе счастье». В этом есть что-то привлекательное - ощущать себя несчастной жертвой злобного мира :)Это снимает ответственность за свою жизнь, позволяет эффективно манипулировать окружающими людьми.

Существует ли реальное влияние этого опыта на отношение к работе в наше время? Если рассматривать мой личный пример, ситуации моих знакомых, друзей, клиентов - то несомненно. Получается, что физическая реальность уже давно изменилась, а психологическая еще нет. И призрак былого рабства бродит по планете :)

Подобный «груз из прошлого» был бы пустяком, если бы не относился к теме работы. Ведь работа - это гораздо больше, чем просто способ зарабатывания денег. Она может стать социальной «маской» человека. Полностью срастаясь с его Я. У меня была подобная ситуация несколько лет назад. Когда жизнь полностью отождествилась с работой и моя профессия стала отражением меня самого.

Можно бороться с таким отождествлением. Пытаться построить стену между работой и остальной жизнью. «Да, я не жду от своей работы удовольствия и радости, я просто покупаю их на заработанные деньги в свободное время». Но нелюбимая работа, как спрут - проглатывает жизнь по кусочкам. Я помню, как однажды подсчитал сколько времени занимает работа в моей жизни. Получилось около 70%. Остальное время - это сон и выходные…

Но фактически или косвенно (транспорт, overtime) потраченное на работу время - это только часть айсберга. Ведь если рассматривать работу, как средство получения денег, то остальная часть жизни во многом зависит от них. Выходные, отпуск, вечернее время. Причем это не только прямая зависимость. Ведь если на работе есть негатив, то он неминуемо «отравит» и остальные сферы жизни.

Я помню, что раньше была очень распространена идея «полноценной жизни на пенсии». Тогда люди верили, что когда-нибудь потом - «на пенсии» - будут жить для себя. «Сейчас мне нужно много работать, а отдыхать и получать удовольствие буду на пенсии».

Но ситуация изменилась. И дело даже не в том, что в России пенсия ниже уровня «выживания». Проблема в том, что если годами подавлять свои мечты, то можно просто разучиться мечтать. Разучиться получать удовольствие от жизни. Разучиться жить.

Для более молодого поколения такой «пенсией» стала непыльная и спокойная работа. Очень популярный вариант, когда человек работает в известной западной компании, а потом переходит в российский noname. В западной мясорубке из него выжимают все соки, а взамен дают «супербренд» в резюме.

Мне кажется, что попытка отложить жизнь и удовольствие на потом - это лишь иллюзия. Я очень хорошо понял это на своем собственном примере. В жизни просто не существует «потом». Есть только «здесь и сейчас». И весь вопрос в ощущении ценности жизни. Если я ценю каждую ее секунду, то ничего важнее настоящего не существует.

Будущее - это худшая из всех абстракций. Будущее никогда не приходит таким, каким его ждешь. Не вернее ли сказать, что оно вообще никогда не приходит? Если ждешь А, а приходит Б, то можно ли сказать, что пришло то, чего ждал? Все, что реально существует, существует в рамках настоящего. © Борис Пастернак

Когда-то я услышал поговорку: «Жить, чтобы работать. Или работать, чтобы жить?». Предполагалось, что второй вариант - более правильный и продвинутый. Но в чем их кардинальное отличие? Либо большее зло, либо меньшее. Но все равно зло. В психологии это называется выбор без выбора :)

Возможен ли другой выбор? Можно ли обеспечивать себя и свою семью в совершенно другом формате? Занимаясь только любимым делом? От одной этой мысли появляется куча страшилок и предубеждений. Может быть, эти страхи возникли не случайно? Некоторые ученые считают, что они являются естественным защитным механизмом в обществе. Защитой от хаоса и нулевой эффективности социальной системы.

Экономисты, ратующие за введение гарантированного годового дохода, обязательно столкнутся с возражением, суть которого заключается в том, что если упразднить принцип «работать, чтобы не голодать», то большинство людей стали бы лодырями, которые просто-напросто отказались бы от любой работы.

Однако это совершенно не соответствует истине. Существует огромное количество доказательств того, что человека отличает врожденная тяга к труду, к активной деятельности и праздность — это патологический симптом. © Эрих Фромм, «Революция надежды»

Я на 100% разделяю уверенностью Фромма, что у большинства людей есть огромная тяга к созиданию и творчеству. Это очень глубокая и сильная потребность. Она проявляется даже когда человек измучен нелюбимой работой и готов «всю жизнь лежать на диване». В большинстве случаев жажда творчества появляется уже через пару недель «ничего неделания».

Для меня было важным полностью изменить свое отношение к работе. Придумать ее заново! Не просто избегать этого слова с «тяжелым прошлым», а изменить внутреннее отношение к тому, что я делаю и зачем. Говоря словами Тома Питерса - Re imagine it!

Обретение работы или компании своей мечты - это не вызов обществу. Не попытка изменить к лучшему весь мир с его социальными стереотипами и нормами. В первую очередь, это вызов самому себе. Своим страхам и ограничениям. Это шаг в темную пещеру, имя которой «Истинный Я».

Иногда этот шаг может быть очень непростым. Любые личностные изменения всегда сталкиваются с сопротивлением. С противниками изменений. С теми внутренними частями, которым выгодна нелюбимая работа и положение «жертвы злобного мира». Поэтому реализация своей мечты - это тоже работа. Внешне она может выглядеть легкой, сложной, интересной, скучной. Но главное - это внутреннее ощущение, что она твоя!

Раньше я очень не любил вставать рано утром и ехать в тесном метро на работу. Меня это жутко утомляло и лишало творческой энергии. К моему удивлению, сейчас я встаю еще раньше. Встаю с желанием делать то, что действительно хочется. И когда я еду на метро на встречу или тренинг поездка проходит незаметно.

Если в начале действия есть понимание «Зачем мне это нужно?» и «Хочу ли я это делать?», то даже самые сложные вещи можно пройти с легкостью. Но эта легкость не может появиться «на раз». Осознанное управление своей жизнью, реализация своих мечтаний - все это навыки, которые формируются постепенно, шаг за шагом.

Я уверен, что человек проходит этот путь неслучайно. Через преодоление страхов, принятие своих «несерьезных» желаний и «неправильных» мечтаний я познаю себя самого и окружающий мир. Обретаю личностную целостность и зрелость. Возможно, иногда это нелегко и даже больно. Но мне проще подняться и воспрянуть духом, если я вижу в этом пути смысл. Смысл моей жизни.

В завершении приведу слова одного из моих учителей, тренера личностного роста Ирины Щевцовой:

Работа – это тяжкий груз, который ты тащишь через всю свою жизнь. А как же иначе? Ведь чем больше надрываешься, тем больше получаешь!

Поэтому я не работаю. Я делаю то, что мне нравится, доставляет радость и моральное удовлетворение. Оказывается, за это получаешь во много раз больше. Верю, что, когда каждый будет делать то, что ему нравится, начнется процветание. © Ирина Щевцова


Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Собрать школьника к учебному году стало дороже в среднем на 11,4%

Основа «продуктовой корзины» школьника на маркетплейсах подорожала за год.

Как профессии влияют на состояние здоровья россиян

Чаще всего влияние профессии на здоровье отмечают HR-ы, юристы и IT-специалисты.

Половина родителей школьников берут отпуск в августе, чтобы собрать ребенка в школу

Затраты на расходы для подготовки к школе в этом году начинаются от 15 тыс. руб.

Сеть «Вкусно — и точка» приняла на работу более 10 тыс. новых сотрудников

Количество поданных заявок на трудоустройство превысило 68 тыс. за два месяца.