Кризис – пути отхода

Как у нас любят ярлыки и громкие слова. Кто только в последнее время не употреблял в своем разговоре существительное «кризис» в отношении экономики мира и, в частности, России, с начала 2008 года ставя рядом вопросительный знак, а в конце года многоточие… Большинство предполагает, что с начала 2009 года рядом необходимо ставить восклицательный знак (а то и три), да еще и добавлять «Караул!!!».

Это грамматическое вступление, по моему мнению, четко характеризует отношение наших граждан к происходящему в экономике и особо подчеркивает социальный аспект российского кризиса. Если в США и других странах о коллапсе по большому счету задумываются в основном правительства, крупные компании и в меньшей степени люди, боящиеся потерять не работу, а, скорее, тот достаток, которым они обладали в «докризисные времена», то в России социальная составляющая гораздо сильнее.

По привычке у нас в государстве считают что «лучше перебдеть, чем недобдеть». По этой причине, в отличие от всего мира, у нас растут цены почти на все товары и услуги (а вдруг завтра будет хуже, надо сейчас ухватить последнее). По этой же причине идут повальные увольнения в среде «белых и синих воротничков» (с одной стороны, подстраховка и уменьшение компаниями неэффективных затрат, а с другой – «под шумок» освобождение от неугодного балласта), причем такими темпами, что впору задуматься не о кризисе, а о конце света. По этой же причине обвально падает потребление (пустеют не только бутики, но и торговые центры), по данным СМИ, на треть уменьшилось в Москве количество автомобилей на дорогах и на 200 тыс. человек – ежедневный пассажиропоток в метро (Дмитрий Гаев в интервью газете «Взгляд» 19.03.09). По этой же причине ситуация близка к социальному взрыву, и правительство судорожно, не планомерно и не системно, а значит, менее эффективно, пытается решить вопрос, делая примочки в виде денежных вливаний в особо напряженных областях.

Винить в данной ситуации некого, так как ошибались все. И государство в целом, решая социальные вопросы не системно, а компаниями, думая, что энергоносители – «наше все», всегда будут в большой цене и в спросе, превышающем реальное предложение. И Минфин, в частности, вкладывая накопленные средства в экономику других стран, как оказалось, не таких и устойчивых. И Минэкономразвития, строившее экономику от экспорта энергоносителей. И Минпромэнерго, непонятно, за что, так как непонятно, за что вообще оно отвечает, а должно, как минимум, переориентировать промышленность с добычи сырья на дальнейшую более глубокую переработку и высокотехнологичное производство. И граждане, порой закладывающие в свои расходы будущие доходы, которым теперь уже, возможно, и не сбыться. Ведь каждый из нас, покупая квартиру ли, машину ли, не задумывался, а потяну ли я эту покупку в долгосрочном периоде, нет, каждый думал: «ну и что, что дорого, но будет-то дороже».

Цепочка «виноватых» не зря замыкается гражданами, ведь, в конечном итоге, не для самого факта производства выпускается продукция, не для простого существования работают промышленные предприятия, а для того, чтобы эти компании насыщали рынок продукцией, товарами и услугами, для того чтобы удовлетворить растущие потребности социума. А роль государства в общем и правительства, в частности, – активное участие в процессе производства и справедливого (без «шариковщины») распределения, была причудливым образом искажена.

И что мы видим сейчас? Опять, как в эпоху «дикого капитализма», впереди – одна неопределенность. Опять приходится вспоминать старинное российское занятие – «затягивание потуже поясов». А ведь уменьшение потребления (потребностей) – это стресс отдельного индивидуума, и при объединении с такими же системами возрастает вероятность взрыва социального. Хотя потребностям среднего россиянина неуловимо далеко до нужд среднего американца.

Наиболее сильный стресс, а значит, первейшая причина общей неудовлетворенности властью, по данным соцопросов, – не разгул преступности и даже не коррупция, а бытовая жилищная неустроенность. Чего стоит крылатая фраза Воланда о москвичах, испорченных жилищным вопросом. Булгаков был неправ в одном – не москвичи, а почти все россияне на данном этапе в той или иной степени обременены жилищным вопросом, от олигарха, который не может купить квартиру с определенными данными по «справедливой» цене, которую он найдет в Лондоне, до простого россиянина, который не может приобрести ничего. Судите сами, сегодня на одного европейца приходятся около 36 кв. м жилой площади, на американца – по разным данным, от 50 до 70 кв. м, в среднем по России этот показатель равен 20,5 «квадратов». И даже с учетом реализации приоритетного национального проекта «Доступное и комфортное жилье – гражданам России», в соответствии с которым в 2006–2010 годах будет реализована программа по строительству энного количества квадратных метров (до 80 млн кв. м в год), средний россиянин может рассчитывать не более чем на 21,5 «квадрат» (правда, и это неплохо – в не столь отдаленном прошлом наш гражданин проживал в почти вдвое более стесненных условиях).

Именно поэтому выход из кризиса (раз) и значительное снижения градуса социальной напряженности (два) видится в помощи государства строительной отрасли (жилищное и дорожное строительство, коммерческая недвижимость и так далее). Размеры помощи точно назвать невозможно, единственно, можно утверждать, что бесконтрольные вливания в эту отрасль принесут скорее вред, чем пользу. Взять, к примеру, решение о выкупе недостроенного (читай, неликвидного по своей стоимости, а потому и не реализованного) жилья. Огромные субсидии просто растворятся в недрах строительных монополий и будут «распилены особо приближенными» физическими и юридическими лицами.

Государству – ни одному из его органов – не стоит поступать подобным образом. Непоправимый вред будет нанесен рынку жилья, а через него – экономическим отношениям и самой власти, в виде разрастания «язвы коррупции» и недоверия к правительству. Все утверждения о том, что строительная отрасль будет стагнировать, безосновательны и зиждятся на элементарном желании получить сверхприбыль сейчас, не меняя правил игры и не прилагая дополнительных усилий. Любой экономист скажет, что арбитражная ситуация не может продолжаться сколько-нибудь существенно долго, по-простому «свято место пусто не бывает», и на место несостоятельных крупных строительных гигантов, например, в Москве, придут более мелкие, но не менее опытные компании из регионов.

Правительство Российской Федерации могло бы уже сейчас, действуя на перспективу, наметить план развития строительной области, которая, по примеру Соединенных Штатов Америки в период «Великой депрессии», способна стать локомотивом экономического роста. Одним из вариантов точечного воздействия на строительную индустрию может быть принятие государственного плана (государственной программы). Не отвлеченного или лозунгового характера, как в случае с планами «Каждой семье – отдельную квартиру» или «Доступное жилье», которые не были основаны на реальных решениях, но были поручены кругу лиц, прямо в реализации программ не заинтересованных. А программу с набором конкретных мер и персоналий. Например, создание госкорпорации (как ни дискредитировало себя данное сокращение, но более удобного не придумано), а точнее, нескольких, в структуре единого холдинга.

Государственная корпорация, обладая управляющей функцией по отношению к двум направлениям своей деятельности, производственному и имущественному, осуществляла бы общее руководство и координацию усилий в едином русле. Руководитель компании должен иметь статус не ниже заместителя министра (например, промышленности и торговли) для оперативного решения многих бюрократических вопросов, обязательно возникающих в процессе хозяйственной деятельности, а также для повышения статуса самой корпорации и государственной программы в целом.

Первое и наиболее крупное предприятие (по численности персонала и объемам производства), условно названное «Строительный комплекс», должно обладать необходимым набором средств (господдержка), разрешительной документацией (лицензии, техническая документация, техпланы и задания и другое), а также набором специалистов и квалифицированных кадров, позволяющих, как непосредственно, так и в лице своих дочерних предприятий:

  • осуществлять промышленное и гражданское (жилищное и социально-бытовое) строительство, а также прочие инженерные сооружения (дороги, в том числе железные, трубопроводы, коммуникации, в том числе ЛЭП и связь) и другое;
  • брать на себя функции и генподрядчика, и представителя гензаказчика (государства);
  • производить для собственных нужд и реализовывать строительные материалы и услуги;
  • выступать в качестве учредителя при создании предприятий строительной и смежных с нею отраслей;
  • иное, входящее в сферу интересов государства в области строительства.

Создание на данном этапе компании заново видится более перспективным, чем реорганизация на базе существующего предприятия (например, федерального, муниципального или выкупленного государством), так как позволит избавиться от связей и зависимостей неэкономического характера. Но в дальнейшем не исключена реорганизация (присоединение) или выкуп иных единиц в рамках строительного холдинга, особенно по территориальному признаку (филиалы и представительства в регионах).

Вторая госкомпания организационно выглядит чуть сложнее первой, но это обусловлено спецификой ее деятельности. Итак, по моему мнению, необходимо создание имущественной компании «Имущественный комплекс» (условное название, характеризует сферу деятельности). На балансе данного предприятия должны находиться все материальные (а возможно, и некоторые нематериальные) активы предприятия «Строительный комплекс» и иных, входящих в структуру строительного холдинга. Как будет передано имущество в собственность предприятия «Имущественный комплекс» – это отдельная тема. Возможно несколько вариантов:

  • вклад в уставной капитал государственного имущества и денежных средств (финансирование реального сектора);
  • покупка и выкуп на кредитные государственные и/или собственные средства, в том числе лизинг;
  • участие в реприватизации (национализации) убыточных компаний, участие в конкурсах;
  • получение залогов, секьюритизация рисков (сертификаты недвижимости, ипотечные агенты);
  • аренда, в том числе финансовая;
  • иные способы владения, пользования и оперативного управления, допустимые действующим законодательством.

Основным видом деятельности компании «Имущественный комплекс» стало бы эффективное управление имуществом, собственным и переданным в управление. Весь или почти весь перечень имущества – это материально-техническая база «Строительного комплекса», которая передается ему в аренду или в управление (например, незавершенное строительство). Показателем эффективности должна стать не доходность на единицу активов (она может быть запредельной, так как компания «Имущественный комплекс», передавая имущество в аренду «Строительному комплексу», может рассчитывать на сверхприбыль в качестве монополиста), а некий коэффициент, завязанный на себестоимости конечного продукта. Чем ниже себестоимость продукта (например, квадратного метра жилья), тем эффективнее управление имуществом. Возможна даже бесплатная аренда строительного имущества и оборудования «Строительного комплекса» для реализации социальных проектов и покрытие убытков по содержанию этого имущества за счет прибыли, полученной от реализации коммерческих планов.

В перспективе возможна передача недвижимого имущества в закрытый паевой инвестиционный фонд недвижимости (ЗПИФН) под управлением опытной управляющей компании (возможно, и с государственной долей). Такое решение позволит уменьшить налогообложение, что, в свою очередь, сыграет положительную роль в уменьшении стоимости, опять же, конечного продукта (квадратного метра жилья, погонного метра дороги и так далее).

К оживлению промышленного и гражданского строительства приведет и следующее вполне логичное действие государственных структур, а именно, размещение гарантированного заказа для нужд стройиндустрии в смежных отраслях. Например, в металлургии и металлообработке, как в черной (арматура, сортовой и листовой прокат и другое), так и цветной (кабели, легкие конструкции, профили и так далее). Использование аукционов и конкурсов при этом поможет достичь двойной цели: удешевление конечного продукта без ухудшения потребительских свойств и получение выигравшим конкурс предприятием госзаказа, что позволяет обеспечить занятость работников и загруженность оборудования.

В настоящий момент от 25% до 50% продукции заводов черной металлургии – это товары для строительного комплекса: сортовой прокат для железобетонных изделий и конструкций, тонкий лист для покрытий и отделки так далее. Кроме того, можно в эту группу товаров и изделий включить продукцию машиностроения, а именно, строительную технику и оборудование, грузовой транспорт и тому подобное. В итоге получим от 60% до 70% продукции черной металлургии, задействованной прямо или косвенно в строительной отрасли. Примерно такие же цифры и в цветной металлургии. Государственная поддержка стройиндустрии повлечет рост активности в смежном секторе – в металлургии, черной и цветной, которая, в свою очередь, является потребителем горнодобывающей и обогатительной промышленности. Продолжая технологическую цепочку, можно с большой долей уверенности сказать, что все упомянутые отрасли очень энергоемки (электричество, уголь, нефть), и рост потребления энергоносителей подтолкнет спрос на них (на внутреннем рынке – точно).

Еще одна новация, которая может дать положительный заряд интенсификации строительного процесса, а точнее, «хорошо забытое старое», – это «организованный набор рабочих». Данная инициатива государства в период «развитого социализма» позволяла более рационально использовать рабочую силу (в том числе специалистов) более эффективно, за счет перераспределения человеческих ресурсов из районов «индустриально отсталых» в районы, остро нуждающиеся в рабочих кадрах. Таким образом можно решить проблему и с незаконной миграцией, и с занятостью граждан РФ в регионах, испытывающих наиболее сильные последствия безработицы (например, кризис или, еще хуже, банкротство градообразующих предприятий).

Не думаю, что следует возвращаться к пресловутой «лимите» (хотя, если есть возможность, особенно в промышленных городах, почему бы и нет), наиболее выгоден, с точки зрения строительной области и перераспределения рабочей силы и материальных ресурсов, так называемый «вахтовый метод». Укомплектованные бригады рабочих (специалистов) прибывают на место производство работ, например, рытье котлована под строительный объект, производят свою часть работ и освобождают место для другой укомплектованной бригады, например, монтажников железобетонных конструкций, а те – отделочникам, и так далее. Конечно же, возрастут транспортные расходы, но увеличится эффективность труда, и уменьшатся сроки окончания строительства. При работе в увеличенную смену (световой день) не останется времени на пагубные занятия и пристрастия (пьянство, бытовая преступность), и у работников будет кровная заинтересованность в скорейшем окончании своего этапа работ, своей «вахты». Кроме того, деньги, полученные в качестве оплаты труда, будут тратиться в «родных пенатах» (недаром так были богаты портовые города).

Договоренность о транспортных тарифах с РЖД позволит сделать предприятия более мобильными и эффективнее использовать технику, особенно при дорожном строительстве, да и сама корпорация РЖД как поставщик услуг (новые маршруты) будет иметь возможность повысить занятость, увеличить грузопоток металла и стройматериалов, машин и оборудования, древесины и других материалов, потребляемых в строительстве, а также увеличить пассажиропоток рабочих кадров.

Все вышеперечисленные отрасли, плюс транспорт (который, несомненно, выиграет от активизации хозяйственной деятельности, как на внутреннем, так и на внешнем рынке), наиболее ресурсоемки в плане как рабочих кадров, так и материальных ресурсов. И хотя первое можно отнести к недостаткам (малая автоматизация и наличие ручного труда), в данном случае, недостаток в нашу пользу. А именно, до двух третей трудоспособного (вместе с уже занятыми в строительстве и смежных видах хозяйственной деятельности) населения России может быть обеспечено работой (читай, заработком) в этих отраслях за счет инициативы государства как крупнейшего участника строительной отрасли. Не надо быть великим экономистом, чтобы спрогнозировать рост потребления, а значит, покупательский спрос, при росте стабильных доходов этой части населения, что, в свою очередь, способно активизировать производство ТНП и услуг.

Еще одна точка приложения усилий государства в области строительства – это поощрение кредитования строительных организаций – например, уменьшением резервов банков на суммы кредитов, выданных строителям непосредственно на возведение объектов и/или приобретение строительных материалов и оборудования. Это будет способствовать притоку ликвидности в реальный сектор экономики, а не спекуляциям на валютном рынке, которые обесценят любые вливания государства в банковский сектор.

Для того чтобы этот проект не был очередным планом по возведению «Нью-Васюков», необходима планомерная работа и постоянный контроль государства в течение длительного времени (еще лучше – навсегда, если мы строим социально ориентированное государство), а не очередная компания с громким названием.

У российского государства большой опыт в решении жилищных проблем своих граждан, к сожалению, не всегда положительный. В 1960-х годах удалось снизить остроту жилищной проблемы, но, как оказалось впоследствии, за счет размещения людей в «хрущобах». Затем – «брежневки» и увеличенные объемы строительства, рекордные 80 млн кв. м в год (знакомая цифра). Перестроечный развал строительной отрасли под лозунгом «Каждой семье к 2000 году отдельную квартиру». И, наконец, программа «Доступное жилье – гражданам России», руководил которой при прошлом президенте нынешний, сделала жилье совсем недоступным, хотя объемы строительства планирует довести до предперестроечных (уже что-то).

Стоит отметить, что возведение жилья – это та часть строительной отрасли, в которой одно только обращение внимания государства на нее повышает кредит доверия действующему правительству, а если в этом направлении делаются какие-либо реальные шаги, да еще дающие положительные результаты, то доверие растет неимоверно. И в сегодняшних реалиях 25 млрд руб., освоенные на стройке, принесут России гораздо больше пользы, чем такие же вливания в умирающий «Автоваз», а тем более – 300 млрд руб., планируемые на госбюджетом на государственные гарантии по кредитам стратегических предприятий (200 млрд руб.) и предприятий оборонно-промышленного комплекса (100 млрд руб.). Или, как один из вариантов, государство может установить прямую зависимость между общим объемом налога на добычу полезных ископаемых и инвестициями в строительную отрасль, определив НДПИ в границах, достаточных для того, чтобы добывающие предприятия сами были заинтересованы в разведке и освоении новых месторождений, а стройиндустрия – в постоянном и гарантированном притоке денежных средств.

В общем, вариантов множество. Конечно же, существует возможность ошибки, но «не ошибается тот, кто ничего не делает». Именно этого, я думаю, ждет большинство россиян, а не объяснений причин кризиса и/или сроков его окончания, чем занимаются сейчас многие министры (и аппаратчики) экономического блока. Поэтому стоит в дальнейшем не испытывать терпение «электората», а заняться конкретными задачами – например, жилищными проблемами большинства российских граждан.

Фото: pixabay.com

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Юлия Цепляева Юлия Цепляева Генеральный директор, Москва
Тимур Беставишвили пишет: Там много букв, предупреждаю.
А я читать не умею, картинки порассматриваю)))
Константин Комшуков Константин Комшуков Финансовый контролер, Кемерово
Владимир Зонзов пишет: Только, такие расчёты лучше делать на основе распределения добавленной стоимости. Покажу как. Примечание: я – производственник. Поэтому, числовые значения выделенные синим цветом, взял «с потолка». Суть моего сообщения – не в числах, относящихся к макроэкономике; а в показе схемы расчётов.
Большое спасибо, Владимир. Только есть одно ''но''. Я не ставил цель определить эффект от вложения 25 млрд. рублей в строительство микрорайона в г. Тольятти. Мой примерный расчет ориентирован на демонстрацию эффекта от строительства микрорайона в г. Тольятти за 25 млрд, по сравнению с неполучением ''Автовазом'' данных 25 млрд руб. Именно поэтому мой расчет не ориентирован на добавленную стоимость. Скорее, он помогает определить альтернативную стоимость. Я не против гос. программ по строительству. Я против того, чтобы данные программы замещали все остальные программы. Потому что это тупиковый путь. Вот Ваш расчет показывает, что на 25 млрд., вложенных в строительство г. Тольятти, можно ''прокормить'' 90 тыс. человек целый год. А что будет с г. Тольятти через год, когда закончаться деньги и не станет ''Автоваза''? Я уже не говорю про то,что ''кормить'' данная стройка вполне может даже не россиян, а, в основном, строителей-гастрабайтеров и их семьи. С уважением, Константин
Тимур Беставишвили Тимур Беставишвили Директор по развитию, Санкт-Петербург
Юлия Цепляева пишет: А я читать не умею, картинки порассматриваю)))
Там нет картинок.
Юлия Цепляева Юлия Цепляева Генеральный директор, Москва
Тимур Беставишвили пишет: Там нет картинок.
Ах, неужели Вы не будете столь галантны и не нарисуете их для меня?)) PS. Ну если не хотите, то не буду читать))
1 2 4
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Tesla заменит опционы на денежные выплаты для большинства сотрудников

В 2021 году штат Tesla вырос на 40% год к году — до 100 тысяч человек.

Авиакомпания Red Wings перестала допускать пилотов младше 35 лет на международные рейсы

Такие же проблемы есть у компаний у Utair и iFly.

Самозанятые работники смогут получать больничные

Согласно оценкам чиновников, воспользоваться такой системой страхования захотят примерно 2 млн человек.

Магазины Lego в России откроются под названием «Мир кубиков»

Все площадки планируют обновить до конца октября текущего года.