Новую экономику построит цифровой менеджер

Бизнес-информатика в вузе: проблемы периода инновационной экономики

В статье рассматриваются особенности бизнес-информатики как инновационного направления, специфика терминологии и организационно-методические аспекты ее изучения в высших учебных заведениях. Выявлены проблемы взаимоотношений вузов и организаций-партнеров как потенциальных работодателей, отмечается эффективность системного подхода к образованию и перспективы развития бизнес-информатики в рамках специализированных образовательных проектов.

В наши дни, когда заканчивается первое десятилетие XXI века, актуальность и значение «бизнес-информатики» как самостоятельного научного направления не вызывает сомнений.

Однако, как ни странно, возникают серьезные сомнения относительно правомерности использования в русском языке словосочетания «бизнес-нформатика». Практически нигде в мире не существует такого семантического конструкта. Во многих странах Европы есть «экономическая информатика». В США, Англии и Японии есть «кибернетика экономии». Такого увлечения термином «бизнес», как у нас, нет нигде. Видимо, этот семантический аспект лучше адресовать Министерству образования и науки, нежели читателям данной статьи.

Практически ни одно современное предприятие не обходится без применения информационных технологий (IT) в своей деятельности. И опять возникает вопрос, что подразумевается под термином «бизнес-информатика». Информатизация бизнеса? Совершенствование бизнеса? Иначе говоря: управление информацией в сфере бизнеса или реализация бизнес задач в сфере информационного управления? В принципе, и то, и другое имеет право на существование.

В вузах, которые готовят специалистов в области бизнес-информатики, изначально развивалось и продолжает развиваться партнерство с ведущими игроками IT-рынка: разработчиками IT-приложений, консалтинговыми компаниями, крупными IT-брендами. Данное партнерство проявляется, среди прочего, в виде использования наработок и опыта данных компаний в качестве научно-методических материалов. Этим, безусловно, достигается высокая эффективность усвоения студентами учебных дисциплин и связь теории с практикой.

Однако существуют и проблемы, выявленные опытом преподавания в ГУ ВШЭ, попытка анализа и решения которых приведена в данной статье (оставив в стороне сущностные проблемы лексикологии).

Прежде чем перейти к описанию упомянутых проблем, необходимо сформулировать понимание современного университета как системы. Соответственно, сначала необходимо рассмотреть ее как часть системы более высокого порядка (например, системы образования) и выделить свойства самой системы и ее подсистем.

Наиболее важное свойство и особенность этой системы — управление знаниями, их выделение, обработка и трансформация, производство и воспроизводство, передача, хранение и кодификация.

Среди множества определений понятия «знание» применительно к университетскому образованию можно выделить следующее: «Знания представляют собой информацию, материализующуюся в процессе решения задачи или проблемы» [1]. Таким образом, в определении знания подчеркивается, что оно должно явиться результатом действия или некоторого процесса, реализующего значимую в текущий момент или в перспективе задачу. Следовательно, как минимум эти перспективы должны быть обозначены, или оконтурены.

До сих пор в вузах преобладает понимание знаний как некоего количества определенной информации, а не качественной сущности, которая подобно живому организму развивается, самоорганизуется, взаимодействует с окружением, размножается и модифицируется: «Фактически любая деятельность представляет собой взаимодействие носителей информации и знаний. Оптимальное управление этой системой заключается в интегрированном управлении процессными ресурсами (людьми, информацией, знаниями), качеством и рисками» [2] Из этого вытекает, что знания существуют только в процессах, имеющих определенные входные и выходные параметры в соответствии с целями. Эти процессы имеют определенные узлы, проблемные точки. Интегральность управления в образовательном процессе заключается в необходимости поиска непрерывного баланса между объемами передаваемой для осознания информации, качеством результирующего знания и рисками актуализации, коммерциализации, приоритезации, социализации и экологичностью знания.

Однако до сих пор мы не сформулировали особенности «бизнес-информатики» и вызванную этим специфику образования в этой сфере. Максимально абстрагируясь для получения наиболее чистого определения, исходя из синергизма двух идеологий «бизнеса» и «информатики», можно прийти к определению бизнес-информатики, приведенному ниже.

«Бизнес информатика — сфера научно-практического знания, результатом использования которого является структурная многокритериальная оптимизация социально-технических ресурсов, организуемых с целью получения социально-значимого эффекта».

Таким образом, мы получаем достаточно конкретное указание на ценность данного знания для социального аспекта образовательного процесса, так как следует понимать, что образование без учета данного аспекта, практически не имеет смысла.

Конечно, знание знанию — рознь. Иначе говоря, знания могут быть новыми (то есть полученными впервые) или субъективно новыми (для конкретного субъекта). Для вузов характерны субъективно-новые знания, полученные студентами. Но и объективно новые знания нельзя сбрасывать со счетов, они могут возникать, как при научных исследованиях вузов, так и в процессе обучения студентов.

Исходя из опыта авторов и специфики бизнес-информатики, можно следующим образом классифицировать возникающие при обучении проблемы: дидактические, психологические, организационные, научно-методические, социально-экономические, правовые (юридические), технологические и эргономические. Сам подход к этой классификации ни в коем случае не претендует на универсальность, и отражает субъективное мнение авторов. Надо отметить, что влияние проблем на процессы обучения в вузах нелинейно и по степени влияния, и по времени возникновения (точнее, по времени идентификации их симптомов). Справедливости ради отметим, что большинство этих проблем характерно не только для дисциплин бизнес-информатики, но и для большинства научных направлений.

Также необходимо отметить, что указанные проблемы взаимно пересекаются: например, юридическая проблема интеллектуальной собственности напрямую связана с дидактической проблемой наполнения учебного контента, и формирования морально-этического климата во время учебного процесса нетерпимости к нарушению прав собственности, что в свою очередь относится к сфере образовательной экологии.

Практические занятия по многим дисциплинам бизнес-информатики, выполняемые студентами с помощью программных средств, основаны на опыте компаний-партнеров вуза и зачастую представляют собой примеры из реальной практики. Этот положительный аспект имеет и «подводный камень» в виде слабой методической части, что вызвано изначальной «заточкой» таких кейсов под потребности заказчиков услуг той или иной компании, а не под потребности высшего образования. Кроме того, вузы редко имеют возможность проведения практически значимого сравнительного анализа прикладного программного обеспечения. А так как большинство отечественных производителей (и многие зарубежные) не имеют, или не могут иметь статей в бюджете, направленных на развитие в сфере образования, то остается несколько брендов, диктующих свою политику использования своих продуктов. Поистине, кто платит — тот и музыку заказывает.

Связанная с этим — проблема оценки практических учебных работ студентов. Как правило, кейсы, предоставляемые компаниями-партнерами ВУЗа, предполагают единственное верное решение учебных заданий в виде, например, моделей бизнес-процессов, или путей внедрения того, или иного приложения, исключая поиск и анализ альтернатив, вариантов.

К тому же, практически всегда сотрудничество с учебными заведениями для консалтинговых компаний или компаний-поставщиков программных средств является убыточным, и необходимым им лишь в качестве PR-поддержки, или используется компаниями для потенциальной поставки молодых специалистов. Как чаще всего разрабатываются учебно-методические материалы в коммерческих компаниях? Зачастую, в условиях спешки, «авральной» работы. При этом упускаются существенные аспекты содержания учебных материалов, и на «выходе» они могут быть незаконченными, как по количественным, так и по качественным параметрам.

Например, разработанная компанией модель бизнес-процессов может содержать различные ошибки: выбора объектов, типов связей между ними и тому подобное. Это происходит потому, что процессы разработки учебно-методических материалов консалтинговыми компаниями не совершенны: организационные недочеты в сочетании с «человеческим фактором» (включая профессиональный и образовательный уровень самих разработчиков, их мотивацию, проблемы с персоналом, и другое) напрямую сказываются на качестве таких материалов. Интеллектуальная собственность компаний-партнеров на информацию часто связана с коммерческой тайной.

К слову, до сих пор у нас даже не обсуждался вопрос об интеллектуальной собственности университетов, факультетов, кафедр и, наконец, самих преподавателей. В условиях Интернета материалы многократно копируются, и могут быть, и реально используются как конкурентами самих компаний-партнеров, так и различными учебными заведениями. Так, анализ статейного корпуса по тематике оптимизация бизнес-процессов за последние пять лет продемонстрировал беспардонное копирование (с оригинальными ошибками) лекционного материала, который разрабатывался авторами на протяжении нескольких лет. И беспардонность данного плагиата заключается в первую очередь в отсутствии цитирования источников, что немедленно замечается студентами и возникает цепная реакция, если можно «уважаемым докторам и кандидатам», то значит можно и нам. Одновременно вполне заслуженные учебные заведения грешат, мягко говоря, тем же, выпуская со знаком собственного копирайта лекционную продукцию, «содранную» без ссылок на первоисточник в другом вузе. Это ведет к снижению ценности консалтинговых услуг, «размыванию» знаний, уменьшению количества проектов: в глазах конечного потребителя таких услуг они уже не будут адресными и ценными. Обесцениваются знания. Статус преподавателя, как учителя, нивелируется. Возникает новая волна интеллектуального нигилизма.

С последствиями первой волны мы столкнулись в 1998 году; кризис того года продемонстрировал (без требуемых выводов), к чему приводит глобально безграмотное руководство на всех уровнях социальной пирамиды. Этой ситуации в стране предшествовало явление нигилизма в высшей школе, характерное для конца 1980-х, начала 1990-х, когда студенты «шли» в вузы не за знаниями, а за дипломами, и для этого были хороши любые меры, вплоть до очернения преподавателей. Большое число опытных квалифицированных преподавателей покинуло страну… Последствия такой ситуации нам ещё предстоит оценить, однако, уже сегодня ясно, что интеллектуализация экономики, её инновационность, о которой принято так много говорить, невозможна без качественного инженерного образования. Не юристы и продавцы создают инновационную базу общества, а люди, способные к решению нетривиальных инженерно-технических задач, имеющие систематизированные знания, и понимание того, где и как эти знания могут быть применены и пополнены.

Сегодня, когда последствия текущего кризиса для страны далеко не очевидны, необходимо понимать, что реальный выход из любого кризиса существует только при наличии самодостаточной экономики страны с высокой инновационной составляющей (более 35% ВВП, а не 0.1% как сейчас). В свою очередь, инновационная экономика это не только количество патентов или «ноу-хау». Это, прежде всего, инженерно-технический корпус, имеющий соответствующую мотивацию, социальное признание, то есть статус и перспективы. Кроме этого, это соответствующий корпус грамотных менеджеров, владеющих выверенными автоматизированными процессами реализации и внедрения этих патентов и «ноу-хау».

Другой важный аспект бизнес-информатики — публикации, которые используются в учебном процессе. Бизнес-информатика — молодое междисциплинарное направление, которое находится в фазе активного роста, из-за чего постоянно впитывает информацию из самых разных источников: интернета, бизнес-журналов и масс-медиа, делового сообщества.

С одной стороны, такая информация доступна и, в большинстве случаев, в том или ином виде присутствует в сети Интернет, что удобно и значительно ускоряет работу с ней. Но качество такой информации, ее научно-практическая ценность зачастую нивелируется непрофессионализмом авторов и неконтролируемым плагиатом.

Анализ контента многих ранее доступных сайтов научного или научно-практического направлений демонстрирует тенденцию к закрытию либо информации на них, либо самих сайтов. Это означает, что научное сообщество серьёзно задумывается над распространением собственных идей и мнений. В свою очередь, это приводит к возникновению околонаучных дискуссий в блогах, и затем перенос этих фантазий в информационные поля вузов и образовательных процессов.

Кроме того, большинство публикаций в области процессного подхода к управлению предприятием, например, управления и информационного обеспечения бизнес-процессов, совершенствования бизнес-процессов относятся к торгово-промышленным и ИТ-компаниям. Довольно хорошо изучены бизнес-процессы в энергетической отрасли, банковской сфере, автомобильном производстве, логистике. Большой ценностью является обобщение опыта исследований и выполнения проектов в различных секторах экономики в виде референтных моделей бизнес-процессов (например, универсальные 13- и 12-процессные модели, референтные модели SCOR, ITIL, eTOM и др.). Недавно стали появляться публикации по оптимизации бизнес-процессов в сферах электронной торговли и страхования.

Тем не менее, судя по публикациям, целые отрасли и виды деятельности до сих пор находятся вне сферы интересов организаций и компаний, занимающихся внедрением процессного подхода. К ним относятся: аграрно-промышленный комплекс и пищевая промышленность, здравоохранение, социально-культурная сфера, промышленная и аграрная экология, транспорт, строительство, наконец, реализация инновационных проектов или проектов больших систем.

Недостаточное внимание к этим сферам частично можно объяснить объективными рыночными причинами, из-за которых понимание процессного подхода возникло прежде всего у компаний, имеющих ярко выраженную рыночную ориентацию. Поэтому заказчиками большинства проектов по совершенствованию бизнес-процессов явились предприятия промышленного сектора, банки, ИТ-компании и торговля. Другая причина — в специфике отраслевых процессов. Техническим специалистам, которыми в большинстве случаев являются сотрудники консалтинговых и ИТ-компаний, оказалось значительно проще описать процессы производственных и торговых компаний, нежели вникать в специфические нюансы сельского хозяйства и социально-культурной сферы.

Из-за молодости бизнес-информатики, при изучении её дисциплин существует опасность перекоса в «инструментальную», техническую сторону обучения. Этот перекос поддерживается наличием большого числа простых и сложных инструментов, которые могут обеспечивать поддержку изучаемых дисциплин бизнес-информатики. В таком случае студенты в основном будут сосредоточены на изучении прикладных инструментариев, они не будут участвовать и не будут мотивированы к проведению научных исследований. Развитие такой тенденции чревато превращением обучения в вузе в обычный треннинг. Косвенно эта тенденция поддерживается двумя объективными факторами. С одной стороны, низкой заработной платой преподавателей вузов, у которых нет реального стимула к научному творчеству и саморазвитию, а с другой — требованиями тех потенциальных и реальных работодателей студентов, которых не интересуют научные исследования.

Таким образом, преподаватели превращаются в «ретрансляторов» компетенций, что, если следовать министерскому образовательному стандарту, и требуется. В результате мы имеем многообразие «белых пятен» в преподаваемых методологиях, в теоретических обоснованиях и доказательствах. Далеко не всегда и не каждый преподаватель может ответить на вопрос «почему?» любознательного студента, что весьма прискорбно.

С другой стороны, многие IT-решения являются источниками субъективно-новых знаний, как для студентов, так и для преподавателей. Такие IT-решения отражают опыт выполнения множества реальных проектов, доступ к результатам которых невозможно получить из-за их конфиденциальности. Например, глубокое понимание логической структуры чрезвычайно широкой методологии ARIS может быть получено после внимательного изучения возможностей инструментальной системы ARIS.

Что касается содержания учебных дисциплин, однозначности понимания терминов, методов и технологий бизнес-информатики, то здесь также существуют проблемы. Существует множество мнений по тем или иным научным или доказательным аспектам бизнес-информатики, каждое из которых может претендовать на правоту, хотя однозначно ей не обладает.

Приведем пример с технологией Balanced Scorecard (BSC) стратегического управления предприятием. Balanced Scorecard дословно переводится как «Сбалансированная счетная карта». Опубликованная в России книга авторов этой технологии [3] издана под названием «Сбалансированная система показателей» (ССП). В литературе и в глобальной сети встречается название «Система сбалансированных показателей» (тоже ССП). Если внимательно задуматься над названием изданной в России книги, то некорректность перевода становится очевидной. Понятие сбалансированности Нортон и Каплан относят к показателям, а не к системе. Суть технологии Balanced Scorecard состоит в балансировке показателей, относящихся к различным перспективам. Значит ССП нужно понимать, как «Система сбалансированных показателей». В литературе встречаются и другие формулировки: сбалансированная оценочная ведомость, карта балльных оценок, сбалансированные счетные карты, система взаимосвязанных показателей [3]. Также удивительно, что приняв на веру методологию ССП в интерпретации Нортона и Каплана, никто не удосужился ни проверить методологическую часть их рассуждений, ни правовую чистоту. Между тем один из пытливых выпускников факультета «Бизнес информатики» провел аккуратный анализ и того и другого. Он доказал наличие ошибок в предлагаемой методологии, и её небезгрешную репутацию, восходящую к переведенной с ошибками отечественной методологии НОТ (научной организации труда) 1970-х годов. Многообразие проектов по реализации ССП на российских предприятиях демонстрирует нужность этого подхода для управления предприятиями, однако, все эти проекты проходят под флагом Нортона и Каплана, а не российского НОТа, что кажется повышает их ценность в глазах заказчиков. Немецкие коллеги из Мюнстерского университета, факультета «Бизнес информатики» решили применить ССП к задачам управления административными учреждениями и организациями и сразу встретились с рядом ошибочных положений в методологии, которые они, как вежливые люди, интерпретировали в качестве «ошибкок перевода на сложный бюрократический немецкий язык». Немного подумав, они исправили эти ошибки, и получили вполне вменяемую методологию управления административно-управленческим аппаратом. У нас таких работ нет, есть мнения, что это просто невозможно, и никто не помнит, и не гордится отечественными знаниями в этой сфере. Так чему учить, ошибкам плагиаторов или современной интерпретации отечественной НОТ? Что потребует определенных интеллектуальных ресурсов и средств, но даст гораздо менее «зашумленный» результат.

Другой пример. Известная концепция процессного управления, интегрирующая модели бизнес-процессов и приложения для их автоматизации. Business Process Management (BPM) — управление бизнес-процессами, рассматривающая процесс как фундаментальное свойство организации, имеет двойника по аббревиатуре BPM (Business Performance Management). Business Performance Management базируется на эффективности управления предприятием, где бизнес-процессы рассматриваются в рамках оптимизации реализации стратегии; эта концепция состоит из набора интегрированных циклических аналитических процессов, которые поддерживаются соответствующими технологиями и имеют отношение как к финансовой, так и к операционной информации [4].

Третий пример касается известного метода управления затратами под названием Activity Based Costing (ABC). В литературе и в глобальной сети (даже в википедии) название этого метода нередко переводят, как функционально-стоимостной анализ (ФСА), тогда, как это в самом деле пооперационный расчет затрат. Это совсем не одно и то же! Метод ФСА оперирует с понятием «стоимость», а метод ABC — с понятием «затраты». Созданный более 50 лет назад ФСА предназначен не только для определения и учета затpат, но и для pешения задачи оптимизации потpебительских свойств и издеpжек. А метод ABC (Activity Based Costing) — это метод опpеделения и учета затpат по видам деятельности. ABC использует результаты пооперационного расчета затрат — расчета затрат на выполнение, как отдельных функций, так и всего процесса.

Продолжать можно долго. Подобных расхождений в терминологии и в понимании (что серьезнее) важнейших терминов, методов и технологий бизнес-информатики сегодня множество.

Кроме того, существует проблема интеграции научных дисциплин бизнес-информатики и формализации знаний внутри них. Это необходимо как для развития методик адекватной оценки успеваемости студентов, так и для научно-методической работы. Исходя из современных требований, классические методы проверки знаний (экзамены, зачеты и другое) также нуждаются в коренной модернизации: «виновата сама ориентация экзамена на проверку усвоения тех знаний, которые, по мнению студента, в реальной практической деятельности просто не понадобятся… зачем утруждать себя излишним трудом: терять достаточно много времени для механического усвоения материала, который излишен… Внедрение управленческих инноваций должно быть направлено на более эффективное развитие и использование интеллектуального потенциала вуза, который представляет собой системную характеристику его возможностей или способностей эффективно решать проблемы на основе имеющихся интеллектуальных ресурсов, включая накопленные знания, компетенции персонала и качество менеджмента» [5].

Проблема качества образования ведет за собой сложности в морально-психологических взаимоотношениях связки «преподаватель-студент»: студенты используют разные формы давления на преподавателя для получения более высокой оценки как гаранта стипендии, кредита или государственного финансирования их учебы. Балльно-рейтинговая система оценки в этом контексте также не является панацеей.

Во многих публикациях указывается, что традиционная система образования, основанная на производстве и передаче знаний, зачастую дает сбои в силу того, что знания устаревают раньше, чем выпускник покидает стены вуза. Образуется разрыв между рынком труда и рынком образовательных услуг. О глубине проблемы свидетельствуют многочисленные отзывы работодателей, не удовлетворенных качеством подготовки специалистов. Они утверждают, что большинство выпускников вузов не способны включиться в работу, не знают бизнес-процесса, не имеют представления о корпоративной культуре и навыков делового общения, не умеют в выгодном свете подать результаты своей работы и, нередко обладая завышенными требованиями и амбициями, не могут адекватно оценить свою стоимость на рынке труда [6].

Все эти проблемы говорят об одном: вузам и бизнесу нужно интегрироваться не на базисе утилитарных и сиюминутных потребностей рынка труда, а на понимании и развитии самоорганизации всей системы образования и ее подсистем. Процессы преподавания бизнес-информатики в вузах нуждаются в оптимизации, в том числе методами самой бизнес-информатики как науки. Например, построением в вузе системы управ­ления качеством образования на основе информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), способной обеспечить:

• эффективное использование ресурсов университета;

• мониторинг образовательного процесса по единой системе критериев качества;

• гарантию лицензирования, аттестации и государственной аккредитации вуза;

• оперативное реагирование на изменения во внешней и внутренней среде;

• совершенствование организационной структуры управления университетом с целью ее взаимодействия на различных уровнях (вертикальные и горизонтальные связи);

• определение стратегических целей и задач организации в области качества;

• набор контингента;

• удовлетворенность внутренних (персонал, студент) и внешних (работодатель) потребителей [7].

Реализация такой системы будет способствовать решению наиболее важных задач в области совершенствования образовательной системы в ИКТ-сфере:

• формированию сбалансированной структуры и объемов выпуска специалистов в области ИКТ;

• значительному улучшению структуры знаний выпускников;

• рациональному использованию бюджетных средств на подготовку специалистов в ИКТ-области;

• повышению привлекательности ИКТ-образования на внутреннем рынке труда;

• выведению российского ИКТ-образования на лидирующие позиции в мире [8].

Не безосновательно обратиться к международному опыту организации обучения на факультетах «бизнес информатики». Так, в университетах Германии, Швеции, Франции, Англии, Голландии такие факультеты, имея за плечами не намного больший возраст, обладают существенно большим социальным весом и научным потенциалом. Большинство этих факультетов является «поставщиками» методологий, технологий и реальных проектов для органов государственной власти. Откуда затем открывается дорога к организации компаний для реализации рыночных проектов. Так были созданы большинство IT и консалтинговых компаний, например, IDS Scheer AG, SAP, jCOM1 AG, Exalead, Realite, Software AG, и так далее.

Фактически государственное финансирование заканчивалось выполненными проектами в госсекторе, где государство же и было заказчиком. Бюджет этих проектов был всегда минимален, так как до этого государство финансировало гранты, в рамках которых разрабатывались теоретические основы будущих проектов. В результате государство получало самые передовые технологии отечественного производства по минимальной цене, и если государство считало нужным, эксплуатировало эти технологии в закрытом режиме, не забывая при этом разработчика. Спустя два-три года государство отпускало разработчика «на вольные хлеба» в качестве серьёзной сложившейся компании.

Подобный механизм существует во многих странах уже не один десяток лет, и зарекомендовал себя с самой лучшей стороны. Непрерывно поддерживается научная актуальность университетских разработок, диссертационные работы не носят отвлеченный характер. Следовательно, можно говорить об инновационной экономике, о технологической современности государственного управления, инвестиционной привлекательности рынка IT.

Исходя из вышеуказанных особенностей бизнес-информатики не только как научного направления, но и социально-экономического феномена, можно сделать следующие выводы:

  1. Наиболее эффективна подготовка специалистов в области бизнес-информатики в рамках специализированных научно-образовательных проектов с участием государства и потенциальных работодателей.
  2. Необходимы дальнейшие научные исследования в области методического обеспечения бизнес-информатики, в том числе с целью совершенствования ее понятийного и терминологического аппарата.
  3. Потенциал бизнес-информатики может быть более успешно реализован через построение в вузах системы управления качеством образования на основе информационно-коммуникационных технологий (ИКТ).

Литература:

  1. Громов А.И., Каменнова М.С., Идеологические стандарты управления вчера, сегодня, завтра, ИТТП №3 2001, стр.3-6.
  2. Громов А.И., Кусова А.Т., Чубинидзе К.А. Технологии информационного доступа или как извлекать знания. Информационные технологии в проектировании и производстве. Москва: №1, 2007. С.56-68
  3. Каплан Роберт С., Нортон Дейвид П.. Сбалансированная система показателей. От стратегии к действию. Москва: «Олимп-Бизнес», 2006, — 320 с.
  4. Духонин Е.Ю., Исаев Д.В. и др. Управление эффективностью бизнеса: Концепция Business Performance Management. М.: Альпина Бизнес Букс, 2005. — 269 с.
  5. Барчкуте О. А., Галинене Б. А. и др. Университетское образование в Литве в контексте трансформации. Социологические исследования, № 10, октябрь 2007, c. 75-78
  6. Мартыненко О.О., Черная И.П..Подготовка специалистов XXI века: партнерство ВУЗов и бизнес-сообщества как условие качества и конкурентоспособности. Качество, инновации, образование №5, 2007
  7. Сойфер В. А., Гречников Ф. В., Кузьмичев В. С., Колпаков В. А., Ланский А. М., Пашков Д. Е. Система управления качеством образования в университете на основе информационных технологий. Университетское управление. 2006. № 5(45). С. 92-97
  8. Никитин В.В. Информационно-методическое обеспечение перечня формирования направлений и специальностей в области информационно-коммуникационных технологий. М.: МАКС Пресс, 2006

Ярослав Горчаков, Александр Громов, Валерий Чеботарев, ГУ ВШЭ

Фото: freeimages.com

Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Генеральный директор, Самара

Пишите по-человечески.
Наукообразная статья нормальными людьми не воспринимается.

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Анализ контента многих ранее доступных сайтов научного или научно-практического направлений демонстрирует тенденцию к закрытию либо информации на них, либо самих сайтов.
Гм... мой анализ показывает прямо противоположное. Скрывать научную информацию? Чтобы завтра опоздать и отстать? Наоборот, лавинообразный рост публикаций - нате, возьмите, потребите продукт моего научного творчества! И в этом потоке, кстати, действительно довольно затруднительно отследить достойные экземпляры.
Нач. отдела, зам. руководителя, Москва

Наверное надо быть цифровым менеджером чтобы дочитать эту статью хотя бы середины...
Тут уж не до построения новой экономики.

Преподаватель, Москва

Статья толковая и актуальная ИМХО. Вузы маются в погоне за современным образованием в сфере менеджмента, плодя специализации с различными вариациями названий, содержащих термин ''информатика'', ''информационные'' и тд. Пока ничего из этого не выходит, поскольку кентавр тут же рассыпается на исходные составляющие. В результате менеджеры либо разбираются в экономике, но слабы в информатике, либо наоборот.

Генеральный директор, Москва

Организуя программу профпереподготовки ''Маркетинг'' и ''МВА-Маркетинг'', мы изначально установили отношения с компаниями, разрабатывающими современные информационные технологии для менеджмента и маркетинга, а также ввели в учебный план специальные дисциплины с активным использованием современных программных продуктов.
Именно поэтому наши слушатели много времени проводят за компьютерами, изучают появляющиеся новые возможности Интернет-маркетинга. Изучение теории как таковых информационных дисциплин мы конечно же опустили, уделив большее внимание приобретению практических навыков по обработке и анализу данных, разработке медиа-планов, бизнес-планов, расчету бюджетов маркетинговых компаний и т.п.
И время показало, что мы на правильном пути! Если не верите, приходите к нам учится - и Вы убедитесь сами)
С уважением
Директор Центра ''Бизнес и маркетинг'' АНХ при Правительстве РФ
Сапрыкин И.В.

Руководитель проекта, Украина

Плодовитость ''родителей сущностей'' даже вызывает уважение. Оккам предложил бы соответствующую контрацепцию или (в запущенном виде) - безусловный аборт. Ну, а в ''родных пенатах'' - ''...не отстать бы...'' (от чего, блин!)

Генеральный директор, Москва

Схоластика. Этим грешит большинство авторов ВШЭ - ''заакадемизировано'', хотя - без сомнения - автор прав.
Менеджерам недостает элементарного фундаментального образования и опыта. Мне это напоминает известный подход к решению задачек по физике: к исходным данным подбирается уравнение из справочника, и не беда, что оно описывает совершенно иной процесс...

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Новости образования
В WU Executive Academy стартует новая программа по выявлению тенденций

Участники обсудят тему выявления тенденций как фактор выживания компаний на рынке.

В МИРБИСе стартуют сокращенные программы MBA (формат weekend)

Программы MBA ориентированы на менеджеров среднего и высшего звена, предпринимателей, стремящихся актуализировать или получить управленческие знания в конкретной области.

В WU Executive Academy рассказали, как интерпретировать рэнкинг Financial Times

О чем рэнкинг программ Executive MBA от Financial Times может рассказать MBA-студентам?

МИРБИС завершает финальный набор на MBA в 2020 году

Обучение начнется с 27 ноября в удобном формате уик-энд 1 раз в месяц.

Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Новогодние подарки коллегам будут дарить вдвое реже, чем в прошлом году

Экономическая ситуация, вызванная пандемией COVID-19, сказалась на потребительском поведении россиян: в этом году новогодних подарков будет меньше.

Названы регионы с самой высокой и самой низкой безработицей

Наиболее благополучная ситуация в автономных округах Сибири, на Камчатке и в столицах.

39% россиян планируют работать после выхода на пенсию

Меньше всего работать на пенсии стремятся IT-специалисты.

Женщины чаще готовы к зарплате ниже рынка, чем мужчины

Исключение составили лишь две профессии.