Кто должен развивать экономику России: государство или бизнес?

Российское государство часто смотрит на бизнес как на потенциального неплательщика налогов. Бизнес отплачивает той же монетой — зарабатывает быстрые деньги и уводит капиталы на счета иностранных банков. Стороны настолько увлечены противоборством, что сил на развитие экономики остается неприлично мало. Как выйти из порочного круга недоверия?

Проректор по международным связям Российской академии государственной службы при Президенте РФ Андрей Марголин уверен, что России нужны управленцы с государственным менталитетом, которые откажутся от краткосрочных решений и вспомнят о развитии страны. Что мешает управленцам мыслить в масштабах государства, кто должен залатывать дыры в российской экономике и чем плохи желания молодого поколения — Андрей Марголин рассказывает Executive.ru.

Executive.ru: Что такое «государственный менталитет»? Это патриотизм?

Андрей Марголин: Безусловно, патриотизм — одна из его важных составляющих. Но все же в большей степени государственный менталитет связан с принятием стратегических решений, которые в целом направлены на улучшение благосостояния страны. Патриотизм можно понимать по-разному. Вот Льву Толстому приписывают фразу о том, что «патриотизм — это последнее прибежище негодяев». Я далек от этой точки зрения, кому бы она не принадлежала, просто хочу сказать, что одним только патриотизмом суть вопроса не исчерпывается.

Executive.ru: Если не патриотизм, тогда что?

А.М.: Если посмотреть на глобальный финансовый кризис, то одной из фундаментальных его причин стала массовая психология временщика. Люди и в государственной сфере, и в бизнесе принимают краткосрочные решения. Происходит интерференция этих решений. И в сумме это все приводит к серьезным катаклизмам.

Вот смотрите. Менеджер имеет на руках контракт на полтора-два года, предусматривающий получение бонуса за увеличение стоимости акций на бирже. Он какие решения принимает? Естественно, он исходит из максимизации собственного бонуса внутри срока действия контракта, практически не принимая во внимание более отдаленные перспективы развития бизнеса. И это приводит к тем последствиям, которые мы сегодня видим.

Всем нам надо быть немного китайцами. Конфуцианская истина — «Если долго сидеть на берегу реки, то можно увидеть, как мимо проплывет труп твоего врага» — имеет глубокий философский смысл, заключающийся в приоритете долгосрочных стратегических решений перед сиюминутными. Китайцы так и делают, реализуя крупные инфраструктурные проекты даже в условиях кризиса, вкладываясь в развитие образования и увеличивая свою долю на глобальном рынке наукоемкой продукции, которая, кстати, в десять раз превышает нашу долю.

То есть государственный менталитет проявляется прежде всего в том, чтобы думать на перспективу и принимать конкретные решения, исходя из стратегических приоритетов. В противном случае — нам будет очень трудно реализовать идеи модернизации и перехода российской экономики на инновационный путь развития.

Executive.ru: Что мешает заключать долгосрочные контракты и воплощать долгосрочные проекты в России?

А.М.: Основная причина кроется в глубоком недоверии между государством и бизнесом. Бизнес зачастую просто боится государства. Причины этого известны: высокие административные барьеры предпринимательской деятельности, несовершенство действующего законодательства, непредсказуемость результатов налоговых проверок. Получается, что крайне рискованно связывать свои капиталы в длинных проектах. Из-за этого многие предприниматели ментально ощущают себя вне России. Они зарабатывают тут прибыль и увозят ее в оффшоры. Вот в этом проблема. В наших программах мы делаем акцент на формирование профессиональных компетенций, позволяющих слушателям от крайне вредной «психологии временщика» избавляться.

Executive.ru: Ваша программа длится два года. За это время можно изменить менталитет человека?

А.М.: Можно попытаться это сделать. Если человеку два года с разных сторон объясняют, почему этот краткосрочный менталитет ущербен, в конечном счете он начинает думать по-другому. Я никогда не забуду выпускной вечер, когда наши первые слушатели MBA получали дипломы из рук Евгения Примакова. Уже в неформальной обстановке один из выпускников сказал мне, что больше всего ему запомнилось, как многие наши преподаватели объясняли, что прибыль не является главной целью предпринимательской деятельности.

Executive.ru: Как вы это доказывали?

А.М.: На самом деле это не так трудно. Этапроблема, например, рассматривается в работах гуру современного менеджмента Питера Друкера. Понятно, что прибыль — это статический бухгалтерский показатель. И если мы формулируем цели бизнеса в терминах роста прибыли, мы сразу обозначаем свой приоритет в пользу краткосрочных решений. Вот и все. Можно еще добавить аргументацию из теории инвестирования: если у меня проект длится три-пять лет, как мне по прибыли принять решение? Нужно же все в динамике посчитать, да еще и с учетом изменения стоимости денег во времени. Поэтому ориентация на текущую прибыль — грубая ошибка.

Я уж не беру в расчет, что в российской экономической практике не используется показатель экономической прибыли, которая меньше обычной чистой прибыли на величину альтернативной стоимости вложенного капитала. То есть для получения чистой прибыли мы истратили какие-то деньги. А могли бы положить их на депозит. Упущенная выгода же есть?! А ее не учитывают. Вот поэтому мы все время пытаемся перестроить психологию наших слушателей под принятие долгосрочных стратегических решений и механизмов их исполнения.

Executive.ru: Как люди воспринимают ваши попытки изменить их мышление?

А.М.: По-разному. Когда мы начинаем объяснять слушателям, что так называемая транспарентность экономически целесообразна, а теория асимметричности информации это доказывает, они иногда отвечают: «Вы так говорите, потому что вам за это деньги платят». Некоторый скепсис есть, но мы пытаемся его ломать.

Executive.ru: Вы учите и чиновников (Master of Public Administration), и менеджеров (Master of Business Administration). В России эти стороны конфликтуют особенно остро. Чем отличаются подходы к обучению чиновника и бизнесмена?

А.М.: В этих программах разные идеологические акценты. Есть группа людей и среди политологов, и среди экономистов, которые считают, что достаточно перенести стандарт современного менеджмента в сферу государственного управления, и особых проблем не возникнет. Я приведу простой пример, который покажет, что это совсем не так. Вот, допустим, у нас кризис. Что делает руководитель компании? Он сокращает персонал. Но разве государство может «сократить» своих граждан?! Нет. В госслужбе социальная ответственность гораздо выше. Отсюда следует, что необходимо по разному строить соответствующие системы управления.

Executive.ru: А совмещать эти две системы управления можно?

А.М.: Да. У нас даже есть программа, где обучение MPA и MBA идут параллельно. Окончив эту программу, человек сможет работать и в госуправлении, и в бизнесе.

Executive.ru: В нынешней Думе так многие и работают.

А.М.: Ну, это немного другое. То, что мы предлагаем, в Америке называется политикой вращающейся двери. Я думаю, пора эту дверь открыть и у нас, потому что этот подход расширяет окно возможностей для человека. Он может в течение жизни менять сферы деятельности, имея для этого базовые профессиональные компетенции, подтвержденные дипломами государственного образца.

Executive.ru: Сейчас многие рвутся в чиновники и в госкомпании…

А.М.: Это очень опасная тенденция. Я это говорю, даже будучи работником Академии государственной службы. Сейчас России нужнее не столько чиновники, сколько кадры, которые способны к созиданию чего-то нового. Инновации — это же не лозунг президента. Инновации должны быть нашим ответом на вызов времени. Тут вопрос стоит очень остро для России. Либо мы все-таки встраиваемся в формирующуюся сейчас новую технологическую волну, либо становимся сырьевой периферией развитого мира.

Можно взглянуть на недавний прогноз Goldman Sachs, который гласит, что к 2050 году Россия войдет в пятерку самых развитых стран по душевому ВВП. Казалось бы, это хорошо. Но в этом прогнозе есть и «плохая новость»: жить в России будут всего 76 млн человек. То есть это экономика, сконцентрированная возле «нефтяной трубы». Но ясно же, что стратегия страны не может опираться на базовую предпосылку о возможности почти двойного сокращения численности населения. Нам нужна диверсифицированная экономика, нам нужны рабочие места в отраслях с высокой добавленной стоимостью. Развиваясь по инерциальному сценарию, мы просто не сможем создать средний класс. Неоткуда взяться соответствующей зарплате. Но без значительной роли государства в этом процессе ничего не получится, и мы ставим эти вопросы в центр учебного процесса, бизнес-кейсов и тех же контрольных форм, по которым оцениваем уровень компетенций, получаемых слушателями.

Executive.ru: Что мешает России оторваться от трубы?

А.М.: В любой ситуации действует так называемый закон Либиха, в соответствии с которым развитие системы ограничивается теми факторами, которые находятся в относительном минимуме. Если, например, вы у себя на даче поставите бочку с дырками на разных уровнях, вы никогда не нальете в бочку воды больше, чем уровень нижней дырки. Вода будет выливаться. Применительно к России: такими главными ограничивающими факторами являются коррупция, отсутствие инфраструктуры и низкая инновационная активность. Вот в этом треугольнике надо искать большинство ответов.

Executive.ru: Кто должен решать эти три главные проблемы — бизнес или государство?

А.М.: Бизнес не может бороться с коррупцией без качественного законодательства и соответствующей практики правоприменения. Поэтому роль государства тут существенно выше. Инфраструктурные проекты отличаются высокой капиталоемкостью, долгой окупаемостью и повышенными рисками. Значит, государство должно заниматься ими вместе с бизнесом. Как и инновациями — это тоже работа в длинную. Бизнес не готов тащить все это в одиночку. Государство должно показать, что оно готово снять с бизнеса эти риски или хотя бы как-то их распределить. Государственно-частное партнерство — ключевой ресурс для нормального формирования конкурентоспособной экономики, который мы в России пока плохо используем.

Executive.ru: Чему вы учите своих слушателей: что к доминирующей роли государства надо приспосабливаться или что с ней надо бороться?

А.М.: Важно и то и другое. Потому что слушатели должны знать нынешнее законодательство, они должны представлять себе тенденции изменения этого законодательства и они должны представлять, что можно сделать, чтобы стало лучше.

Если брать разные международные сопоставления, то у России практически провальные показатели качества государственного управления. Если мы будем опираться на рейтинги Moody's, Fitch, Standard&Poor's, то увидим, что Россия вполне инвестиционно привлекательная страна. А если посмотрим на рейтинг восприятия коррупции Transparency International или Индекс развития человеческого потенциала, которым пользуется ООН, мы увидим, что Россия выглядит гораздо хуже, чем следует из первых рейтингов. Потому что первые меряют кредитный рейтинг — способность страны заплатить по своим долгам, — а другие берут в расчет более комплексные и широкие показатели.

Надо повышать качество управления, и ничего тут не поделаешь. Именно поэтому программы МРА для госслужащих по решению Ученого совета РАГС делает Международный институт государственной службы и управления. Здесь очень важен международный опыт. Условно говоря, мы же знаем, что, когда Ли Кван Ю пришел к власти в Сингапуре, ситуация с коррупцией в этой стране была даже хуже, чем у нас сейчас. Но они справились. Да, Сингапур меньше и по территории, и по населению, чем Россия. Но технологии можно и нужно попытаться адаптировать к нашим условиям.

Executive.ru: Какие технологии? Об этом уже долго говорят, но лучше не становится.

А.М.: Сложная тема. В старом фильме «Адъютант его превосходительства» был тост поручика в ресторане, когда он сказал: «Мы, русские, привыкли много болтать — на дела у нас не остается времени». Но есть надежда и даже уверенность, что мы двинемся по правильному пути. Обратите внимание, что недавно в «Национальный план по борьбе с коррупцией» были внесены дополнения, которые как раз связаны с мировым опытом. В борьбе с взяточничеством есть и результаты, просто они не всегда лежат на поверхности. Люди видят проявления коррупции, и каждое такое проявление добавляет пессимизма больше, чем десять успешных дел. Это психология. Не надо думать, что все совсем безнадежно. Не такие мы уж и слабые и непрофессиональные, чтобы не сделать то, что необходимо.

Executive.ru: Вы сказали, что вас беспокоит тенденция, когда люди стремятся на госслужбу. Чем это плохо?

А.М.: Плохо тем, что молодое поколение ментально хочет высокую зарплату и чтобы ответственность была на ком-то другом. За таким желанием скрывается ментальный дефицит ответственности. Но в молодости человек должен стремиться к чему-то большему. Это уже с годами какой-то скепсис появляется. Зачем же в молодом возрасте рваться в госструктуры? Романтику бизнеса пока никто не отменял. Должны быть души прекрасные порывы, что ли. Конечно, вы можете возразить: «Сам работаешь в бюджетной организации, а рассказываешь про души прекрасные порывы». Но я могу сказать, что мы работаем на открытом рынке. Наши слушатели приходят на наши программы и платят деньги. Если не сделаем конкурентоспособные программы, меня завтра выгонят с работы. Поэтому противоречия здесь нет.

Executive.ru: На своем сайте вы много рассказываете про свою антикризисную программу MBA

А.М.: Даже странно, но мы остаемся единственной бизнес-школой, которая делает программы MBA по специализации антикризисное управление. Иногда мои приятели и, чего греха таить, потенциальные конкуренты подкалывают меня, что, мол, имеешь отношение к этому кризису — подогреваешь спрос на свою программу (смеется). И все же у нас есть профессиональные компетенции, есть люди, которые работали арбитражными управляющими и имеют практический опыт. Мы эту программу ценим, она является у нас одной из основных.

Executive.ru: На западе подобные программы работают давно. Но кризис настал, и все посыпалось.

А.М.: Когда я говорю нашим зарубежным партнерам про программу антикризисного управления, часто получают навстречу вопрос: «What is crisis management? It’s risk management?». То есть они считают, что мы учим управлять рисками, а это все-таки разные вещи. Антикризисное управление — более комплексное понятие. Риск либо наступит, либо нет. А внутри антикризисного управления важна проблематика того же банкротства. Но все же мы нацеливаем слушателей на предупреждение кризиса, потому что всегда лучше заниматься профилактикой, чем бороться с совершившимися последствиями. Это ведь и для обычной жизни справедливо, а не только для бизнеса.

Я иногда шучу, что конкурентоспособные программы нам помогает делать даже название нашего института — Международный институт госслужбы и управления. Аббревиатура звучит как МИГСУ, то есть два истребителя «Миг» и «Су». Конкурировать с нами можно, но результат предопределен (смеется).

Источник изображения: pixabay.com

Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>Россия топчется на месте, в том числе и потому, что у людей напрочь отсутствует государственный менталитет. Более того, он не возникнет еще очень продолжительное время. Как и государственная политика, и само государство в виде работоспособной структуры, и государственническая идеология, - не в формальном, пустом значении данных слов, а в их полноценном содержании, т.е. в том виде, в каком они ложатся в основу государства как некоего территориально-этнического образования. В нынешних условиях и в обозримой перспективе нечто подобное никому в стране просто не нужно. Кроме рядовых граждан, естественно, страдающих от разнородного произвола и неэффективности административной политики. Что наглядно демонстрируют меры руководства страны, которое формально декларирует различные формы государственного контроля, а в реальности полностью передоверяет все функции рынку. А рынок, как известно, в чистом виде, всеми силами сопротивляется контролю со стороны кого бы то ни было. В том числе и государства. Это две заведомо не смешиваемые категории, - даже с поправкой на кейнсианские и неокейнсианские подходы в экономической науке. Либо либерализм, - в угоду которому кладётся и государство, и народ, и идеология, и культура, - либо государственническая политика, которая с той или иной степенью интенсивности контролирует рынок и всевозможные свободы, связанные с рыночной деятельностью. Сегодня в стране вновь возобладал дух либерального доктринерства. А это значит, что всё, что связано с государством и государственнической политикой, на продолжительный период времени теряет актуальность или декларируется лишь формально. Поэтому нет ничего удивительного в доминировании идеологии временщиков, в ориентации на краткосрочные, а не на долгосрочные проекты, в констатации ошибок плаинирования и организации руководства и т.д. Страной управляет сегодня не государство, а бизнес в лице своих ставленников на различных государственных постах, исповедующих ту саму временщицкую идеологию. Кроме того, можно констатировать отсутствие у дававшего интервью лица полноценного владения ситуации по обсуждаемому вопросу. Несмотря на высокую должность в РАГС. Я понимаю, реклама учебных программ, - это дело необходимое, тем более, что институт берет за них очень большие деньги, - но всё-таки хотелось более конкретного владения сиутацией. Причем, пробелы имеют место даже не на уровне отдельных моментов, а полностью, - принципиальным образом. И в дополнение к этому – совершенно фантастические построения насчет патриотизма, взаимоотношений бизнеса и власти в России, каких-то противоречий, отсутствия долгосрочной политики, долгосрочных проектов и т.д. Это примерно то же самое, как утверждать, что военные неудачи российской армии в двух прошедших чеченских кампаниях связаны с тем, что у войск не было ... хорошей строевой песни. Тот же патриотизм, - он на пустом месте не возникает. Тем более, в нынешней России. Поскольку патриотическая идеология является одной из крайних и зачастую наиболее экстремистских идеологических проявлений и построений в составе формирования умонастроений общества, которое готово вначале согласиться на что угодно, прежде чем согласиться на патриотическую идеологию с навешенной на нее какой угодно по формальному содержанию вывеской. Т.е. это всегда вынужденная идеология. А для России так и более того, - крайне непродуктивная, по аналогии с попытками последних лет сформировать патриотическую идеологию в союзе и в опоре на православие, совершенно забывая при этом о том, что подобную ошибку в своё время уже сделал Франко, правда, вместо православия он использовал католицизм. За результат Испания расплачивается до сих пор. >Основная причина кроется в глубоком недоверии между государством и бизнесом. Бизнес зачастую просто боится государства. Этого нет. Тот бизнес, что приносит реальные деньги, изначально контролируется государственной коррумпированной административно-бюрократической системой, принимавшей самое деятельное участие в его формировании, создании его структуры и установлении над ним контроля. И никакого недоверия между членами одной и той же коррумпированной структуры по сути нет, а конфликты сводятся лишь к региональным вопросам и сферам влияния, не затрагивающим общие принципы существования такой бюрократическлй экономической модели. Основной критерий отнесения бизнеса к данной категории – наличие крупной устойчивой валютной выручки. Что до остального бизнеса, то он играет лишь роль в перераспределении денежных потоков, поступающих в страну от экспортной деятельности, в освоении этих денежных средств, в насыщении необходимыми потребительскими товарами рынка в целях избежания народного недоовольства и т.д. Более – ничего. Вот этот бизнес не столько даже боится государства, сколько начинает его бояться на том уровне, когда эффективность подобных бизнес-структур начинает терять эффективность, а их избыточное количество приводит к дезорганизации на рынке, к возникновению мошенничества, ненужного ажиотажа, утраты контроля за ситуацией и т.д., но ни в коем случае никак не связано с конкурентными преимуществами. Т.е. коррумпированная бюроркатическая система на каждом уровне своего административного влияния попросту отбраковывает в бизнесе ненужное и мешающее работе контролируемых ей основных структур. >Когда я говорю нашим зарубежным партнерам про программу антикризисного управления, часто получают навстречу вопрос: «What is crisis management? It’s risk management?». Название таких программ за рубежом : “Anti-recession(-ary) management”.
CIO, Санкт-Петербург
Обратимся же к классикам. Хочу извинится, моя реплика - почти целиком цитата из Википедии об Аристотеле: ''Формы государственного правления [по Аристотелю] В зависимости от целей, которые ставят перед собой правители государства, Аристотель различал правильные и неправильные государственные устройства: Правильный строй — строй, при котором преследуется общее благо, независимо от того, правит ли один, немногие или многие: Монархия (греч. monarchia — единовластие) — форма правления, при которой вся верховная власть принадлежит монарху. Аристократия (греч. aristokratia — власть лучших) — форма государственного правления, при которой верховная власть принадлежит по наследству родовой знати, привилегированному сословию. Власть немногих, но более чем одного. Полития — Аристотель считал эту форму наилучшей. Она встречается крайне «редко и у немногих». В частности, обсуждая возможность установления политии в современной ему Греции, Аристотель пришёл к выводу, что такая возможность невелика. В политии правит большинство в интересах общей пользы. Полития — «средняя» форма государства, и «средний» элемент здесь доминирует во всём: в нравах — умеренность, в имуществе — средний достаток, во властвовании — средний слой. «Государство, состоящее из средних людей, будет иметь и наилучший государственный строй». Неправильный строй — строй, при котором преследуются частные цели правителей: Тирания — монархическая власть, имеющая в виду выгоды одного правителя. Олигархия — блюдет выгоды состоятельных граждан. Строй, при котором власть находится в руках людей богатых и благородного происхождения и образующих меньшинство. Демократия — выгоды неимущих, среди неправильных форм государства Аристотель отдавал предпочтение именно ей, считая её наиболее сносной. Демократией следует считать такой строй, когда свободнорожденные и неимущие, составляя большинство, имеют верховную власть в своих руках. Отклонение от монархии даёт тиранию, отклонение от аристократии — олигархию, отклонение от политии — демократию. отклонение от демократии — охлократию. В основе всех общественных потрясений лежит имущественное неравенство. По Аристотелю, олигархия и демократия основывают своё притязание на власть в государстве на том, что имущественное — удел немногих, а свободой пользуются все граждане. Олигархия защищает интересы имущих классов. Общей же пользы ни одна из них не имеет.'' У нас в России ОЛИГАРХИЯ, хотя все кричат что демократия (имхо все же первое). Чего хотеть от простого народа, которому и работы-то на всех не хотят раздать г-да олигархи, или, скажете, они не виноваты в ситуации? Государство в этой системе ничего не разрулит. Когда ''со свистом'' пролетает кортеж из черных баварских лимузинов с крякалками и сиреной, пугая авто и пешеходов, невольно на память приходят многочисленные сценки их кинофильмов - въезд царя [графа, герцога, феодала и т.п.] в город с битьем холопов плетками и топтанием конями зазевавшихся прохожих. Где тут демократия, и в каком месте бизнес? 8)
Применительно к России: такими главными ограничивающими факторами являются коррупция, отсутствие инфраструктуры и низкая инновационная активность. Вот в этом треугольнике надо искать большинство ответов.
Это следствия, а причины - выше. И не уникальная ситуация, возникает периодически на протяжении последних двух-трех тысячелетий, заканчивается крахом государственности. Потому что - Правильный строй — строй, при котором преследуется общее благо!
Директор по маркетингу, Москва

Откуда в России такое пристрастие к логике ИЛИ-ИЛИ.
А, может быть, ответ: И государство, И бизнес?

Несколько раз доводилось читать, что в чиновничьи конторы не берут выпускников Академии.
Почему?

Исполнительный директор, Челябинск

На мой взгляд все проблемы в России из-за метрополии. Вот Мы столица и нам от туда всё видно.
Из-за этого ставятся цели, которые спускаются в РЕГИОНЫ и которые очень далеки от ВОЗМОЖНОСТЕЙ
регионов. Концентрация капитала, управление валютной политикой, пререготива власти - всё это усиляет
метрополию и ослабляет РЕГИОНЫ. Как следствие из РЕГИОНОВ происходит миграция в МОСКВУ.

При Николае 2, при царской (абсолютной) власти мы видели как местная элита строила школы, ремесленные
училища, как из МЕСТНЫХ и в основном АГРАРНЫХ бюджетов возводились общественные здания.

товарищ СТАЛИН провёл полную централизацию РЕСУРСОВ, которыми управлял ГОСПЛАН. ГОСПЛАН разогнали, стратегия развития экономики развалилась. Почему Компартия Китая может заявить что в
течении 5 лет будет организовано 3 частные корпорации, которые займут 15% мирового рынка?

Почему Единая Россия или Правительство РФ не может сделать подобное заявление на основе качественной проработки стратегии развития мировых рынков и моделировании стратегии и принятие стратегии, которая бы стала законом для той или иной отрасли..

Причины банальны - на фиг это никому не нужно.. В бизнесе есть KPI и довольно просто провести анализ эффективности власти - и сразу возникает ''а кокой будет политический эффект'' ?

Почему об инновациях говорят люди, не сделавшие не одного изобретения? Почему этим не занимается допустим Жорес Алфёров - дайте ему 1 млрд. долларов. Точно не пропьёт... КПД от этого миллиарда
будет раз в 10 более чем КПД от остальных вливаний в инновации.

Почему мы говорим об инновациях и не преподаём ТРИЗ в школах? Почему мы оцениваем знания, полученные в учебном заведении, а не развитие интеллекта, скорости мышления и базовой памяти?

потому что это БОЛТОЛОГИЯ. Ни каких инноваций нет и не будет. Во власти - (в управлении серьёзными деньгами) нет Алферовых и подобных ему... А такое нужно не только в МСК. Такое нужно и в Барнауле и в Кемерово и деревне Потапово.

Общественная палата - отличный шаг - дайте только людям из этой палаты реальную власть.
Как - сформируйте комитеты по 5 человек для анализа инфраструктурных проектов в регионах, дайте им возможность управлять млрд. рублей... Хоть косвенно.. Их оценка будет качественнее чем оценка министерств и ведомств...

Из Ассоциаций предприятий отрасли сформируйте действенные инструменты для определения стратегии развития отрасли, заставив законодательно формировать анализ мирового движения РЫНКА, производить расчёт внутреннего рынка, формировать анализ потребности инвестициях и планируемой фондоотдаче, введя ограничения для слабых рынков и стимулируя недоразвитые.

Нужно работать на дальние цели, а в Метрополии цели - продвижение ближе к центру принятия кратковременных решений либо заработать млн. долларов любой ценой... И даже религия уже на в помощь.

Преподаватель, Москва

Новый жанр - экономическое анимэ :D

Финансовый директор, Австрия

Из прочитанного интервью вынес две идеи: хорошо бы как в Сингапуре и мы -русские любим много болтать .
Хочу добавить третью: '' Если это лучшие люди этого города, каков же должен быть сам город''.
Если у ученого , занимающегося проблемами управления нет других идей, что требовать от государственных чиновников.Это означает , что мы наблюдаем системный распад управления обществом на всех уровнях.
Если они есть,и находятся в плоскости анализа развития русской и европейской бюрократии , было бы интересно о них почитать.

Директор по продажам, Москва
Леонид Юнышев пишет: Почему мы говорим об инновациях и не преподаём ТРИЗ в школах? Почему мы оцениваем знания, полученные в учебном заведении, а не развитие интеллекта, скорости мышления и базовой памяти?
Даже не знание, а умение заполнить/списать тест. :(
Леонид Юнышев пишет: Почему Единая Россия или Правительство РФ не может сделать подобное заявление
Это точно могут, заявления это легко!
IT-менеджер, Москва
Романов Николай пишет: Тот же патриотизм, - он на пустом месте не возникает. Тем более, в нынешней России. Поскольку патриотическая идеология является одной из крайних и зачастую наиболее экстремистских идеологических проявлений и построений в составе формирования умонастроений общества, которое готово вначале согласиться на что угодно, прежде чем согласиться на патриотическую идеологию с навешенной на нее какой угодно по формальному содержанию вывеской.
Все зависит от того, каково будет направление патриотизма. Их по большому счету 2 - против кого-то или за что-то. Первый путь - патриотизм ''против'' это явный путь к экстремизму. Патриотизм ''против'' всегда хорош, когда политическая и экономическая ситуации внутри страны могут привести к социальному протесту. Поэтому это исторически неоднократно проверенный путь России, который предстоит пройти ещё не один раз.
Леонид Юнышев пишет: Ни каких инноваций нет и не будет. Во власти - (в управлении серьёзными деньгами) нет Алферовых и подобных ему... А такое нужно не только в МСК. Такое нужно и в Барнауле и в Кемерово и деревне Потапово.
А зачем к управлению деньгами допускать тех, кто занимается наукой? Именно к управлению? Ученые должны управлять развитием, через стратегии и концепции, техническую экспертизу и установку приоритетов. Денежные же потоки лучше оставить специалистам по финансам. И выбор ''генеральной'' и второстепенных направлений развития должен опираться как на научно-техническую экспертизу, так и расчет финансовых возможностей. При этом имеющих практически равные права на продвижение или блокирование инновационного проекта.
Романов Николай пишет: Это примерно то же самое, как утверждать, что военные неудачи российской армии в двух прошедших чеченских кампаниях связаны с тем, что у войск не было ... хорошей строевой песни.
Насчет песни не знаю, а вот как оказалось не было хорошей парадной формы - это факт :D И с первой попытки сделать хорошую не вышло, посмотрим как повысит боеготовность армии нынешняя..
Директор по рекламе, Москва

Вопрос Андрею Марголину

А как же быть с концептом ''Вялая Россия''?
Это же наиболее реалистическая модель развития общества а значит и управления обществом.

Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>Все зависит от того, каково будет направление патриотизма. Их по большому счету 2 - против кого-то или за что-то. За рубежом, - да, такое местами имело место. Но в России, сколько бы ни изучать историю, ''за что-то'' всегда сопровождалось с ''против чего-то''. Вернее, использовалось в качестве лозунга для реализации последнего. Вне зависимости от эфемерности идеи, которой предстояло достигнуть, но которая очень удачно ложилась на массовое сознание, желалась максимально широкими массами людей, была ими выстрадана и т.д. Тот, кто первым это предлагал или закреплял в виде пусть и нелегитимных при текущей власти законодательных актов, - имел под собой не только поддержку толпы, но и любых мало-мальски организованных структур в их низовом и среднем звене. За исключением той самой властной вертикали, составляющей костяк таких структур и системы гсоударственного управления, а также его органов, выступавшей в лучшем случае в качестве саботирующего элемента, а в худшем - в виде прямой конфронтационно-репрессивной машины, представляя собой самостоятельную прослойку в обществе, определенный класс, со своими личными и коллективными интересами по сохранению у власти и сохранению власти в своих руках. Включая и идеи Царствие Божие, - как на земле так и на небе, - без всяких ограничений и ''тормозов''. А в обычной жизни - так повседневно. Вначале - убрать, а затем чесать в затылке, как начать что-то строить иное на его месте и еще удивляться, почему не строится, а то, что украдено/позаимствовано у соседей, - не прививается. >Насчет песни не знаю, а вот как оказалось не было хорошей парадной формы - это факт Не расстраивайте. Видел я эти клоунские наряды от Юдашкина и иже с ним, кто подвизался на подобной теме. Можно подумать, что попугайская внешность в выхолощенном стиле 18-19 вв. в состоянии повысить боеготовность войск и популярность армии в обществе.
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Новости образования
Первый в России форум «Цифровой менталитет руководителя» пройдет в Москве

Форум будет полностью посвящен проблеме повышения эффективности управления в различных сферах бизнеса и не только.

В Москве пройдет выставка лучших бизнес-школ со всего мира

Представители топовых международных MBA-программ встретятся с бизнес-профессионалами из Москвы в формате one-to-one.

В Школе бизнеса МИРБИС стартовала акция для поступающих на программу Executive MBA

Руководителям и собственникам бизнеса, поступающим на программу Executive МВА, предоставляется скидка 30% на первый этап обучения.

ИБДА РАНХиГС проведет День открытых дверей программы Executive MBA «Стратегическое управление и лидерство»

День открытых дверей – это отличная возможность познакомиться с программой, ее руководством, преподавателями и выпускниками.

Дискуссии
Все дискуссии