Что такое кейс: как организовано обучение в бизнес-школах

Не знаете, в чем польза бизнес-кейсов? Значит, они вам точно нужны, потому что эффективные предприниматели, живущие реалиями нынешнего времени и нацеленные на результат, в курсе, что это такое. Именно качественные и продуманные кейсы помогают им создавать и удерживать на плаву работающие компании. Кто и где сегодня пишет кейсы? Кто и как их решает? Рассказывает эксперт по проблемам построения эффективных организаций Евгений Зайцев.


Евгений Зайцев – кандидат исторических наук, имеет сертификаты по корпоративному и стратегическому управлению «Corporate Governance», School of Business York University, Toronto; «Negotiating with Strategic Investors», European Bank for Reconstruction and Development. В ключевые компетенции спикера входит управление проектами постановки систем стратегического планирования и контроллинга, участие в работе советов директоров в качестве независимого директора, а также реализация международных образовательных и консультационных проектов. Евгений Зайцев – преподаватель программ уровня ЕМВА в Институте нефтегазового бизнеса, Высшей школе бизнеса МГУ, Международной школе бизнеса и технологий Национального исследовательского технологического университета «МИСиС».


Executive.ru: Какие бывают кейсы? Какие темы сегодня в них освещаются чаще всего?

Евгений Зайцев: Традиционная задача по физике или математике – тоже своего рода кейс, в условиях которого дается описание проблемы и требуется найти правильное решение. Так что в технических науках метод кейсов используется очень давно, просто его называли иначе. Еще в российской методической науке есть понятие так называемых «проблемных ситуаций» – описывается проблема и ставится задача найти управленческое решение.

Собственно кейсы как модель подготовки кадров в сфере бизнеса возникла в начале 1920-х годов в Гарвардской школе бизнеса. В то время там разрабатывалась аспирантская программа, и преподаватели увидели существенный недостаток обучения: традиционные лекции и семинары были нацелены, главным образом, на передачу знаний и проверку усвояемости материала. Метод же кейсов ориентирован на переход от знаний к умениям принимать управленческие решения. Суть бизнес-кейса – четкое описание проблемной ситуации и постановка задачи найти эффективное управленческое решение. Это и обеспечивает переход от знаний к конкретным умениям и навыкам.

Метод кейсов, безусловно, очень эффективен, и сегодня повсеместно используется практически во всех бизнес-школах.

Executive.ru:Как эволюционировали кейсы за эти сто лет? Сегодня они представляют собой наиболее эффективный формат?

Е.З.: Необходимо отметить, что существуют три основных типа бизнес-кейсов. Первый – достаточно объемные многостраничные описания в формате деловой литературы, где представлена проблемная ситуация. Этот тип кейсов можно найти в учебниках по менеджменту. Он делится на две части – дается четко структурированная информация, точные исходники, подходящие для количественного анализа, и ставится задача. Например, предлагается дать оценку эффективности инвестиционного решения и ожидается, что слушатель вычислит единственно правильный ответ. Такие кейсы часто используются для финансового и инвестиционного анализа. Они очень полезны, так как помогают избежать стандартных ошибок в бизнесе, которые, к сожалению, наши бизнесмены допускают часто. Например, если вы хотите увеличить объем продаж, то должны в обязательном порядке предусмотреть увеличение инвестиций в запасы дебиторской задолженности; захотите захватить чужой рынок – необходимо представлять, какие ресурсы для этого потребуются, и где вы их возьмете.

Вторая группа – это неструктурированные бизнес-кейсы. Они используются в ситуациях, когда вам необходимо выйти на новый рынок, в связи с чем возникают альтернативные сценарии. В этом случае кейс формирует навык работы с большим объемом неструктурированной информации. Огромное внимание на этот фактор обращают на программах MBA в США и Канаде: за отведенное время слушателю предлагается переработать большой объем информации и найти верное решение. Это очень полезный навык, который помогает быстро определить правильный вектор движения в условиях нестабильной и неопределенной экономической ситуации. Эти кейсы достаточно сложны. Они подразумевают формирование альтернативных вариантов действий и оценку стратегических рисков.

Третья группа кейсов связана с поиском бизнес-идеи. В 1990-е годы я проходил стажировку в Стокгольме и сам выполнял такие задания. Нас вывели на городские улицы и предложили оперативно поразмыслить над тем, какой бизнес можно открыть в столице Швеции. Мы пробежались по улицам и придумали кучу идей, которые шведы тут же забраковали: оказалось, что в городе практически все есть, и для того, чтобы сделать бизнес, ты должен занять место какого-то участника рынка. В другой раз шведы принесли нам обычную советскую двадцатилитровую канистру и предложили составить план продаж этих канистр в Швеции. Такие нестандартные задачи «взрывают» мозги и заставляют искать неожиданные решения. Именно поэтому они так важны сейчас.

Кейс, анализирующий прошлую ситуацию, позволяет избежать повторения шибок. Но это и его недостаток, который постоянно отмечают в западных бизнес-школах. Считается, что человек, прошедший обучение на основе кейсов, при возникновении нестандартной ситуации будет искать ответ в задачах, которые уже когда-то решил. В результате попытается применить прошлый опыт в новых условиях, а часто это совершенно бесполезно и таит в себе определенные риски и опасность для бизнеса.

Executive.ru: Американская школа кейсов делает ставку на нахождение единственно правильного результата, европейская – настроена на вариативность ответа. Какая из этих двух установок в современных бизнес-реалиях более эффективна?

Е.З.: Здесь все сводится к тому, что различные кейсы преследуют разные образовательные задачи. Американские бизнес-кейсы идеально подходят для стабильной прогнозируемой рыночной системы. Сам американский рынок играет по понятным и прозрачным правилам. В таких условиях очень удобно и полезно использовать прошлый опыт.

Что касается России, то правила игры в нашей стране меняются практически ежечасно да еще и задним числом, поэтому американские кейсы у нас, конечно, буксуют.

Я очень хорошо знаком с европейской школой кейсов. Я бы назвал эту школу «методом живых кейсов». В данном случае задаются реальные ситуации, например, на семинаре руководитель бизнеса ставит перед аудиторией актуальную задачу, и ее начинают решать в режиме реального времени. Причем работа проходит в формате заседания совета директоров компании. Я и сам часто использую этот метод в ходе преподавания на уровнях МВА и Executive МВА. Этот формат не подходит для студентов, так им не хватает практического опыта. А вот для бывалых бизнесменов, собственников и топ-менеджеров будет очень полезен: когда люди рассуждают о своих собственных проблемах, это создает дополнительную мотивацию.

Если говорить об особенностях современной разработки кейсов, то нельзя не отметить, что во многих стандартных кейсах бизнес-проблема формулируется изначально. Сейчас необходимо, в первую очередь, понять, в чем именно заключается проблема, является ли она внешней или внутренней проблемой бизнеса. Эти кейсы более сложные, они требуют от аудитории более серьезной подготовки, но и отдача от них существенная. Они активно способствуют формированию системного мышления, недостаток которого ощущается, когда мы проходим стандартные функциональные дисциплины.

Executive.ru: Россия вносит свой вклад в создание интересных и актуальных кейсов?

Е.З.: В нашей стране кейсовый метод стали активно использовать в начале 1990-х годов. Сначала это были, конечно, переводные кейсы. Их пытались адаптировать к российской действительности. Что касается целенаправленной подготовки собственных кейсов, то следует отметить, что это длительная и кропотливая работа. Чтобы написать бизнес-кейс на 20-30 страниц, профессионал должен потратить массу времени. На Западе этот труд оплачивается. У нас – нет. Но даже если такой ценный материал и будет создан, защитить его – еще одна проблема. Кейс уйдет в народ – и все. Так что никакой системной работы тут нет. Этим занимаются кафедры крупнейших учебных заведений России исключительно по своей инициативе.

Еще один нюанс заключается в том, что хороший кейс можно сделать только на примере какого-либо бизнеса. А реалии в нашей стране меняются настолько быстро, что сегодня готовить кейс на основе данных 2012-2013 года уже не актуально. Этот момент тоже имеет большое значение. То есть это должна быть более чем оперативная работа, заниматься которой нужно очень серьезно.

E-xecutive: Какие кейсы вы считаете наиболее полезными и предлагаете студентам в первую очередь?

Е.З.: Первый вид кейсов – те, которые учат избегать простых ошибок, которые наши бизнесмены совершают повсеместно. А это, между прочим, уже 80% успеха бизнеса. Например, часто наши бизнесмены пытаются использовать методы управления бизнесом растущего рынка в условиях падающего. Мы разбираем, что рост в условиях 2000-х годов и в нынешних обстоятельствах – две большие разницы, и сегодня нужно выбивать конкурентов, четко понимая, как это нужно делать. Второй момент: сегодня не стоит заниматься тем, где у вас не хватает профессиональных компетенций. Нынешний бизнес не терпит самодеятельности.

Второй тип бизнес-кейсов направлен на поиск эффективных идей. Это очень сложная работа. Здесь нет готовых решений. Для их поиска используется обширный инструментарий, и кейс обычно проходит в групповой форме. Человек описывает свою бизнес-идею, и группа начинает оценивать ее перспективы, разрабатывает стратегический план реализации.

На основе кейсов разработан ряд компьютерных программ, подразумевающий активное использование количественного анализа. Такие программы очень хорошо зарекомендовали себя в финансах и маркетинге. Многие бизнес-школы успешно их используют.

Executive.ru:: Какие кейсы лучше решать студенту индивидуально?

Е.З.: В первую очередь, связанные с количественным анализом, когда человек может проверить свои навыки, например, в оценке инвестиционного проекта. Это хороший шанс проверить личные компетенции.

Когда же бизнес-кейс нацелен на будущее и требует большого количества экспертных оценок, то здесь более эффективна командная работа. Каждый из ее участников выполняет определенную работу. Весь этот процесс напоминает интеллектуальную передачу «Что? Где? Когда?», где у каждого знатока есть своя функция. Предусмотрена даже роль «дурака» – знатока, задающего нестандартные вопросы и дающего таким образом возможность взглянуть на ситуацию с нестандартной стороны.

В целом форма и содержание бизнес-кейсов зависят от задач обучения и уровня подготовки. Так, бакалаврам и магистрам будут предложены стандартные задачи, а кейсы для топ-менеджмента, собственников и бизнесменов будут уже учитывать отраслевую специфику, требовать наличия конкретных рынков, знания бизнес-моделей и так далее.

Executive.ru:: Кому сегодня кейсы нужны больше всего?

Е.З.: Потребность в кейсах возникает в ситуациях, когда у людей нужно выработать навыки самостоятельного мышления и принятия важных стратегических решений в условиях высокой неопределенности внешней среды. В первую очередь это, конечно, собственники бизнеса и топ-менеджмент. Для среднего менеджмента кейсовый метод не столь актуален, так как эта категория сотрудников работает в рамках регламента и не отвечает за стратегические маневры в компании.

E-xecutive: Что такое «проблемные поля» в кейсе? Сколько таких полей может быть в кейсе? Один кейс равно одно поле? Или больше?

Е.З.: Суть любого кейса – бизнес-проблема, которая требует решения. Проблемное поле – это зона, к которой находится проблема. Зона может быть внешней (клиенты, поставщики) или внутренней (процессы, системы управления). В простых кейсах проблемное поле, как правило, одно. В сложных, уровня стратегии, их несколько. К примеру, выход на новый рынок требует решения проблем преодоления барьеров входа, создания системы дистрибуции, поиска финансовых ресурсов и так далее.

Executive.ru: В какой степени экономический кризис является кейсом? Чему он учит бизнесменов?

Е.З.: Если кризис и кейс, то очень жесткий. Но в любом случае кейс дает вам право на ошибку, а кризис – нет. Тот, кто этого не понял, вылетает из обоймы быстро и надолго, а часто и навсегда.

Но я бы не назвал кризис бизнес-кейсом. Хотя бы потому, что кейсы необходимо изучать до момента начала работы в реальных жестких условиях. Сейчас бизнесмену из любой сферы требуется четкий набор профессиональных компетенций. И кризис, конечно, учит их жизни. Наши предприниматели очень мобильны, у них высокая способность к выживаемости и адаптации к экстремальным условиям.

Я считаю, что в России сформировалась мощная сила предпринимательской мысли. И это не только мое мнение. Начиная с 1990-х годов мы только и делаем, что изучаем разные бизнес-кейсы и проходим проверку на прочность окружающей средой. На Западе бизнес рождается и живет в стабильной среде, там для него созданы условия приближенные к тепличным. Наши же предприниматели, повидавшие на своем веку трудности самого разного формата и сумевшие выжить, обладают действительно эффективными компетенциями и навыками.

Executive.ru: Обозначьте критерии эффективного кейса. Как вы отбираете кейсы для работы со студентами?

Е.З.: Эффективность любого кейса – и учебного и реального – определяется эффективностью конечного управленческого решения. Если дается кейс, связанный с точностью вычисления определенных финансовых показателей рынка, то определить правильность ответа и компетентность студента не составит труда.

Подбирая бизнес-кейсы, я отталкиваюсь от проблем, которые ставит тот или иной кейс. Работа у нас построена так – мы работаем в группах, но проблему каждый студент предлагает свою. Таким образом, кейс формируется в реальном времени. Я уверен, что в этом контексте очень важно давать людям то, на что они сами нацелены.

Executive.ru: Что сейчас волнует предпринимателей больше всего?

Е.З.: В первую очередь, сжатие бизнеса, ведь до недавнего времени бизнес был настроен на рост, а нынешние условия заставляют пересматривать данную стратегию. Поэтому мы часто проводим кейс в виде стресс-теста. Например, нужно вычислить самые болевые точки бизнеса в условиях падения продаж на 40% и выработать единую систему решений, которая помогла бы сохранить бизнес на плаву. Эти кейсы, конечно, бодрят, хотя не всегда собственникам нравится решать подобные задачи – очевидно, что куда приятнее размышлять о росте и просчитывать его. Тем не менее, учитывая плачевное состояние нынешнего российского бизнеса и то хрупкое дно, от которого всем придется оттолкнуться, заниматься анализом таких перспектив необходимо. Мы воспитываем так называемую стратегическую готовность к передрягам, которые у нас еще впереди.

Executive.ru: Какие кейсы у студентов самые любимые?

Е.З.: Конечно, те, что посвящены поиску новой бизнес-идеи. Любому хочется найти такую красивую «фишку», которая даст быструю прибыль. Кроме того, всех интересуют реальные живые ситуации из российского бизнеса, а также злободневные проблемы собственных компаний.

Executive.ru: Часто ли такие идеи удачно воплощаются в жизнь?

Е.З.: Таких примеров очень много. Это проекты разного уровня, и, конечно, далеко не всегда такие идеи являются инновационными. В основном они относятся к малому и среднему бизнесу. Например, одна наша студентка хорошо шьет и теперь создает одежду под своим брендом. Другой студент придумал, как наладить бизнес за счет размещения рекламы на флешках и мобильной гарнитуре.

Задача считается выполненной, если бизнес начинает приносить реальные деньги.

Executive.ru: Какой интересный кейс вы решаете со студентами в настоящее время?

Е.З.: Часто со студентами прогоняем какую-нибудь бизнес-идею через десять фильтров. Первые пять из них касаются непосредственно условий рынка, еще пять – возможностей для построения бизнес-модели. Каждый фильтр ставит перед аудиторией определенные вопросы, например, в чем заключается ценность товара или услуги для потребителя? Каковы бренд-каналы дистрибуции?

Берем, например, всем известный YotaPhone и прогоняем его через все 10 фильтров и делаем вывод, насколько вообще эта идея жизнеспособна. К сожалению, подавляющее большинство российских бизнес-идей проходят только первые два фильтра. Студентам очень нравится этот формат – разворачивается живая, интересная и полезная дискуссия.

Один студент как-то предложил идею создания фермы для разведения страусов. Выглядело все заманчиво, ведь страус – это мясо, пух и перо, крупный яйца, кроме того, из кожи страусов даже шьют куртки. Начали прогонять эту идею через фильтры, и заминка возникла уже на первом вопросе – кто будет потребителем этой продукции в России? После еще нескольких подобных вопросов пришло понимание, что идея не жизнеспособна.

Еще один пример из практики. В ноябре прошлого года к нам приехала студентка из Казахстана, одержимая идеей создания фермы по разведению верблюдов. Изначально она планировала продавать верблюжье мясо. Но с учетом того, что растет верблюд медленно, от этой идеи пришлось отказаться и перепрофилировать ферму под молочную. Как оказалось, верблюжье молоко очень востребовано на местном рынке. Хозяйка фермы, будучи финансистом, сделала колоссальный инвестиционный анализ. Бизнес-идея прошла все десять фильтров. И сейчас верблюжья ферма развивается более чем успешно.

Executive.ru: Какие еще фильтры значатся в списке десяти ключевых? Расскажите о них подробнее.

Е.З.: Все фильтры делятся на две части. Пять первых относятся к конкурентной стратегии, остальные – к ресурсным возможностям.

Фильтр первый – ценность для потребителя. Самое главное условие успеха здесь – точно определить целевой сегмент и те ценности, за которые потребитель готов платить. Второй фильтр предполагает оценку рынка. Причем здесь важны даже не показатели роста или падения. Определите – рынок уже существует и структурировался, находится в фазе зарождения или же еще не сформирован? Третий фильтр подразумевает анализ каналов продвижения потенциального продукта или услуги. Есть ли они в наличии и полностью контролируются или же являются чужими? Или их необходимо создавать с нуля? Четвертый фильтр – брэнд. Каково его содержание? Нуждается ли продукт в рекламе или нет? Какая стратегия позиционирования и продвижения будет для продукта самой эффективной? Фильтр пятый – собственно продукт. Здесь есть жесткое правило: продукт надо создавать при наличии понимания рынка, ценности для потребителя и содержания брэнда. Если эти три фактора учтены – есть хорошие шансы на то, что продукт или услуга будут успешными.

Шестой фильтр – технологии. Определите, есть ли они в наличии? Нуждаются ли в модификации уже имеющиеся или есть смысл создавать новые? Седьмой фильтр касается такого ресурса как активы. Какие из них есть в наличии? Каких на руках нет, но они доступны? Есть ли потребность в новых активах? Ресурсы внешней поддержки – фильтр восьмой. Здесь также важно определить те, что уже есть в наличии, а также вычислить потенциально доступные и проблемные. Эти же самые действия применимы к девятому и десятому фильтру, в их фокусе – компетенции и финансы предпринимателя.

Executive.ru: Как со временем будут меняться кейсы?

Е.З.: Думаю, вопрос надо ставить шире – что вообще будет с российской системой бизнес-образования? От этого будет зависеть вектор развития бизнес-кейсов и их востребованность учебными заведениями.

Я думаю, что конкуренция среди бизнес-школ в России будет расти, потому что такого наплыва и ажиотажа среди студентов, какие были в 2000-х годах, уже не будет. Кроме того, сыграет роль ограничительный фактор – преподавателей, которые умеют эффективно работать с бизнес-кейсами, не так много. Эти люди обязательно должны работать либо в реальных проектах, либо быть эффективными управленцами или консультантами в настоящее время. Но таких специалистов мало – сказывается высокая занятость в других сферах деловой активности.

Сама система бизнес-образования находится в жестких условиях выживания. Каким-то игрокам рынка придется уйти, а останутся те, кто, помимо прочего, смогут эффективно работать с методом кейсов. А они, в свою очередь, будут нарабатываться и усложняться.

Комментарии
Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
E-xecutive: Россия вносит свой вклад в создание интересных и актуальных кейсов?
Е.З.:
.. Их пытались адаптировать к российской действительности.

По поводу адаптации в начале 1990 -годов: Отчётливо помню по статьям и обсуждения, что в западных бизнес-школах в период где-то до ~ 2005 и может быть и дольше не приветствовались решения слушателей с учётом национальных особенностей вообще. В принципе, что касается нашей!! страны -> именно за "отсутствие национальных особенностей" и была критика о несовместимости западного образования - MBA и российского опыта. Кроме того, российские бизнес-школы старались соответствовать западным стандартом и самым "сладким" опытом тогда были лекции именно западных преподавателей, и соревновались "типа" у кого западных преподавателей больше ... Сколько-же потребовалось времени, чтобы перейти "к национальным особенностям" :) - это по поводу медленных изменений в бизнес-школах ...

По поводу защиты кейсов: И никто не говорил тогда о защите бизнес кейсов, ... студент не заметит, а слушатель с опытом заметит простое заимствование :)

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Е.З.: Часто со студентами прогоняем какую-нибудь бизнес-идею через десять фильтров. Первые пять из них касаются непосредственно условий рынка, еще пять – возможностей для построения бизнес-модели. ... Шестой фильтр – технологии ...

Самые замечательные идеи, которые появились в последнее время - это конкретная бизнес модель + конкретная технология, в том числе Управление потребностями клиентов как составляющая бизнес модели - я бы поставил это на первое место при поиске бизнес-идеи - соответствует Четвертому уровню изобретенй по ТРИЗ - Синтезируется новая техническая система. Но бизнес-школы ещё не доросли до ТРИЗ :), и наверное, поэтому примеры приведённых бизнес- идей в этой ст атье и во многих других источниках находятся на самом начальном 1 уровне, а в ТРИЗ их 5!!!

Первый уровень: "Решение таких задач не связано с устранением технических противоречий и приводит к мельчайшим изобретениям ("неизобретательские изобретения"). Задача первого уровня и средства ее решения лежат в пределах одной профессии, решение задачи под силу каждому специалисту. Объект задачи указан точно и правильно. Вариантов изменений мало, обычно не более десяти. Сами изменения локальны: незначительно перестраивая объект, они не отражаются на иерархии систем." © Г.С. Альтшуллер, 2003 Из книги "Найти идею".

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва

Е.З.: Когда же бизнес-кейс нацелен на будущее и требует большого количества экспертных оценок, то здесь более эффективна командная работа. Каждый из ее участников выполняет определенную работу. Весь этот процесс напоминает интеллектуальную передачу «Что? Где? Когда?», где у каждого знатока есть своя функция. Предусмотрена даже роль «дурака» ...

"Весь этот процесс" -> или неправильно понят автором или неправильно описан. Возможно, что это чьи-то представления о Методе мозгового штурма, который на самом деле очень известен, а технология его проведения описана во множестве источников. Всё вывернуто так, что работать не будет так как надо -> и берусь утверждать, не будет и для различных модификаций метода, и даже просто чего-то другого. :)

И где же национальная специфика, о которой говорит автор? :) У нас уже давно научились решать любые технические задачи с помощью различных базовых инструментов ТРИЗ -> АРИЗов - Алгоритмов решения изобретательских задач. И сейчас практически любая техническая задача-проблема решается за один проход такого алгоритма. Добавление рекурсии позволяет значительно расширить круг решаемых задач, в том числе решения разнообразных задач Высокого уровня сложности в бизнесе.

Е.З.: Таких примеров очень много. Это проекты разного уровня ...

Смотрю на примеры в статье, которые посвящены, как пишет автор, "поиску новой бизнес-идеи", и удивляюсь: Какой же уровень считается нужным с учётом национальной специфики ... неужели такой низкий уровень?


Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Новости образования
МИРБИС предложил скидку 35% на первый этап обучения по программам для руководителей

Акция действует до 15 августа 2020 года.

ИБДА РАНХиГС проведет инфосессию программы EMBA Школы менеджмента Антверпена в формате вебинара

Это элитное европейское образование для менеджеров западных и российских компаний. Обучение в Москве в формате Weekend.

Forbes опубликовал рейтинг 100 лучших вузов России

Изменение методики рейтинга привело к серьезным перестановкам в нем.

В ИБДА РАНХиГС предложили временные скидки на программы дополнительного образования

Скидки действуют при ранней оплате.

Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Видеоинтервью vs личные встречи: россияне назвали предпочтительный способ собеседования

Большинство респондентов знают о таком методе прохождения собеседования при трудоустройстве на работу как видеоинтервью.

Россияне назвали размер желаемого семейного дохода

Средний желаемый доход семьи россиян в этом году оказался самым высоким за все время наблюдения, отметили эксперты.

Mail.ru Group запустила сервис, позволяющий забрать часть заработка до дня зарплаты

Группа планирует зарабатывать на комиссиях за перечисление денег сотрудникам, для работодателей сервис будет бесплатным.

Cirque du Soleil уволил 3480 работников из-за пандемии

До пандемии в компании работало около 4000 человек, в том числе 1300 артистов из 50 стран.