Здравствуй, лень, или Культурные коды работы и денег

Клотер Рапай «Культурный код: Как мы живем, что покупаем и почему» (серия Сколково), - М.: «Альпина Бизнес Букс», «Альпина Паблишерз», 2008

Купить книгу в интернет-магазине

Почему у американского джипа фары должны быть круглыми? Почему во Франции идея изготовления сыра из пастеризованного молока обречена на провал? Почему реклама одного и того же товара в Америке, Германии или Франции должна быть разной? Потому что восприятие любой вещи, явления или понятия — будь то машина, еда, отношения между людьми и даже сама страна — восходит к самым ранним детским впечатлениям и откладывается в глубинной части мозга, которая отвечает за выживание. Тайный смысл сложившихся образов в каждой культуре свой. Это своего рода замок, и открывается он с помощью шифра — культурного кода. Изучение культурных кодов привело психолога Клотера Рапая в мир бизнеса, где его знания принесли огромную практическую пользу. А теория культурных кодов завоевала заслуженную славу и легла в основу этого шедевра научной беллетристики.

Работать, чтобы жить: культурные коды работы и денег

«Чем вы занимаетесь?» — существует немало вариантов ответа на этот вопрос. Можно рассказать, как вы выполняете свои родительские обязанности или как справляетесь с делами по хозяйству, а можно перечислить свои увлечения. Однако в Америке смысл этого вопроса однозначен: «Кем вы работаете?» — и в ответ от вас ждут рассказа о своей работе.

Этот вопрос мы задаем не просто так, а будто хотим что-то понять для себя. Мы словно спрашиваем: «В чем ваша цель?», как если бы столкнулись с незнакомым устройством и хотим узнать, для чего оно предназначено. Обычно мы задаем этот вопрос в первые же минуты знакомства с новым человеком. Сначала звучит: «Откуда вы?», а следом: «Чем вы занимаетесь?» Это не просто поддержание светской беседы, это возможность оценить человека.

В некоторых других культурах люди не столь одержимы идеей работы. В знаменитом романе Стендаля «Красное и черное» описана Франция, где жизнь человека ценна постольку, поскольку он служит своей стране (будучи военным — «красное») или богу (будучи священником — «черное»). Другие занятия вульгарны и годятся лишь для простолюдинов. Этот подход до сих пор присутствует во французской культуре и приводит к тому, что безработные порой получают больше, чем многие работники сферы услуг. Одна из самых популярных книг во Франции — «Bonjour Paresse», что в переводе звучит как «Здравствуй, лень».

Многие мои друзья-европейцы просто недоумевают, почему я до сих пор тружусь не покладая рук, хотя давно уже заработал себе на безбедное существование до конца жизни. У них в голове не укладывается, что можно работать просто для удовольствия. В Европе люди проводят в отпусках по шесть недель в году. В Америке же нормой считаются две недели, а многие годами не ходят в отпуск, так как строят карьеру, или же и в отпуске продолжают работать.

Такое отношение к труду характерно для нашей культуры с самого момента ее зарождения. Когда отцы-основатели высадились на этих берегах и увидели дикие земли, первой мыслью было не «Давайте выпьем чаю!», а «Давайте-ка за работу!». Предстояло создавать Новый Свет, а само собой подобное не делается. Города нужно было строить, а Запад — открывать. Ставился дерзкий политический эксперимент, и времени на отдых не было. Мы и теперь думаем, что время отдыха еще не пришло. Рабочий день американцев длиннее, чем в любой другой культуре.

Мы воздаем хвалу работе, и чествуем удачливых бизнесменов. Дональд Трамп и Билл Гейтс — наши поп-звезды. Книги Стивена Кови, Джека Уэлча, Ли Якокки продаются многомиллионными тиражами. Наши бестселлеры называются не «Здравствуй, лень», а «Семь навыков высокоэффективных людей» и «От хорошего к великому». Миллиардеры, владельцы спортивных команд, такие как Джордж Стейнбреннер и Марк Кьюбан, становятся героями репортажей не реже, чем их подопечные.

Почему работа имеет для нас такое значение?

Почему мы хотим заниматься тем, что любим?

Почему для нас важна здоровая рабочая этика?

Принимаясь за исследование кода работы в Америке, я смог исполнить роль пришельца с другой планеты необычайно убедительно. Хотя сам я очень позитивно отношусь к работе и люблю свое дело всей душой, я рос в среде, где царило французское отношение к делу. Я знал уже, что подход американцев совершенно другой, но все же было очень интересно узнать, какой образ у них запечатлелся и что работа значит для них на бессознательном уровне.

Первый час сеансов в «плохой фокус-группе» показал большой разброс мнений. Одни высказывались о работе с оптимизмом и азартом, другие жаловались на длинный рабочий день, маленькую зарплату и плохое начальство.

Хотя все соглашались, что работа должна быть у каждого, отношение разных людей к этой обязанности было полярным. Но когда настал третий час сеанса и я попросил участников вспомнить самые первые впечатления, обозначились очевидные модели.

«Подростком я развозил газеты. Иногда было кошмарно, особенно если шел снег, но по большей части мне это нравилось. Я любил дни сбора платежей, и не только потому, что получал чаевые. Мне нравилось разговаривать с клиентами, узнавать их ближе».
Мужчина, 45 лет

«Я вожатая в лагере. Пару недель назад я случайно наткнулась на одну из своих девчонок в видеомагазине. Увидев меня, она бросилась обниматься и повела знакомить со своим отцом. Когда она сказала: “Пап, вот моя вожатая” — это прозвучало так, словно я королева, не меньше. Это мое самое яркое воспоминание».
Женщина, 18 лет

«Я работаю на трех работах, чтобы обеспечивать семью. Кажется, работа — это единственное, чем я занимаюсь все время».
Мужчина, 47 лет

«Помню свою первую серьезную работу. Конечно, когда я училась в школе и колледже, мне случалось подрабатывать летом, но это совсем другое. Теперь начиналась карьера. Мне нравилось, что у меня появились коллеги, что мне дают задания, что я могу планировать свое будущее. Уже через полгода я получила повышение и чувствовала себя ужасно важной».
Женщина, 32 года

«Двадцать три года я проработал в одной и той же компании. Но однажды нас купила более крупная фирма, и я оказался на улице. Полгода я пытался найти новую работу, и все безрезультатно. Когда я не занимался поисками, я чувствовал, что мне нечего делать. У жены и детей была своя жизнь, а у меня — ничего. В конце концов я устроился на должность, где платят гораздо меньше, чем я привык получать. Все теперь совсем по-другому, и чувствую я себя не как прежде».
Мужчина, 47 лет

«Мое первое выступление изменило жизнь. Наконец. Свершилось. Я стал профессиональным музыкантом!»
Мужчина, 29 лет

«Первое воспоминание, связанное с работой, такое. Я наблюдаю, как мама перетаскивает ящики с фруктами в свой ларек. Ее жизнь казалась мне вечной мучительной борьбой, но она никогда не жаловалась. Я знаю, как ей не нравилось, что приходится подолгу и тяжело работать, но она любила общаться с покупателями. И все знали, кто она, знали, что она — леди из фруктовой палатки».
Женщина, 69 лет

Тон рассказов был разный: люди радовались работе, ненавидели ее, чувствовали себя воодушевленными, разочарованными, подавленными — но эмоции принимали определенное направление. Работа дает возможность знакомиться с новыми людьми, радовать детей, обеспечивать семью, планировать будущее. Благодаря работе можно чувствовать себя королевой, важным человеком, ощущать движение к цели. Или она заставляет признать, что только этим вы и занимались всю жизнь, или, если вы потеряли работу, что у вас ничего не осталось.

Что бы ни говорили участники на протяжении первого часа сеансов, истории третьей части встреч выдавали их с головой. Для американцев работа — это не просто способ обеспечить существование или вынужденная необходимость. Даже если работа не нравится, она играет гораздо более важную, решающую для жизни роль.

Американский культурный код работы — КТО ВЫ ТАКОЙ.

«Новые очки» культурных кодов позволяют иначе взглянуть на вопрос «Чем вы занимаетесь?», сразу виден подтекст. По сути, спрашивая, чем человек зарабатывает на жизнь, мы интересуемся, кто он. Американцы свято верят, что мы — это то, что мы делаем на работе. Почему безработные часто впадают в депрессию? Потому что не знают, как будут оплачивать счета? Разумеется. Но если взглянуть глубже, становится понятно, что для них за этим стоит: если человек ничего не «делает», то он никто.

Если работа показывает, кто мы, тогда понятно, почему она имеет в нашей жизни столь большое значение. Если мы не видим смысла в нашей работе, то и наша жизнь кажется лишенной смысла. Если же человек испытывает воодушевление при мысли о собственной ценности для компании (даже если эта «компания» — мы сами) и полезности своей работы, он чувствует себя личностью. Вот почему работодателям стоит поддерживать в своих сотрудниках мотивацию и интерес к работе. Ведь компания, где работают люди с отрицательной самооценкой, вероятнее всего, больших успехов не достигнет.

Сеть отелей Ritz-Carlton стремится к тому, чтобы у служащих была положительная самооценка. Компания называет своих сотрудников «дамами и господами, оказывающими услуги дамам и господам». Цель компании — оставить у гостя впечатление об отеле как о лучшем в их жизни, а дело сотрудников — обеспечить это. В компании понимают: для создания изысканной атмосферы для гостей нужно сделать то же самое для персонала. К сотрудникам относятся как к зрелым людям и предоставляют им свободу действий. Если постоялец недоволен чем-то и жалуется горничной, она имеет право лично решить, как сгладить впечатление, и предоставить ему бесплатный обед в ресторане отеля или даже бесплатную ночь в номере. Это очень мотивирует обслуживающий персонал, дает ощущение сопричастности к миссии корпорации.

Еще одна особенность работы отелей Ritz-Carlton заключается в том, что никто не внушает персоналу, будто «клиент всегда прав». Понимая, насколько унизительно жить, постоянно следуя подобному лозунгу, президент Ritz-Carlton предлагает своим сотрудникам в случае непредвиденной ситуации обращаться за помощью непосредственно к президенту или кому-то из руководства. Это также подкрепляет чувство собственной значимости у сотрудников. Гораздо легче относиться к постояльцам как к «дамам и господам», когда и с вами обращаются как с дамами и господами. Сотрудники Ritz-Carlton обычно очень преданы делу и гордятся своей работой.

Трудовые отношения, сложившиеся в других культурах, отражают восприятие работы в этих культурах. Во Франции, культура которой дала нам книгу «Здравствуй, лень», работа занимает подчиненное положение по отношению к погоне за удовольствиями. Если работа не доставляет радости, француз предпочтет быть безработным. Основатель компании Club Med Жерар Блиц использовал этот подход в управлении персоналом. Прежде всего он изменил названия должностей. Так, менеджер Club Med зовется chef du village (то есть шефом курортного поселка). На курортах стали устраивать ночные шоу, на которых сотрудники развлекают гостей. Любой работник компании при желании может подняться на сцену и что-нибудь исполнить. Кроме того, с самого открытия Club Med позиционирует себя как идеальное место для авантюристов-одиночек. Такая сексуально заряженная атмосфера давала сотрудникам прекрасную возможность участвовать в развлечениях. Обстановка студенческого лагеря, царящая на курорте, делает работу таким удовольствием для персонала, что Club Med платит своим сотрудником меньше, чем конкуренты.

Всегда на работе

Американцам с трудом удается поставить точку в работе. В соответствии с кодом работы мы считаем, что судить о человеке следует по его последним достижениям. Миллиардеры продолжают работать по 60 часов в неделю, поскольку им постоянно нужно поддерживать свою репутацию. Только что получивший повышение менеджер среднего звена берется за работу с удвоенной энергией, так как уже грезит о следующей ступеньке своей карьеры. Наша трудовая этика так сурова, поскольку бессознательно мы ставим знак равенства между работой и собой. Мы считаем, что, работая не покладая рук и добиваясь профессионального роста, человек становится лучше. Как вы помните, американский код здоровья — движение. Он относится и к профессиональному здоровью. Можно получать удовольствие, работая на одном месте в течение 30 лет, но только если работа постоянно дает повод идти вперед. Если это не так, мы считаем, что погрязли в рутине и никуда не движемся. Много ли вы знаете людей, которые с восторгом согласились бы бесконечно работать на конвейере или заниматься муторной офисной работой?

Мы всегда жаждем повышения, новых возможностей, шанса сделать что-нибудь значительное. Разговорившись с таксистом на Манхэттене, вы, скорее всего, услышите, что он собирается учиться, чтобы получить более престижную работу, а не водить такси до конца своих дней. Официантка в Южной Калифорнии расскажет, что на следующей неделе ей предстоит кастинг на роль в кино. Таксист может так никогда и не выбраться из своего авто, а официантке придется декламировать строки меню перед посетителями еще лет двадцать. Но их стремление к чему-то более высокому полностью соответствует коду. И наоборот, тот, кто ничего не предпринимает, кто смиряется со скромной ролью на работе, лишь изредка ворча, чувствует себя неудачником. Бесперспективность работы наносит непоправимый ущерб их самосознанию.

«Новые очки» также помогают понять, почему мы преклоняемся перед успешными бизнесменами. Мы в восторге от истории Билла Гейтса, работавшего в гараже в тот момент, когда ему пришла в голову блестящая идея, и ставшего самым богатым человеком в мире. Почему? Потому что такие истории укрепляют нас в мысли, что, кем бы мы ни были, возможности для роста безграничны. Миллионер (обладатель $50 млрд, как в случае Гейтса), добившийся всего сам, — прекрасный, вдохновляющий нас символ, который доказывает, что любой может упорно работать, найти дело, которое получается лучше всего, реализовать себя, сформироваться как уникальная личность. Точно так же истории Тома Клэнси (страхового агента, добившегося огромной писательской славы) или Бабушки Мозес (Grandma Moses, которая начала писать картины, когда ей было за семьдесят, и стала легендой примитивизма) показывают, что у каждого есть шанс быть великим.

Более того, мы считаем, что никогда нельзя останавливаться на достигнутом. Переосмысление жизни и движение вперед согласуются с кодом. Если работа не дает вам почувствовать, что вы тот, кем хотите быть, то не только можно, но и нужно искать новые пути. Американцы восторгаются предпринимателями, поскольку они, как никто другой, пребывают в вечном поиске. Они не ждут, пока кто-нибудь подскажет им, что делать, а рискуют всем, чтобы стать тем, кем они себя видят.

Предприниматели вдохновляют нас своим примером, потому что самостоятельно прокладывают свой путь, делают себя сами. Всем нам хочется верить, что работа, которую мы сейчас делаем, куда-нибудь приведет нас и не придется всю жизнь топтаться на одном месте. У большинства людей есть представление об идеальной работе, и, как правило, оно предполагает то или иное изменение нынешнего положения (более просторный офис, больший штат сотрудников, более высокая должность). Поскольку работа говорит о том, что мы собой представляем, мы придаем большое значение развитию карьеры. Никто не хочет чувствовать себя отработанным материалом, становиться напоминанием о собственной прошлой жизни. Люди, ушедшие на пенсию после десятилетий трудовой деятельности, ищут новую сферу приложения сил, даже если им и не нужно думать о хлебе насущном. Как мы видели ранее, отчасти это объясняется страхом утраты активности и движения, равносильной смерти. Но при этом важно отметить, что активность, которой они страждут, — это работа. Они работают не ради денег, а потому что идентифицируют себя с работой и ощущают потребность продолжать трудиться, чтобы чувствовать, что они еще живы.

Что нам дает знание этого кода? Работодателю код предлагает выстраивать трудовые отношения преимущественно по образцу Ritz-Carlton. Понимание связи работы с самооценкой сотрудника делает приоритетными вопросы мотивации персонала. Соответствуют коду регулярные собрания персонала для обсуждения возможностей улучшения положения компании. Привлечение сотрудников к управлению вселяет в них чувство собственной значимости, ощущение причастности к успехам своей фирмы.

Соответствует коду и разъяснение сотрудникам их карьерных возможностей. Если чиновник понимает, что может в перспективе занять более ответственную должность, а затем стать менеджером: сначала низшего звена, потом среднего и в конечном итоге высшего — он видит перспективу, и это придает ему вес в собственных глазах.

Работники всегда ожидают от профессионального роста повышения зарплаты, но работодатель, который опирается на код, не это ставит на первое место. Карьерный рост должен сопровождаться новыми обязанностями и новыми возможностями, помогающими сотруднику работать более эффективно (например, новый компьютер, оплата представительских расходов, более мощное оборудование и т. д.). Это не только способствует более эффективной работе, но и повышает самооценку человека.

Одна из самых распространенных ошибок работодателей заключается в том, что они рассматривают команду (например, отдел продаж или маркетинга) как однородную группу, где сотрудники вместе делят успехи или терпят поражения. Поощрение команды в целом (групповые бонусы или путешествия) коду не соответствует. Конечно, командная работа важна для корпорации, однако команду нужно рассматривать как группу поддержки, позволяющую людям проявить себя. Возьмем, к примеру, джазовый оркестр. Музыканты лишь задают ритм, создают фон, на котором блистает солист. Когда исполняется соло на саксофоне, исполнитель получает особое признание (аплодисменты после сольной партии), а другие оркестранты, в свою очередь, могут блеснуть, играя свою партию. Отправляя на Багамы всю команду, руководство нивелирует заслуги отдельных сотрудников. Получается, что нужно просто работать ровно столько, чтобы команда могла достигнуть поставленных перед ней целей. Однако, если сотрудник видит возможности индивидуальных вознаграждений, он способен превзойти ожидания.

Если ты такой умный, то где твои деньги?

Большинство людей на вопрос, зачем они работают, скорее всего, ответят: «Ради денег». Культурный код показывает, что это не совсем так, однако в нашей культуре все равно существует тесная связь между работой и деньгами.

Код денег открывает пути к пониманию Америки. В мире принято считать, что американцев волнуют только деньги. Это колоссальное заблуждение искажает представление о наших истинных мотивах. В то же время американцы и сами признают эту одержимость деньгами, и отсюда, вероятно, идет представление о нашей жадности и приоритете материального по отношению к духовному. Однако это тоже заблуждение; мы заслуживаем большего доверия.

В Америке очень мало «старых денег». Менее 10% богатства страны передавалось из поколения в поколение. Отсюда следует, что в большинстве случаев американцы сами зарабатывают свои состояния. Наша культура изобилует примерами людей, которые «сделали себя сами», и в известном смысле все мы начинаем с нуля. Мы прибыли сюда без денег и поставили себе цель обеспечить более светлую жизнь для наших детей. Кому-то это удалось быстро, в то время как другие ковали счастье потомков из поколения в поколение. Тем не менее идея, что мы «начинаем с нуля», превалирует. В каком-то смысле богачи нашей страны — самые бедные богачи в мире, поскольку, даже заработав гигантские деньги, они мыслят как бедняки. Они продолжают так же упорно работать, продолжают считать деньги и бороться за новые и новые прибыли.

Причины такого поведения вскрылись на сеансах, проведенных по заказу J.P. Morgan и Citibank. Вот что я услышал в ходе третьего часа работы.

«До сих пор храню первый доллар, который заработал, открыв собственную химчистку. Он висит в рамочке в моем кабинете. Каждое утро я смотрю на него, чтобы лишний раз убедиться в том, что у меня хороший бизнес».
Мужчина, 62 года

«Я был еще подростком, когда отец, получивший травму, попросил меня вскопать огород и посадить новые растения. Это была самая трудная работа, какую мне приходилось когда-либо делать, и пару раз я чуть не бросил это дело. Однако я держался, так как знал, что моя помощь нужна отцу. По окончании работы отец заплатил мне 20 баксов, что было для меня тогда приличной суммой. Я приобрел радиоприемник, о котором давно мечтал. Я очень долго хранил тот приемник, потому что ради него пришлось немало потрудиться».
Мужчина, за 50

«И первое, и самое сильное, и самое свежее — все мои воспоминания о деньгах связаны с тем, что таковых у меня не имеется. Все, что я зарабатываю, уходит на оплату счетов. Никогда не думал, что, проработав столько лет, окажусь в подобной ситуации. Не знаю, выберусь ли когда-нибудь из этой пропасти».
Мужчина, 43 года

«Пока я росла, у нас никогда не было денег. Мне приходилось брать займы, чтобы оплачивать учебу в колледже. К моменту окончания учебы ноша казалась неподъемной. К счастью, я сразу же нашла хорошую работу и после нескольких повышений стала прилично зарабатывать. Первое, что я сделала, — выплатила студенческие займы. Я так радовалась, что удалось сделать это, и к тому же осталась куча денег».
Женщина, 32 года

«Самое яркое воспоминание — когда я пошел к начальнику и впервые потребовал прибавки к зарплате. Особых проблем с финансами не было, я не нуждался, но понимал, что с моей помощью он зарабатывает хорошие деньги и что я заслуживаю того же. Сначала он упрямился, но потом уступил. Было здорово осознавать, что он ценит мои заслуги настолько, что готов платить больше».
Мужчина, 35 лет

«Я была пятым и самым младшим ребенком в семье — все братья-сестры были намного старше меня. Куда бы мы ни пошли с ними, кто-нибудь все время за меня платил, это было неизбежно, поскольку у меня никогда не было достаточно денег, но мне было все-таки не по себе. Однажды — и это самое яркое воспоминание — мы пошли на ужин в итальянский ресторан. Еда была восхитительная, мы замечательно провели время. Когда принесли счет, я потянулась через весь стол и схватила его. Все стали возражать, но я сказала, что получила на работе небольшую премию и сегодня угощаю. Все гордились мной, и мне показалось, что с тех пор меня стали воспринимать в семье по-другому».
Женщина, за 30

«Этот сеанс оказался очень трудным для меня. Я стараюсь не думать о деньгах. Я по уши в долгах и ума не приложу, как оплатить счета. Большинство друзей зарабатывают больше меня, и я пытаюсь притворяться и держаться с ними на равных, когда мы идем куда-нибудь вместе. Однако я знаю, что все это мне не по карману, и, если не остановиться, мне конец».
Мужчина, 24 года

Очевидно, что деньги для американцев — нечто большее, чем средство приобретения товаров. Это мерило успеха, свидетельство того, насколько далеко мы ушли от нулевой точки, с которой начинали. Деньги — это признак, что «дела идут», что ты здорово потрудился, что тебе по плечу твоя ноша, что тебя ценят и что ты переходишь на новый уровень жизни. Безденежье дает ощущение, что ты «в пропасти», что «если не остановиться, то конец».

В американской культуре не приняты титулы и звания. Тем не менее титулы и звания выполняют определенную функцию: они показывают, кто чего добился. Если нет титулов, нужно нечто выполняющее подобную функцию. На сеансах раскрытия участники рассказывали истории, свидетельствующие о том, что в американской культуре такую функцию выполняют деньги.

Американский культурный код денег — ДОКАЗАТЕЛЬСТВО.

Что бы ни говорили представители других (да иногда и нашей) культур об отношении американцев к деньгам, этот код показывает, что для большинства из нас деньги — не самоцель. Для нас это способ доказать, что мы хорошие, что мы представляем собой истинную ценность. Американец не может удостоиться чести стать рыцарем за свои деяния или, подобно Маргарет Тэтчер, получить титул баронессы. Похвалы условны и эфемерны. Единственный способ показать, чего мы достигли, — заработать денег, и чем больше, тем лучше.

Деньги — мерило успеха. Большинство американцев не считают себя успешными, если чувствуют, что им платят меньше, чем они заслуживают. Деньги — словно школьный дневник с оценками. Если кто-то выполняет такую же работу, как мы, а получает больше, то бессознательно мы считаем, что он справляется лучше. Если за работу платят, значит, она того стоит. Недавно один человек поведал мне историю своей борьбы за писательскую карьеру, ради которой ушел из корпорации. В течение двух лет он не заработал ничего, хотя писал достойные тексты. «Я чувствовал себя безработным, — говорил он, — хотя трудился по десять часов в сутки». Первый контракт на издание рукописи сразу же изменил его мнение о собственных достижениях. Внезапно все, что он делал на протяжении двух лет, приобрело смысл. Деньги, которые заплатил издатель, служили неопровержимым доказательством.

Считая деньги доказательством, мы напрямую связываем их с работой. Деньги, заработанные упорным трудом, вызывают восторг и служат критерием ваших достоинств. Мы не очень высоко ставим тех, кто унаследовал капитал, а не заработал его собственными силами. Нас могут поражать выходки, к примеру, Пэрис Хилтон, но мы не считаем, что ее поведение что-то доказывает, поскольку она богата от рождения и только этим и знаменита. События, произошедшие с Патти Херст, мы объясняем тем, что она — богатая наследница. Проблемы, которыми наполнена жизнь отпрысков Гетти, для нас связаны именно с тем, что их деньги — унаследованы. Нам нравится, что Билл Гейтс богаче королевы Великобритании, потому что свое состояние до последнего пенни он заработал сам.

Не выказывая особого уважения к тем, кто живет за счет богатых родителей, мы совершенно иначе относимся к наследникам, которые приумножили свои состояния и построили собственную карьеру. Роберт Вуд Джонсон положил немало сил, чтобы вывести компанию Johnson & Johnson на новый уровень, как и Уильям Клэй Форд, работавший во благо Ford Motor Company. Эти люди начинали не так, как большинство американцев, но все же они проявили себя, заработав деньги и увеличив семейное состояние. Богатые американские бизнесмены говорят, что их дети должны всего добиваться собственными силами. Конечно, родители помогут связями (и, между прочим, они могут недооценивать значимость этого фактора), но не позволят детям жить за их счет. Подобный подход, когда каждое поколение добивается всего с нуля, абсолютно соответствует коду.

Даже работая изо всех сил, мы можем обнаруживать противопоставление «чистых» и «грязных» денег в собственной жизни. Во время нашего исследования в банковской и инвестиционной сфере выяснилось, что американцы считают проценты и доходы с капитала «грязными деньгами», потому что они не заработаны собственным трудом. Инвесторы, которые сами принимали решения в управлении портфелями акций, чувствовали, что заработали деньги, в отличие от тех, кто лишь следовал советам брокеров. Поэтому банки и инвестиционные фонды, призывающие клиентов: «Отдайте нам ваши деньги, и мы сделаем за вас все остальное», — действуют вразрез с кодом. Компании, позиционирующие себя в качестве помощников, предоставляющих своим клиентам способы зарабатывать больше денег, действуют в соответствии с кодом.

Многие культуры Европы воспринимают деньги и их функцию иначе. Здесь человек, достигший определенного уровня благосостояния, отходит от бизнеса и живет на заработанные средства. Мы же оцениваем человека по его самым последним достижениям, и даже если у нас есть миллиарды, мы хотим заработать еще больше, чтобы лишний раз проявить себя. В Америке люди мечтают о росте без границ, о достижении богатства независимо от того, с чего мы начинали. В Европе же можно начать бизнес с небольшими деньгами, но гораздо труднее выйти за рамки собственного статуса. Пару лет назад во Франции вышла книга под названием «Наследники» (The Heirs), в которой показано, что в экономике страны очень мало сдвигов: дети врачей становятся врачами, дети банкиров — банкирами, и очень трудно проникнуть в эти кланы извне. Следовательно, деньги здесь — не форма доказательства, а малоприятный факт.

Во Франции на светских вечеринках принято говорить о сексе. Для французов совершенно нормально обсуждать с гостями сексуальные темы, различные позиции, групповой секс, нижнее белье. Говорить о деньгах считается пошлым. Верхом неприличия считается вопрос о размерах дохода или о том, сколько пришлось заплатить за что-то. Американцы же считают неуместными для застолья сексуальные подробности, а вот о деньгах мы можем говорить часами. Разные культурные коды ведут к разному поведению.

Говорят, что американцы считают деньги своей религией. Хотя обычно это подразумевает критику, однако здесь есть доля правды, не имеющая негативного оттенка. С помощью денег мы пытаемся проявить свои хорошие качества — не только профессиональные, но и человеческие. Мы свято верим в прямую связь между добродетелью и материальным благополучием. Мы уверены, что тех, кто достиг вершин обманом и надувательством, в конце концов ждет расплата — как в моральном, так и в материальном плане. С этим же связано наше отношение к благотворительности. В катафалке нет багажного отсека, имущество и деньги с собой на тот свет не заберешь. Поэтому американцы (и не только те, кто стоят «у двери гроба») предпочитают делиться значительными суммами с теми, кто нуждается. Как показали исследования, американцы жертвуют на благотворительность больше всех в мире. Даже те, кто еле сводит концы с концами, проявляют щедрость и делятся с другими. Богачи же словно соревнуются, кто больше пожертвует. И хотя пожертвования делаются вроде бы от чистого сердца, все же в американской культуре это своего рода долг любого состоятельного человека. Ожидается, что тот, кто больше других заработал, обязан делиться, и для этого разработана целая система законов.

«Новые очки» культурного кода дают нам неожиданные и даже идущие вразрез с интуицией представления о том, как следует обращаться с деньгами в Америке. Нет смысла толковать с сотрудниками о прибыльности. Деньги — доказательство, а не самоцель. Начальство должно вдохновлять персонал работать что есть сил на благо максимального процветания компании. Это соответствует и коду работы, и коду денег, и при умелом подходе приведет к желаемым прибылям.

Два кода в совокупности ведут еще к одному интересному выводу: сами по себе деньги — не лучшая награда для американца. Деньги — это ненадолго, и их всегда не хватает. Конечно, деньги — это подтверждение ваших достоинств, и поэтому они — важнейший компонент любой системы поощрений. Но больше всего соответствует коду — использовать их в качестве ориентира, как своего рода GPS, показывая сотруднику, в какой точке карьерной лестницы он находится. Каждое продвижение по службе следует сопровождать наглядной демонстрацией кривой возможных доходов и его положения на ней. Изображение склона горы, по которому поднимается заработная плата сотрудника, — выразительный символ его роста, видимое доказательство. В то же время вещественная награда в той или иной форме осязаемо подкрепляет самооценку сотрудника. Это может быть почетный знак, а может быть новый кабинет, новая мебель или техника. Все эти физические символы признания прослужат дольше, чем деньги, хотя, справедливости ради, заметим, что без денег все они мало что значат.

Работа и деньги: нерушимый союз

Как показывают коды, американцы неразрывно связывают понятия работы и денег. Чувство осознания собственного «я», которое человек получает благодаря своей работе, тесно переплетается с доказательством состоятельности, идущим от денег. Мы с подозрением и даже с неприятием относимся к деньгам, не заработанным тяжким трудом. Мы не питаем особого уважения к тем, на кого богатство свалилось случайно. Для американцев деньги, выигранные, например, в лотерею — не настоящие, так как они не заработаны. Они доказывают только то, что человек удачлив. Такие счастливчики зачастую и сами думают примерно так же. Эти быстрые деньги делают их «белыми воронами». В мире богачей они чужие, поскольку не сами пробили себе путь в высшее общество, а их прежние связи разрываются. Имена подобных любимцев фортуны мгновенно забываются, и никто о них не вспоминает.

Интересно, что везунчиков, выигравших на различных телешоу, мы воспринимаем по-другому. И это полностью соответствует коду. Когда Кен Дженнингс выиграл подряд 74 раунда в телевикторине «Jeopardy!» (получив более $2,5 млн, он тут же стал знаменитостью). В отличие от тех, кто выигрывает в лотерею, Дженнингс не утратил популярности на следующий же день. Он стал получать предложения сняться в рекламе и приглашения на интервью и занял свое место в истории телевидения. Кен Дженнингс честно заработал эти деньги в борьбе с соперниками, которая длилась несколько месяцев. Он доказал, и неоднократно, свое преимущество.

Кен Дженнингс максимально использовал выпавший ему шанс. Это и есть то, к чему стремятся все американцы. Мы можем мечтать о выигрыше в лотерею, чтобы отдохнуть от бесконечной гонки. Однако, как показывают американские коды работы и денег, работа — неотъемлемая часть личности, все мы ждем возможности проявить себя и получить осязаемое подтверждение своих успехов.

Фото: pixabay.com

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Директор по маркетингу, Москва

Идеализированная картина рабочей этики американцев.Тысячи цветных семей живут на пособия и не помышляют о работе.Мой знакомый в США, приехавший из Австрии, страны, которая никогда не славилась трудолюбием, постоянно повторял -- американцы перестали работать. На работу он брал только европейцев.

Руководитель проекта, Санкт-Петербург

Очередной ханжеский самообман. И попытка обмануть весь мир. Реальность слегка отличается от этой идеальной картинки.

Коммерческий директор, Москва

Редко дочитываю до конца, но в этот раз захватило....такой поросячий позитив. Наверное есть в этом доля правды. Только в своем таком диком стремлении работать американцы впадают в крайности, или доводят ситуацию до крайностей.... Кризис перепроизводства, великая депрессия, нынешний кризис.... Лучше бы у них поменьше было бы этого самого усердия.

Менеджер по подбору персонала, Москва

Любопытный взгляд все-таки :) Но автор 'не туда' контекст 'растягивает'. Американцы разные есть. А вот социальная страта, класс, если хотите - это она, именно та среда, где работа - это бытие, а деньги - доказательство этого бытия. Чем ты успешнее - тем ты живее, соответственно. Отсюда и инфаркты в день выхода на пенсию, и самоубийства после сокращений. Бедняги. Но из силков культурного контекста выбраться тяжко.

Директор по маркетингу, Москва

Рецензии на книгу:http://www.repiev.ru/recenz/Culture-Code.htmhttp://community.livejournal.com/market_research/142137.html

Председатель совета директоров, Москва

[b]Александр Репьев,[/b] Меня даже Сколково не сподвигло купить этот бред, мне хватило 5 минут просмотра в книжном магазине, чтобы понять эту муть..А вот Сколково это чести не делает, еще как-то можно понять, понять издание давно изданных и известных статей Питера Ф.Друкера, под общей темой 'Классические работы по менеджменту', с ценой без малого 1000 руб. за 200 с небольшим страниц (допустим для учебных целей), хотя для сравнения фундаментальная его же книга 'Менеджмент: задачи, обязаности, практика'- 992 с., такого качества издания стоит 820 руб., видно жадность и желание срубить 'капусты' по легкому бегут впереди профессиональной этики, что весьма печально и прискорбно... :cry: :cry: :evil:

Управляющий директор, Санкт-Петербург
Элеонора Петрова пишет: Чем ты успешнее - тем ты живее, соответственно
Ух, как точно!:)Авторство Ваше?
Менеджер, Тверь
[B]Ирина Локтионова[/B][QUOTE]Элеонора Петрова пишет: Чем ты успешнее - тем ты живее, соответственно
Ух, как точно!:)[/QUOTE]верно, точно ... только ... это ведь кусок вырванный из системы ... а куски по отдельности они всегда верные ... :| их сложно 'верно сложить' в целое :D да и ... что есть причина, а что есть следствие [I](в процитированной фразе)[/I]?Post hoc non est hoc
Управляющий директор, Санкт-Петербург
Александр Акман пишет: это ведь кусок вырванный из системы
Здравствуйте, Александр, с праздниками Вас.В этих словах уже всё сложено. Почти поэтически. И иронически, как мне показалось.
Менеджер, Тверь
... с праздниками Вас.
а что были какие то праздники ? :| Прочем, и Вас с праздниками. Здравствуйте.
В этих словах уже всё сложено.
Слова верны [I](как следствие вот этого: 'результат есть функция ...' [COLOR=gray]ну Вы знаете :)[/COLOR] ))[/I], однако:Т.е. не живость ([I]активность ? :| [/I]) определяет успешность, а именно успешность первична ?- что есть успешность ?- если активность* не ведет к успешности, тогда откуда она(успешность) берется ? неужели это врожденное ? 'голубая кровь' ? :D м-да ... не повезло тем кто рожден 'не успешным', им никогда не стать 'живыми' ... ___________________* - активность будем считать некой правильной ... а не порожней ... :D
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Елисей Петровский
У этого бренда и в самом деле отличная обувь. И стильных моделей достаточно много. Сейчас без про...
Все комментарии
Новости образования
ИБДА РАНХиГС возглавил индекс популярности среди бизнес-школ России

Индекс составляется по ряду показателей, среди которых уникальные просмотры страниц бизнес-школ, новостей и анонсов, количество переходов на сайты вузов.

Зарплата выпускников IT-курсов растет в среднем на 50% после обучения

При этом каждый третий айтишник трудоустраивается во время учебы.

Исследование RAEX: как абитуриенты выбирают вуз

Выяснилось, что рейтинги влияют на выбор абитуриентов больше, чем мнение родителей.

В России впервые составили справочник корпоративных университетов

В пуле участников исследования представлены 43 корпоративных университета крупнейших российских компаний и субъектов федерации.

Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Бизнес OBI в России продали за 600 рублей

До пандемии бизнес OBI в России оценивали в €100 млн.

В Санкт-Петербурге на месте закрывшегося кинотеатра в ТЦ открыли фуд-холл

За полгода количество кинозалов в России сократилось на 12,4%.

Производитель бумаги «Снегурочка» продал свой российский завод

Сумма сделки составит 95 млрд рублей.

В строительной отрасли растет дефицит кадров

По данным Минстроя России, сектору сегодня не хватает около 3 млн человек.