Тетя, или Чашка кофе для профессионала

Виктор Гудзон

Есть только один бог. И только один кумир.

Для меня…

Кто кофе любит?

Я – обожаю!

А потому не пью много. Но, когда пью, то пью хороший (и, если честно, то, в основном, свой, самолично приготовленный… чаще всего, но не всегда, что радует). А кофе хороший – он из трех основных компонентов состоит.

Нет, там много всего: это и культура, и окружение, и компания, и повод, и … много чего еще, но основных таки три составляющих:

- Сам кофе (зерна).

- Мастер (тот, кто его готовит, и как – его технология… а у Мастера она всегда своя, личная, каким бы ни был рецепт).

- И его, Мастера, намерение/настроение…

Мне – так даже просто видеть, как действует, как работает Мастер – не говоря уже о том, чтобы воспользоваться плодами его труда – удовольствие великое! Я тут почти коллекционер…

Так ведь самые простые и обыденные, казалось бы, вещи можно так «исполнять», что просто – ух! И не забудешь после, никогда…

Есть самый важный секрет мастеров любого дела. И в приготовлении кофе – тоже. По-настоящему кофе просто так, отдельно… как «изделие ширпотреба», любо кому, не делается мастером, конечно. Он готовится всегда адресно! – эта чашка – для того-то, а эта…

Он готовится лично Мастером – для иной личности обычно, и это конкретный человек.

Словосочетание «не мой кофе» имеет более чем особый смысл для тех, кто понимает, о чем речь. Ну и я думаю, что кофе из «Мак-кака» какого-нибудь в мое повествование не вписывается вовсе, и вам это сразу понятно было – как само собой разумеющееся.

Я думаю, что даже не все мастера дел кофейных сами осознают тот факт, что они именно для этого конкретного человека этот конкретный кофе сейчас и делают. Но та женщина, наблюдая работу которой я впервые понял многое из того, о чем пишу сейчас – вот она понимала это точно!

Это в Симферополе было, довольно давно…

В советские еще времена моя подруга-модельер, с которой мы не только сотрудничали, но и дружны были, повезла нас с женой в Ялту, на отдых. К «своей» любимой хозяйке, к которой она много лет, с малого возраста своего сына единственного каждое лето и ездила ради него же, ради Юрчика. Даже не в саму Ялту, а в предместье его тогда – в Никиту. Так мы с ней за компанию и поехали.

Понятно – через Симфе…

А у Татьяны (так подругу мою звали) был, как оказалось, целый ритуал. Она по приезду в город этот сразу в Никиту не ехала. То ли там с графиком транспорта что-то такое было, то ли еще чего… уж и не вспомню, а! – поезд очень рано приходил туда из моего Николаева. И первым делом, после выгрузки из поезда, она перемещалась чуть в сторону от вокзала на бульвар Ленина, как тогда, да и сейчас тоже, он назывался, в маленькую такую, сложно было даже ее так и назвать, - кофейню…

Это просто окошко в стене цоколя пятиэтажки, рядом с которым под довольно символическим навесом пару столиков было для «постоять», и которое открыто было, как мне показалось тогда, чуть ли не круглосуточно. Наш поезд, действительно, очень рано приходил, утром, и Таня нас туда, к окошку этому, буквально сразу приволокла.

И вот… Я тут же утонул… и почти захлебнулся.

Утонул в запахе чудеснейшего кофе, и захлебнулся собственной слюной… Там так благоухало! Это было и неожиданно, и здорово так, и даже как-то экзотично, что ли. А уж непривычно – однозначно.

Аромат был таким – и сильным, и манящим одновременно, - что я даже не сразу понял, откуда это божественное амбре проистекало… а когда понял и увидел, то все прочее вокруг просто потеряло для меня и смысл, и какое-либо существенное значение. Включая и весьма незамысловатый внешний антураж самого «заведения». Это ж советские времена были… и кофе был «очень вредным и опасным» напитком для могучего народа страны советов. Уж простите мой сарказм… По причине его дороговизны и дефицита того же таки профессионализма у наших тогда внешнеэкономических и торговых «комитетов». Проще говоря, не было его много в доступе, а особенно, качественного. А тут такой, такое… роскошь такая! И почти без очереди! Это в полседьмого утра, чтобы вы поняли реалии тогдашнего быта.

Вот в этой «почти без…» я очутился практически автоматом, не заметил и как… при всей своей идиосинкразии к «совковым» очередям. Я просто и не вспомнил о ней, об очереди. Не до того было. Да и что такое пяток человек, когда тебя уже скоро ждет то, что ты просто даже запахом уже почти выпил? И еще хочешь!!

Но вот время оглянуться появилось. Я и заглянул внутрь окошка.

Простая и небольшая комната. Не грязная, обычная – с кафелем на полу и, частично, на стене, около простой же газовой плиты на две конфорки. Там и еще чего-то было, в комнате этой, но мне это уже неинтересно стало… панели крашеные, шкаф какой-то… ну такое все. Но вот возле плиты стояла Тетя… для меня она тогда была «тетя», а вообще – женщина, значительно за пятьдесят. Смуглая, восточного типа, может, и татарка – я не силен в таком. В цветастом таком платье ли, халате ли, - и фартушок у нее был… кажись, белый.

И она там была! Она там творила… и чудесила по полной программе!

Неторопливо так, даже сказал бы я – вальяжно, по какой-то интересной и витиеватой амплитуде она движением рук своих перемещала несколько предметов… и вещей. И все одних и тех же.

Турка – чайник – ложка – кофе – чашка.

Точный и простой алгоритм. И не спешила, вроде, а чашечки – кофейные, маленькие – появлялись на стойке у окошка как по волшебству и очень скоро. Хе-хе… забирались они оттуда тоже мгновенно!

Меня метода ее тогда поразила.

На конфорке стоит чайник, большущий такой, медный или латунный… желтого металла, в общем, с ручкой темной, деревянной, и тихонько так кипит на медленном огне. А рядом, на другой конфорке, нет крышечки – и там огонь идет как из форсунки, струей, небольшой, правда, - струйкой…

Тетя же держит в руке турку малую (на одну чашку) и с круглым(!) донышком – то есть ее и поставить-то никуда нельзя, с водой если, - на длинной и тоже деревянной ручке, и из большой миски ложечкой насыпает в нее несколько молотого кофе. А его там, в миске, горка изрядная, кофе этого! После – из банки рядом, и если надо – другой ложкой сыпет сахар. Из чайника, сняв на секунду его с огня, заливает кипятку в турку и, поставив не глядя на место чайник, тут же перемещает турку «на струю» рядом, не забывая чуть там ложечкой размешать.

Во-от…

Другой рукой она уже возле удлиненного носика своей турки чашечку держит, наготове… и как только кофе начинает подниматься, она, слегка повернув турку – наклонив ее – дает всей жидкости, только-только закипающей, истечь в чашку бурлящей пряной пеной. Выливая ее всю. Без остатка.

Все! Готово.

Чашечка с кофе таким же плавным и «восточным» каким-то движением выставляется на стойку, а она сама уже поворачивается за новой порцией – кофе в турку засыпать.

Это все только кажется медленным, плавным и неспешным. На самом деле каждая новая чашечка со свежим, горячим кофе появлялась на стойке почти каждые 30 секунд.

Волшебница!

Представляете!? – каков там был поток… а запах?

Тетя магией своей занимается, не отвлекаясь ни на деньги, ни прочие какие мелочи. Рядом с ней челноком туда-сюда снует девчушка, которая все это для нее и обеспечивает. Воду – в чайник долить, кофе-сахар – досыпать и домолоть, деньги и заказ – у покупателя получить и старшОй этот заказ донести. Ну и все такое, что там по хозяйству еще надо…

Ага… и хотя Тетя вроде как и в высотах своих кулинарных парит, но все прекрасно и видит, и слышит, и понимает!

Я так это тогда отчетливо понял, - и вдруг.

Она как чудо-счетчик все вокруг себя оценивала, включая и самого заказчика, знакомого ей или нет (а были явно и знакомые, и завсегдатаи, потому как она изредка и мимоходом кому-то из посетителей кивала) – и что он говорит, и как, и одет во что, и в настроении каком, и кто по национальности, и прочего еще уйму… ну, все-все! Она все это видела, отмечала-учитывала, и дело свое делала. Легко и сноровисто внося в каждую чашечку с кофе какие-то совсем незаметные со стороны коррекции и изменения.

И тут до меня дошло!

Дошло, что при всей видимости некоего конвейера, механичности некой и монотонности, эта женщина ни одной одинаковой чашки кофе не сделала! Никому!

Каждая чашечка была «одной-единственной» и неповторимой, и только для этого человечика и предназначенной.

Сильно это меня открытие тогда поразило, ох – сильно!

Более даже чем кофе ее, распронаичудеснейший…

Если и есть то, чему я готов поклоняться, то это компетентность – высокая компетентность… и мастерство – в достойном, приносящем пользу и возвышающем людей доброй воли, деле.

И профессионализм!

Вот тот кумир, в существовании которого не стыдно признаваться. Не сложно прояснить, почему так. Потому, что это те факторы, те вещи, которые только и дают должный и надежный результат. Настоящий.

Причем сама сфера деятельности даже не так уж и важна, по сути…

Разве только, чтобы она не имела отношения к противоестественным (если мягко выражаться) и идиотским (если говорить прямо) занятиям отребья рода человеческого, типа торговли наркотиками, порнографии, психиатрии, и … и можно я этот список «великих ублюдочных дел» всяких продолжать тут не буду?

А так…

Да где угодно и что угодно!

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Константин Комшуков Константин Комшуков Финансовый контролер, Кемерово

Разве это профессионал? Например, омоновец может профессионально отбить почки любому ''оппоненту'', т.е. является настоящим профессионалом в этом деле. Но это совсем не значит, что ему нравится отбивать людям почки. Как говорится, работа такая... А вот ''тетя'' из Вашего рассказа - это совсем другое дело. Она искренне любит то занятие, которым занимается. Поэтому она является, скорее, не профессионалом, а настоящим любителем.

Менеджер по обучению персонала, Украина

Кофе тетя готовит не ради кофе, а ради каждого, кто хочет его. Спорить о категории профессионал-любитель не стоит. Речь ведь об отношении к людям через Дело. Спасибо Виктор, за чудесную статью, за вкус и аромат кофе.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Производитель бумаги «Снегурочка» продал свой российский завод

Сумма сделки составит 95 млрд рублей.

Microsoft сокращает расходы на сотрудников, обучение и корпоративы

Компания пытается сократить расходы всеми доступными способами.

Самые странные корпоративные правила: итоги опроса россиян

Общий поход на обед отделом, пение корпоративного гимна и кормление животных в офисе – попали в топ странных офисных правил и традиций.

Россияне назвали самые престижные и доходные профессии

В лидерах – работники сферы IT и государственные служащие.