Антон Язовских: Улучшение инвестиционного климата: нестандартный стандарт

Антон Язовских

На сайте Агентства стратегических инициатив опубликован Стандарт деятельности органов исполнительной власти субъекта РФ по обеспечению благоприятного инвестиционного климата в регионе.
Документ своевременный, однако, качество его оставляет желать лучшего.

Во-первых, он не соответствует самому понятию стандарта. В ст.2 Федерального закона «О техническом регулировании» от 27.12.2002 №184-ФЗ под стандартом понимается документ, в котором в целях добровольного многократного использования устанавливаются характеристики продукции, правила осуществления и характеристики процессов проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, выполнения работ или оказания услуг. Стандарт также может содержать правила и методы исследований (испытаний) и измерений, правила отбора образцов, требования к терминологии, символике, упаковке, маркировке или этикеткам и правилам их нанесения.
Выходит, что в указанном документе отсутствуют два определяющие аспекта:

1. Не представлены характеристики продукта – не дано само содержание понятия благоприятного инвестиционного климата в регионе. И здесь есть ряд важнейших моментов:

  • Уверен, что содержание понятия должно учитывать региональную специфику. Например, в опубликованных в National Business за декабрь 2011 года итогах исследования индекса инвестиционной привлекательности регионов РФ*, субъекты по ряду параметров поставлены в общий рейтинг. Однако очевидно, что оценка инвестиционной привлекательности в отраслевом разрезе покажет иные итоги: все изменится, когда станет ясно, что регионы не сопоставимы – в одних привлекательны проекты емкостью от 1,5-2 млрд. руб., а в других – от 150-200 млн. руб., в одних регионах есть кадры для важнейших отраслей, а в других их просто нет, в одних привлекает рынок сбыта, в других – рынок сырья. Соответственно, встанет вопрос о том, для какого типа инвестора привлекателен регион – интересен ли он как сырьевая площадка для транснациональных корпораций, или живой интерес к нему питает малый и средний бизнес. Ответы на эти вопросы существенно изменят содержание стандарта применительно к каждому региону;
  • Кроме того, под продуктом стандарта разработчики, запутавшись, подразумевали и климат и непосредственно сделки по привлечению инвесторов в регион (это явно видно, например, когда указывается на «личные гарантии главы субъекта», на «канал прямой связи инвесторов с руководством субъекта»). Безусловно, важен и климат и конкретные сделки, как его результат. Однако комплекс действий, основные участники процессов и результаты здесь разные. Тогда необходима разработка двух отдельных стандартов – один по созданию климата, другой (может даже не стандарт, а регламент) – по обслуживанию государством инвестиционных сделок;
  • Следом идет следующий аспект – вероятнее всего сделки малого и среднего масштаба и крупнейшие инвестиционные сделки в регионе должны обслуживаться по различным алгоритмам, и если принцип одного окна актуален для всех вариантов, то «канал прямой связи» для проекта, например, по строительству автокемпинга явно перебор;

2. Не описаны правила осуществления и характеристики процесса создания климата. А именно, не выделены основные этапы инвестиционного процесса, его участники, нормы их поведения, не описаны ожидаемые результаты их деятельности на каждом этапе. Последствием такого подхода является выпадение из Стандарта таких важнейших аспектов как:

  • Алгоритмы реализации предложенных в Стандарте мер. Например, как будет создаваться доступная инфраструктура для производственных объектов (п.8 Стандарта), как и на каких условиях она будет передаваться субъектам предпринимательства, как будет реализован принцип «одного окна» и т.д.?
  • Публичность прохождения согласовательных процедур от входа до выхода документов из обозначенного «одного окна». Идеальный вариант – так, чтобы все желающие (инвестор, партнеры, прокуратура и т.д.) могли иметь он-лайн доступ к актуальной информации о движении каждого конкретного инвестиционного пакета: соблюдение сроков каждым структурным подразделением власти, причины задержек или ускоренных рассмотрений, причины отклонений заявлений, основания запроса дополнительных документов, обоснования выбора тех или иных решений (в том числе на конкурсной основе), контрагентов и т.д. Данный подход может быть реализован на базе единого инвестиционного портала, и обеспечит, как оперативность обратной связи, так и дополнительную мотивацию сотрудников профильных подразделений власти. Предвижу упреки в нарушении конфиденциальности. Однако! Для желающих получить информацию о действиях конкурентов, проблем нет и, видимо, не будет. Это данность. А вот высочайший уровень открытости, уверен, избавит некоторых предпринимателей от желания «притормозить» процесс рассмотрения вопроса для конкурента, имея «подвязки» в нужных структурах.

Во-вторых (следствие первого), при разработке Стандарта допущены системные ошибки:

1. Закон о защите прав инвесторов на региональном уровне не будет рабочим. Так как во многом решение инвестиционных вопросов зависит от федеральных органов всех ветвей власти и их коммуникаций с местными органами, а для отладки их взаимодействия потребуется не только декларация принципов, но и железная воля с жестким контролем, то целесообразно обеспечить верховенство федерального закона. А вот уже механизмы реализации такого закона будут разрабатываться на уровне ведомств и субъектов федерации с учетом их особенностей;
2. Создание специализированной структуры по привлечению инвестиций и работе с инвесторами – Инвестиционного агентства – это попытка закрепить за органами власти несвойственные им бизнес-функции. Да, это распространенный европейский** подход. Но это подход из прошлого, из той экономики, когда всячески стимулировались государственные расходы***. Задачей государственных органов тогда была не столько эффективность, сколько результативность инвестиционного процесса (не важно, как дорого он им обходился). Надеюсь, сейчас в головах разработчиков Стандарта доминирует ориентир на эффективность. Тогда возникает вопрос, а что нового будет создано благодаря этому Агентству? Появятся новые, более простые процедуры выделения участков, согласования подвода коммуникаций, возмещения расходов в различных ведомствах… Что им мешает появиться сейчас? Повысится точность работы специализированных департаментов и комитетов по привлечению стратегических инвесторов в регион… А что ей мешает повысится без Агентства? Появится режим одного окна… А что мешает разработать регламент, назначить «хозяина процесса» и отладить процедуры взаимодействия всех необходимых комитетов, департаментов, отделов, комиссий и прочей братии сейчас и без Агентства? Его появление ровно ничего нового не привнесет в систему, что не может быть привнесено и без него! Не структура решает задачи, а процесс – логически выстроенный, сбалансированный по интересам, имеющий механизмы контроля и координации. Не надо плодить чиновников на ровном месте.
3. Включение представителей потребителей энергоресурсов в состав региональных энергетических комиссий (РЭК) – это вообще вклад в сложившуюся неэффективную систему российской энергетики. Важнейшей задачей здесь должно быть снятие барьеров на пути внедрения проектов альтернативной энергетики, в том числе, предоставление возможности предприятиям, самостоятельно генерирующим избыточные объемы электроэнергии, реализовывать их на открытом рынке без «непроходимых» согласований.

В тоже время, важным считаю подчеркнуть сильные стороны подготовленного Стандарта:

1. Определены параметры процесса – как именно должна разрабатываться и корректироваться инвестиционная стратегия региона и как должно оцениваться ее качество. Дело в том, что на сегодня волна разработки отраслевых и инвестиционных стратегий уже прокатилась по всем регионам РФ. Качество их разработки оценивалось по содержательным критериям – наличие / отсутствие определенных разделов. Но даже не глубокое их изучение (на примере Тюменской области, ХМАО и ЯНАО), показывает, что они не выдерживают критики: не учитывают возможности системной трансформации экономик регионов (в том числе соседних), основаны лишь на сложившихся трендах, а также на поверхностном изучении факторов их формирования. Требования Стандарта к Инвестиционной стратегии явно направлены на улучшение такой ситуации;
2. Предложена разработка, а также ежегодное обновление и публичность Плана создания объектов инвестиционной инфраструктуры. Как документ, конкретизирующий инвестиционную стратегию, он создает, с одной стороны, четкую последовательность для органов исполнительной власти по реализации стратегии и задает их ответственность, а с другой, позволяет бизнесу более точно планировать инвестиционные программы по срокам и ресурсам, согласовывая их с региональными изменениями;
3. Предложено создание органа и процедур по оценке регулирующего воздействия нормативных правовых актов. Благое начинание. Пожеланием является лишь то, чтобы этой структуре придали максимальную независимость от органов исполнительной власти региона, групп политических интересов (партий и общественных движений). Возможно, идеальным вариантом было бы создание такой структуры на общественных началах и в межрегиональном формате (например, на базе федеральных округов). Так же можно предусмотреть закрепление данной функции за Советом по улучшению инвестиционного климата, создание которого предусмотрено Стандартом;
4. Предложено вести на системной основе работу по оптимизации структуры регионального рынка труда. Двумя руками «за»! Например, в Тюменской области, на сегодня инвестиционные проекты малого и среднего бизнеса сталкиваются с огромным дефицитом качественных инженерных кадров (технологов, конструкторов, мастеров производств), юристов международного профиля, руководителей среднего звена. В части же работы по повышению профессионального уровня сотрудников органов власти считаю необходимым включить оценку их профессиональных компетенций со стороны делового сообщества (а именно, лично теми, кто обращался в соответствующие структуры за оцениваемый период).

Таким образом, вызывает сомнения тезис, представленный в самом начале документа, о том, что Стандарт представляет собой «ноу-хау» (знаю как делать) наиболее успешных регионов в части формирования инвестиционного климата. На самом деле это далеко не полный ответ лишь в части «ноу-уот» (знаю что делать). Если детально изучить опыт некоторых регионов, из указанных во введении к Стандарту****, а также из указанных, например, в рейтинге «Института тренинга – АРБ Про» то, уверен, можно определить субъекты РФ, имеющие свои «ноу-хау»*****. Некоторые направления проработки в направлении «ноу-хау» в данном материале обозначены: определение «продукта» Стандарта, создание алгоритмов и процедур, табу на размножение специализированных структурных подразделений, тотальная он-лайн прозрачность процедур.

В связи с чрезвычайной сложностью и важностью вопроса особо отраден тот факт, что обсуждение Стандарта организовано сегодня на различных уровнях: и непосредственно Агентством стратегических инициатив, и Администрациями субъектов федерации (например, http://gubernator.admtyumen.ru/governor_to/ru/blog.htm), и в недрах общественно-политических движений (например, «Деловая Россия»). Благое начало – уже большое дело. Призываю предпринимательское сообщество к активной работе с данным документом. Жить и работать в создаваемой среде нам с вами.

_____________
* - Проведено компанией «Институт Тренинга – АРБ Про»;
** - Хотя, например, в США работа поставлена на бизнес-основе;
*** - Были свободные деньги, которые в конечном итоге привели к слабости одной и наглости другой части делового сообщества;
**** - Во введении к Стандарту перечислены субъекты РФ: Республика Татарстан, Калужская область, Липецкая область, Пермский край, Свердловская область, Ульяновская область;
***** - Так, например, за 2000-2009гг. темпы роста объема инвестиций в основные фонды намного опережают темпы роста валового регионального продукта (ВРП), а объем инвестиций в основные производственные фонды на рубль ВРП выше, чем в среднем по стране за 2009 год в следующих регионах: Калужская область, Липецкая область, Тюменская область (без округов), Ульяновская область, Республика Татарстан (Собственные расчеты проведены на основе данных портала http://www.gks.ru).

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Knowledge manager, Вологда

Хороший вроде бы анализ. Но ссылка битая. Где сам документ?

Преподаватель, Москва
Павел Горбунов пишет: ссылка битая. Где сам документ?
если там нет раздела по откатам, битая не ссылка, а сам документ :D
Генеральный директор, Тюмень
Павел Горбунов пишет: Где сам документ?
Уважаемый Павел! Да, то ли в связи с переоценкой сделанного (под бой курантов), то ли в связи с ошибкой администраторов сайта, которые перекроили его на все сто в течение первых дней 2012 года, но документ исчез. Остались лишь ссылки на то, что он был и усиленно обсуждается в регионах. Для интересующихся: 1. Сохраненный документ в формате pdf могу выслать всем желающим; 2. Предлагаю еще один из вариантов обсуждения, который я нашел сегодня: http://www.asi.ru/docs/region-el.pdf
Владимир Крючков пишет: если там нет раздела по откатам, битая не ссылка, а сам документ
Владимир, в чем то разделяю этот грустный юмор, но не всё, слава ____ (тут каждый выбирает кому - по вере, политическим пристрастиям и именным тараканам) сегодня еще строится на откатах. Знаю по опыту собственных проектов.
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Большинство профессионалов довольны работой с коучами

62% сотрудников прорабатывают с коучем личную эффективность, 30% решают карьерные вопросы.

Каждый пятый россиянин планирует стать айтишником в 2022 году

В топ-3 специалистов, которые к началу опроса прошли переобучение для работы в сфере IT, попали экономисты, менеджеры и аналитики. 

Завершился региональный этап Всероссийского конкурса молодых IT-предпринимателей

В общей сложности среди участников конкурса 833 команды из 212 образовательных организаций.

Две трети работодателей увеличили за последний год количество временных сотрудников

Многие сотрудники стали выбирать проектную или временную занятость.