Максим Спиридонов: «Мы не штампуем фаст-фуд»

Максим Спиридонов — серийный предприниматель. Он основал несколько интернет-проектов, является создателем и ведущим радиопередач «Рунетология» и «Рунет сегодня». В 2011 году вместе с Юлией Микеда загорелся идеей образовательного проекта. За три года существования «Нетологии» три раза сильно корректировал бизнес-модель. То, что начиналось с семинаров по маркетингу в Москве, в итоге превратилось в центр онлайн-образования с программами интенсивного обучения различным интернет-профессиям и десятками интерактивных курсов, частично бесплатных. В сентябре 2014 года компания объединилась с платформой школьного онлайн-обучения «Фоксфорд», одновременно закрыв второй раунд инвестиций от венчурного фонда InVenture Partners. E-xecutive.ru побеседовал с Максимом о том, каковы сложности ведения образовательного бизнеса в Рунете? Каких ошибок стоит избегать? Стоит ли образовательным бизнесам бояться MOOC (массовых открытых онлайн курсов)? Как превратиться в бренд, который интересен работодателям?

Executive.ru: Дафна Коллер, сооснователь Coursera, отмечает, что самое быстрорастущее их сообщество – как раз из России. Нет страха того, что гиганты вроде Coursera, edX, Udemy и т.д. отберут вашу часть пирога?

Максим Спиридонов: Западные курсы нас не беспокоят потому, что образование очень сильно привязано к ментальности и языку и хорошо тогда, когда оно исходит из реальных потребностей и привычек пользователя здесь и сейчас. Мы предлагаем обучение в конкретных реалиях российского интернета. Даже у курсов «основа интернет-маркетинга» или «аналитика контекстной рекламы» на западных площадках будет присутствовать своя специфика. Я уже не говорю про то, что там вы и вовсе не найдете курса по использованию Яндекс-метрики или особенностям продвижения во «Вконтакте». А, скажем, базовый курс «Основы интернет-маркетинга» будет отличаться разными акцентами, разными игроками (там Google, у нас с сильным перевесом Яндекс; там Yahoo!, у нас Mail.ru Group) и т.д. Даже для InVenture Partners мы не озвучивали тезисы «давайте протестируем это на России, а потом завоюем мир». В ближайшее время мы четко нацелены на русскоговорящее пространство. Россия – да, СНГ, Украина – да, но не Запад, по крайней мере, в ближайшие 3-5 лет.

Executive.ru: Чем должен руководствоваться предприниматель, желающий построить образовательный онлайн-бизнес в России?

М.С.: Во-первых, у него должно быть желание реализоваться в образовательной сфере. Если идти в образование просто как в бизнес – получится никому не интересная подделка. К тому же, вы замучаетесь ждать устойчивого развития и прибыли – как бизнесу образовательному проекту требуется время, чтобы набрать репутацию: нужно закладывать 2-3 года на то, что ваш бизнес будет раскачиваться. Во-вторых, надо иметь очень четкое представление о среде, уметь отличить реальных экспертов от дутых. В бизнес-образовании сплошь и рядом можно наткнуться на огромное количество псевдо-гуру, которые заявляют о себе как о волшебниках, а на самом деле являются пустым местом. Нужно уметь настраивать партнерские отношения с лучшими. В-третьих, мало знать предмет. Особое внимание стоит уделить привлечению правильных людей к методическому построению образовательных программ. Не каждый мастер своего дела умеет чему-то научить. В-четвертых, если говорить об обучении онлайн, нужно понимать, что пока не существует универсальных программных образовательных платформ. Для обеспечения качественного обучения придется создавать платформу под себя.

Исходя из названных причин, я бы не советовал создавать образовательный проект без четкого понимания, зачем вы это делаете, как вы будете строить на этом бизнес, зачем вообще вам это нужно. Однако, если у вас есть ответы на обозначенные выше вопросы, если вы готовы к тому, что вопросов по ходу реализации онлайн-проекта будет еще больше, то сейчас самое время входить в область онлайн-образования. Рынок только становится на ноги, он полон возможностей и открытых ниш, он ждет энтузиастов, увлеченных идеей образования в высокотехнологический век, идеей распространения и всеобщей доступности знаний.

Executive.ru: Бесплатный контент на образовательной онлайн-площадке – это дань моде или необходимость?

М.С.: Мы сейчас живем в ситуации переосмысления парадигмы подхода к образованию вообще, а попутно и к образованию в интернете, к цифровому контенту. Для примера – если раньше за музыкой, видео, книгами пользователи чаще шли на торренты, то сегодня важным фактором становится потребность получить не просто контент, а набор возможностей, комплекс контент+сервис. Тому примерами могут служить онлайн-кинотеатры, музыкальные сервисы типа Google Play Music или Яндекс.Музыка.

То же самое с образованием. За него пока платят неохотно и только когда очень нужно. Особенно это касается российских пользователей. Поэтому для того чтобы платежи состоялись, необходимо провести пользователя через путь обретения лояльности: через бесплатные образовательные продукты. Нужно убедить его в ценности предоставляемых нами образовательных услуг.

Executive.ru: Скептики называют онлайн-курсы образовательным фаст-фудом? Что бы вы им ответили?

М.С.: Недавно, сидя в кафе на Арбате, я видел, как промоутеры ходят по улице и предлагают людям попробовать нарезанную маленькими кубиками выпечку. Как думаете, что вы получаете, попробовав это? Представление о продукте, о вкусе, качестве и ваших предпочтениях. Но полноценно довольствоваться и наесться вы не сможете. То же самое и в образовании. Мы не штампуем фаст-фуд. Открытые лекции являются частью готового образовательного курса. Требования, предъявляемые к подобным проектам, следующие: они должны быть познавательны, полезны и самодостаточны, но не должны пытаться охватить все.

Executive.ru: Пользователь может получить пользу от обучения, не заплатив ни копейки?

М.С.: Теоретически можно было бы самостоятельно составить себе из бесплатных занятий целый курс, сделать расписание, получить сходную информацию с тем, что вам дадут на полном платном курсе. Правда, в этом не будет системы, обратной связи от преподавателей, сдачи диплома, возможности приглянуться преподавателю и быть приглашенным им на работу и т.д… К тому же это займет значительно большее время в сравнении с платными систематизированными курсами. Но будет возможность бесплатно получить качественные знания. К слову, тут еще есть момент субъективной оценки пользователями качества знаний в бесплатных и платных образовательных продуктах. Однако, не смотря на такую возможность, конверсия из регистраций в посещения бесплатных занятий, согласно нашей статистике, составляет порядка 30%. В случае с оплаченными занятиями – почти 100%.

Executive.ru: Почему, на ваш взгляд, разница так велика?

М.С.: Вспомним статистику самой популярной во всем мире образовательной американской онлайн-площадки Cousera: в среднем лишь около 5-8% зарегистрировавшихся на курс доходят до финиша. Я отношу этот вопрос к более глубокому: «Из чего состоит образование?» Из методики донесения, контента, комьюнити, преподавателей… и т.д. Не стоит забывать и об эффективности пресловутого «кнута». В обычном образовании этим кнутом является стоящий над обучающимся преподаватель. В онлайне кнутом может являться четкая временная сетка, дедлайны. Но кнутом, который действует сильнее времени, является комбинация: «деньги плюс нацеленность на результат».

Почему MOOC провисают? Да потому что там люди часто учатся ради учебы, в виде времяпрепровождения. Другое дело – учиться ради результата, ради того, чтобы повысить уровень своей профессии и, возможно, получить более выгодное предложение по работе. И их мотивируют отданные за обучение деньги. Получается, если не воспользоваться тем, за что я заплатил – значит, я дурачок?

Executive.ru: Можно ли превратить онлайн-образование из экзотики в бренд, который будет интересен работодателям?

М.С.: Любой бизнес перспективен тогда, когда он закрывает потребности пользователя, отвечает на чью-то боль. Боль интернет-бизнеса — нехватка специалистов по электронной коммерции, маркетологов, продвиженцев, руководителей проектов. Я считаю, что образовательная площадка должна участвовать в трудоустройстве слушателей. Для образования, ориентированного на результат, ясно, что помощь такого рода – важное условие. Средний возраст наших слушателей – примерно 22-35 лет. То есть это как раз самая активная аудитория в плане стремления к карьерному росту. В идеале мы видим себя с одной стороны – точкой агрегации знаний и экспертов, а с другой – точкой агрегации молодых кадров, которые обучаются и заявляют о своем желании расти и развиваться карьерно. Мы стараемся помогать как преподавателям в поиске сотрудников из числа слушателей, так и слушателям в поиске работодателей из числа преподавателей. Для слушателей есть раздел, где вывешиваются вакансии. Все наши преподаватели – топ-менеджеры, директора по маркетингу, CEO разных компаний. Люди, подобные им, постоянно находятся в состоянии поиска кадров. Дефицит высококлассных специалистов на рынке есть всегда. Поэтому они сами настроены на то, чтобы искать в собеседнике потенциального члена своей команды. Мы также намеренно указываем в дипломах, кто именно учил, так как это придает значительный вес документу. Во-первых, работодатель видит, у кого именно вы обучались, во-вторых, всегда можно в интернете найти его контакты – позвонить и попросить дать рекомендацию.

Executive.ru: Кто именно преподает на вашей площадке?

М.С.: Было бы неправильно выделять кого-то отдельно, но, например, в стартующих в ближайшее время онлайн-интернистах «Нетологии», преподавать будут: Денис Смирнов, директор отдела цифровых изданий Sanoma Independent Media; Андрей Григорьев, главный операционный директор GetShopApp; Гайдар Магдануров, директор по инвестициям Runa Capital; Анна Ветринская, партнер в рекламном агентстве Adventum. В «Библиотеке курсов» недавно появились лекции выпускающего редактора «Коммерсантъ» Ольги Соломатиной.

Executive.ru: Елена Масолова, основатель Eduson, говорит, что 80 тыс. сотрудников Google записались на курс Udemy по языку программирования HTML5. Насколько перспективно онлайн-обрзование в B2B?

М.С.: Мы постоянно расширяем библиотеку курсов, уделяем внимание обучению базовым бизнес-навыкам. Также недавно создали внутри платформы сервис для корпоративного пользователя, своего рода, «кабинет компании» и ее обучающихся сотрудников. Организация покупает определенное количество доступов для своих сотрудников к нашей библиотеке курсов. У администратора корпоративного обучения есть возможность в живой ленте следить, кто как из сотрудников проходит эти курсы, видеть рейтинг активности сотрудников, интересов (какие курсы вызвали наибольший интерес). В рамках этого доступа компания сможет добавлять и свои курсы. То есть, по сути, дополнительно к нашей библиотеке бизнес-курсов, которая ежемесячно пополняется 5-7 новыми курсами, корпоративный клиент получает функционал LMS (Learning Management System).

Executive.ru: Зачем вам потребовалось объединение со школьным образовательным проектом?

М.С.: Рынок школьного образования крайне интересен и, в сравнении с образованием для взрослых, имеет больший потенциал монетизации. У родителей в нашей стране уже есть четко сформированная привычка платить за репетиторов. Она стабильнее и устойчивее, нежели привычка к самообразованию («мне самому учиться, наверно, поздно, но ребенку – надо»). По разным оценкам, рынок репетиторов в России составляет порядка $2 млрд. годового оборота. Это колоссальный объем, причем рынок практически полностью черный – наличными на руки. Остается объяснить родителям, почему альтернатива в виде онлайн-курсов «Фоксфорда» лучше: преподаватели из ведущих вузов России, профессора и кандидаты наук; обучение из дома; контроль обучения через геймифицированную образовательную платформу; возможность для родителей эффективно следить за реальным прогрессом своего ребенка. И стоимость часа обучения – 220 руб., что в 4-6 раз ниже стоимости обучения с репетитором.

Executive.ru: Как долго продлится бум в секторе онлайн-образования?

М.С.: Прорыва уже не будет, все уже найдено и ощупано: и основные методики, и инструменты. Онлайн-образование будет расти и расширяться по охвату числа обучающихся. В течение 3-4 лет оно окончательно перестанет быть экзотикой, это будет естественная часть образовательной сферы.


Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Участники дискуссии: Павел Горбунов, Светлана Шишкова
Knowledge manager, Вологда

Спасибо, хорошая статья. С профессиональным взглядом и видением ситуации.

Менеджер интернет-проекта, Москва

Анна, спасибо, отличное интервью! Раскрыла спикера с лучших его сторон. :)

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
280 тысяч человек зарегистрировались как самозанятые в 2019 году

Подключиться к новому налоговому режиму можно в мобильном приложении «Мой налог».

Эксперты: 4-дневная рабочая неделя приведет к снижению зарплат

Закон не препятствует пропорциональному снижению ФОТ при переходе на четырехдневную рабочую неделю.

75% россиян не верят в пенсии

Три четверти россиян не верят в пенсии, показал опрос Райффайзенбанка. А те кто верят, полагают, что она составит всего 10-20 тыс. руб.

Японцы доказали, что при четырехдневной рабочей неделе производительность растет. В Microsoft сообщили о росте на 40%

Японское подразделение Microsoft подвело положительные итоги месячного эксперимента по переходу на четырехдневную рабочую неделю.