Бизнес-школы забирают себе второе высшее

Россияне охотно получают второе высшее образование. Люди возвращаются в учебные аудитории, чтобы возместить плохое качество первого вуза, или ощущают, что второй диплом значительно повысит их заработки и должность. Бизнес-школы чувствуют настроения рынка и запускают свои программы второго высшего образования — «магистратуры для взрослых».

Чем подобная магистратура отличается от программ MBA, кто туда поступает и зачем, рассказывает декан факультета стратегического управления ИБДА АНХ при Правительстве РФ Александр Чеканский.

Executive: Вы называете свою магистратуру — «для взрослых». В чем выражается эта взрослость?

Александр Чеканский: Для начала надо понять, что такое нынешняя магистратура в нашей стране. Раньше российское высшее образование представляло собой специалитет: студенты пять лет учились в вузах и получали квалификации. В 2003 году Россия поставила свою подпись под Болонским соглашением, и наше высшее образование постепенно двинулось в сторону двухступенчатой системы: первая ступень — четырехлетний бакалавриат, вторая — двухгодичная магистратура. После окончания бакалавриата выпускники либо идут работать, либо продолжают обучение уже в магистратуре. Соответственно, учатся в такой магистратуре двадцатилетние молодые люди без опыта работы. Вот эта магистратура, если можно так выразиться, «юношеская».

Магистратура бизнес-школы принципиально иная. Туда поступают те, кто поработал в бизнесе после окончания вуза и успел получить управленческий опыт. Это взрослые люди, поэтому и магистратура называется «для взрослых». Технологии обучения тоже другие, потому что учить молодежь и опытного управленца — это разные задачи. «Взрослая магистратура» обобщает и систематизирует опыт слушателя, особое внимание уделяется технологиям обмена опытом между слушателями. Это бизнес-кейсы, дискуссии, мозговые штурмы, семинары.

Executive: Вы сейчас описываете программы MBA

А.Ч.: MBA и магистратура для взрослых во многом схожи. На магистерских программах работают те же преподаватели-практики, что и на MBA. Все занятия точно так же направлены на то, чтобы человек овладел работающими технологиями. Но длятся магистерские программы дольше. У нас, например, дольше на пять месяцев. За эти дополнительные месяцы человек успевает получить больше теории. То есть практики столько же, как на MBA, но теория тут глубже и более фундаментальна. По сути, магистерские программы бизнес-школы — это второе высшее образование, но оно ориентируется на практику, и это сближает магистерские программы с MBA.

Executive: Чем отличается слушатель «магистратуры для взрослых» от слушателя MBA?

А.Ч.: У них гораздо больше общих черт, чем различий. Что у них общего? Они все взрослые люди, средний возраст 30-31 год. Все уже имеют управленческий опыт и совмещают работу в бизнесе с учебой. Они все амбициозны и стремятся построить карьеру. Найти отличия гораздо труднее, но они есть, я их чувствую, когда общаюсь со слушателями.

Если попытаться выразить словами: есть люди, которые по жизни более легкие, быстрые, они стремятся скорее освоить современные управленческие технологии, тут же их применить, и за счет этого совершить карьерный рывок — вот это все про слушателя MBA. Слушатели магистратуры — это более основательные люди. Помните, как у Бориса Пастернака:

«Во всем мне хочется дойти
До самой сути.
В работе, в поисках пути,
В сердечной смуте.
До сущности протекших дней,
До их причины,
До оснований, до корней,
До сердцевины…»

Вот это про слушателей взрослой магистратуры. Они хотят не только освоить практические технологии эффективного управления, но и понять, где эти технологии берут начало. Понять теоретические основы этих технологий. На программе они работают более серьезно, делают больше домашних заданий. Но зато они получают фундаментальное образование, которое позволяет не только применять полученные знания, но и самому формировать новые управленческие технологии, адаптированные к особенностям конкретного бизнеса.

Executive: Российское образование и так отличается излишней академичностью. А вы говорите о программах, где еще больше теории.

А.Ч.: На MBA теория — это «служанка» практики. Там теория нужна ровно в том количестве, чтобы хватило для понимания, как работают управленческие модели на практике. И все! Магистерская программа преследует другие цели — ее слушатели разбираются, откуда взялась технология, как она обосновывается. А для этого нужна теория. Это же второе высшее образование, а оно всегда отличалось от программ MBA тем, что там требуется больше теории.

Вообще, степень академичности программы зависит от преподавателя. Излишняя академичность возникает тогда, когда преподаватель не знает практики. Любая бизнес-школа стремится найти преподавателя, который имеет опыт работы в бизнесе и может передать свои знания другим людям на доступном языке. Это сложная задача, потому что многие даже гениальные управленцы, принимающие эффективные новаторские решения в своих компаниях, не способны внятно рассказать о своем опыте в аудитории.

Executive: Ваша бизнес-школа одной из первых получила европейскую аккредитацию EPAS для магистерских программ. Для школы выгода понятна: люди охотнее идут на программы со «знаком качества». А что эта аккредитация дает учащимся и выпускникам?

А.Ч.: Позволю себе чуть вас поправить. Не одной из первых, а первая в России. И пока наша магистратура — единственная российская магистратура, которая имеет аккредитацию EPAS.

А если отвечать по существу вопроса, то я бы выделил два момента. Во-первых, когда человек идет на учебу, он платит немалые деньги — это инвестиции в человеческий капитал. А любой инвестор всегда рискует потерять или недополучить свой доход. Чем меньше риск, тем лучше для инвестора. Так вот аккредитация гарантирует определенное качество и снижает риски вложений. А риски, конечно, существуют. В посредственных вузах не только деньги потеряешь, но и время, зря потраченное на посещение занятий.

Во-вторых, наличие аккредитации повышает статус диплома в глазах работодателя. Конечно, в первую очередь в глазах иностранных работодателей. Но сейчас и многие российские директора по персоналу начинают понимать, что серьезная международная аккредитация так просто не дается.

Executive: Что бизнес-школа должна сделать, чтобы получить аккредитацию?

А.Ч.: Самое главное, чтобы магистерская программа по качеству соответствовала аналогичным программа лучших европейский бизнес-школ и университетов.

А если брать техническую сторону вопроса, то нужно подготовить самоотчет, страниц примерно на 500. Только вопросник, который присылает Европейская ассоциация для подготовки самоотчета, занимает более двух десятков страниц. Создается комиссия — четыре-пять человек; в основном это руководители зарубежных школ бизнеса. Каждый член комиссии получает часть этого самоотчета, изучает его. Потом вся комиссия приезжает в Россию и беседует с администрацией школы. Иностранцы задают вопросы, выясняя насколько самоотчет школы соответствует действительности. Затем комиссия беседует со студентами, потом с преподавателями и выпускниками. Комиссия работает несколько дней. И только после такой всесторонней проверки может быть вынесен вердикт об аккредитации.

При этом аккредитационная комиссии формирует пакет замечаний и рекомендаций, которые необходимо учесть. О чем аккредитованная бизнес-школа должна обязательно отчитаться. Сама процедура аккредитации помогает выявить недостатки программы, резервы для ее улучшения и в конечном счете способствует повышению ее качества.

Executive: «Взрослая магистратура» пользуется спросом?

А.Ч.: Второе высшее образование по менеджменту сейчас весьма популярно. Осталось только донести до общественного мнения тот факт, что отныне второе высшее образование будет осуществляться в форме магистерской подготовки; что магистратура это не только вторая ступень высшего образования для юных выпускников бакалавриата. Магистратура в школе бизнеса это форма второго высшего образования для взрослых людей с опытом работы в бизнесе.

Фото: www.rabe.ru

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Руководитель проекта, Москва
Для меня, как для слушателя и выпускника подобной «взрослой» магистратуры (в МИРБИС) важными ее качествами (при выборе - куда идти в магистратуру?) было: [LIST] [*] Наличие преподавателей практиков, курирующих направление магистратуры – финансы (преподаватели от банков или иных финансовых структур), маркетинг (маркетинговые подразделения, рекламщики) или, как это было у меня, управление проектами. Только тогда действительно можно рассчитывать на получение знаний от практики. [*] Наличие длительного опыта работы на рынке образования самой бизнес-школы, курирующей магистратуру - и накопленные ею отзывы и репутация, рейтинг, присвоенный уже выпускниками. [*] Наличие одноранговых по объему опыта, количеству лет проработанных в компаниях после ВУЗа и числу набитых шишек сокурсников - тогда вопросы будут более содержательными, а дискуссии на тренингах и мастер-классах более глубокими. К сожалению, этот критерий выбора магистратуры, в отличие от первых двух, у меня не выполнялся. :) [/LIST]
Управляющий директор, Липецк

Юрий, а по третьему критерию вы знаете школу, в которой такое выполнялось?

Консультант, Москва

По ''третьему критерию'' хвалил бизнес-школу ИБДА при АНХ мой бывший коллега. Тогда в 2005 г. он был генеральным директором в производственной компании в секторе с\\х производства, переработки и производства продуктов питания, 3000 человек, несколько фабрик и заводов. Дискуссии и решение бизнес-кейсов с сокурсниками, которые знали, о чем они спорят, некоторые были собственниками бизнесов, с его слов, было одним из самых ценных в той учебе.

Руководитель проекта, Москва

Думаю, что у нас мало таких бизнес-школ. Хотя, вот Юлия знает примеры. Где-то в политике набора магистров возможно должно быть правило (или рекомендации?) поступающим, которые позволили бы сформировать ''моноопытные'' группы. Но мало верится, что это возможно.

Управляющий директор, Липецк

Спасибо вам и Юле за советы, сейчас как раз занимаюсь оценкой школ по ''третьему'' критерию) А что-то про Плехановскую MBA можете сказать?)

Генеральный директор, Москва

Уважаемый Александр Николаевич, безусловно, во многом прав. Но реалии современного бизнес-образования таковы, что именно Магистратура призвана заменить изжившее себя, и грешащее излишней неактуальностью, теоретизацией ''второе или третье и т.д. высшее''. Как правило, его реализаторы, всё те же администраторы и преподаватели, что и на первом у студентов, всё те же теоретические, требующиеся по Госстандарту дисциплины.
Попытки создать ''живые'', прикладные Магистерские программы пока не везде удачны и пока серьезно уступают МВА по многим показателям. Например, в нашей программе ''МВА-Маркетинг'' пять лет назад сразу же был сделан акцент на прикладные аспекты и ее постоянное обновление с учетом сложившихся реалий.
Горько осознавать, но нам часто приходится общать со слушателями, выбравшими второе высшее или магистратуру, замученных уже по второму разу базовыми дисциплинами - математикой, философией, социологией, психологией, культурологией и прочими нужными обязательными дисциплинами, и активно желающих сбежать со своих программ к нам на Профпереподготовку или МВА, чтобы уже в конце концов научиться использовать полученные теоретические знания в реальном бизнесе.
К тому же, часто так получается, что многие новые Магистерские программы создаются на базе имеющегося второго высшего или очень быстро ''на коленке'' только для скорейшего прохождения акредитации. Ну и вполне естественно разочарование слушателей, пришедших на такую новую, модифицированную, ''сырую'' программу. Всем очевидно, что как и для МВА, для Магистерских программ нужна обязательная многолетняя обкатка - и в этом плане МВА пока выглядит намного перспективнее новоиспеченных Магистерских программ.
Если хотите, то для примера, Вы можете изучить нашу программу ''МВА-Маркетинг'', которая ориентирована именно на соединение современной теории и успешной практики марктинга с реальным бизнесом. При этом на программе постоянно работают ведущие топ-менеджеры компаний, помогающие слушателям найти необходимый баланс и активнее использовать в своей деятельности маркетингоориентированный подход.
Время меняет всё - в том числе и программу МВА. Но согласитесь, что совершествовать уже годами отработанное намного легче, чем создавать программу с ''нуля'' или реанимировать старую под новой модной вывеской.
С уважением Директор Центра ''Бизнес и Маркетинг'' АНХ при Правительстве РФ И.В. Сапрыкин

Ректор, Санкт-Петербург

Темы, поднятые в статье, на мой взгляд, чрезвычайно важны для обсуждения и еще важнее для понимания.

Тем, вызывающих интерес, две:
1. «Теперь менеджеры со стажем получают второе высшее образование в формате «магистратуры для взрослых» за одной партой с MBA»

2. «Далеко ли бизнес-школы ушли от вузов, и чем слушатель магистратуры отличается от студента MBA».

Относительно первой темы в статье приводится пояснение: «Магистратура бизнес-школы принципиально иная. Туда поступают те, кто поработал в бизнесе после окончания вуза и успел получить управленческий опыт. Это взрослые люди, поэтому и магистратура называется «для взрослых». Технологии обучения тоже другие, потому что учить молодежь и опытного управленца — это разные задачи. «Взрослая магистратура» обобщает и систематизирует опыт слушателя, особое внимание уделяется технологиям обмена опытом между слушателями».

Конечно, обучение детей, что только карабкаются по школьной лестнице, ведущей к заветному аттестату «социальной дозрелости», должно существенно отличаться от обучения взрослых.
Ведь согласно канонам педагогики, дети – это некие пустые сосуды, которые заполняются знаниями в процессе обучения.

Что происходит со вчерашними школьниками, сдавшими ЕГЭ и продемонстрировавшими свою «наполненность» в стенах традиционной высшей школы, известно лишь самим «наполненным сосудам». Родителям, например, про то, что, как и чем «наполняется» лучше даже не узнавать.

Однако, у «широкой общественности» существует устойчивое мнение, что «в школу идут для получения знаний».

Результаты такого подхода проверить весьма просто. Достаточно попросить выпускника, имеющего «первое высшее», написать список работ, которые он сможет выполнить; тех работ, которые будут полезны другим людям и эти люди заплатят за эти работы деньги. Иными словами, составить список работ за результаты, выполнения которых, выпускник способен получить заработную плату – плату за выполненную им работу.
При этом даже не столь важно, сколько заплатят, много или мало. Важно, чтобы вообще что-то заплатили. Итак, составление списка – действие первое.

Действие второе: из этого списка нужно вычеркнуть те работы, для выполнения которых не требуется то, что изучал человек в течение 6 лет, обучаясь в ВУЗе.

Действие третье: из оставшегося в списке вычеркнуть те работы, для выполнения которых не требуется и то, что изучал человек в течение 11 лет, обучаясь в школе. Конечно, «школьные годы чудесные…», однако, измеряется ли «зрелость» только баллами ЕГЭ?

Многие выпускники, после получения «первого высшего», реально начинают понимать, что «лето красное пропели», а теперь надо научиться «что-то» делать полезное, за что другие, например, работодатели, будут платить «плату за работу».

В этой ситуации стереотип - «я бы в руководители пошел, пусть меня научат», уже действует не у всех.

Теперь часть людей уже не идет по «проторенной» дорожке. Дескать, «первая попытка не удалась, пойду на второй заход, зайду на «второе высшее».

Теперь у людей имеются «запасные аэродромы», у них имеется больший выбор, например, программы МВА и ''магистратуры для взрослых''.

Вообще-то не стоит считать программы MSc или MA новейшим изобретением. Они уже давно известны на Западе.

Но, поскольку «запад нам не указ», можно привести и старинный российский пример.

Еще в «царской России», существовал «Табель о рангах», согласно которого и генерал, и профессор университета имели эквивалентный социальный статус.

Разница – то была не в статусе, типа «ты сам-то кто?». Просто профессия генерала – воевать, а для этого и образование он получал соответствующее.
А профессор имел иную профессию – изучать «деяния генерала» и «теорию подводить под деяния генерала». А затем, эту теорию «будущим генералам» преподавать.

Так и выпускники программ «магистровских» (МВА и MSc или MA), формально, имеют одинаковый статус, а обучаются они для разных профессий, соответственно, у них разные и профессиональные подготовки должны быть.
Одним требуется то, чтобы бизнесом грамотно заниматься, а другим – чтобы о бизнесе других грамотно рассуждать. И то и другое неплохо.

Конечно, время покажет, обоснованно ли «генерала» и «профессора» обучать «за одной партой». А то, что теперь не все станет называться только МВА – это уже хорошо.
Уж очень многие коллеги «плодят» нескончаемое разнообразие названий программ МВА, при этом не очень заботясь о том, чтобы эти программы, по своей сути, были бы программами МВА.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Новости образования
Школа бизнеса Мирбис отмечает свой 33-й день рождения

Уходящий календарный год и новый год в жизни Мирбис оказался интересным и ценным с точки зрения новых инсайтов, решений и приобретений.

В WU рассказали о 4 лидерских навыках, которые можно развить на программе EMBA

В этой статье представлены 4 лидерских навыка, развитию которых уделяется особое внимание во время обучения на программе EMBA.

МИРБИС открыл набор на зимний старт программы MBA в формате weekend

Занятия будут проходить в удобном формате уик-энд 1 раз в месяц (пт, сб, вс).

В WU рассказали, как программа EMBA может помочь укрепить навыки управления командой

Что нужно сделать, чтобы расширить свои карьерные возможности?

Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Треть россиян проваливаются на стресс-интервью при трудоустройстве

Такую методику при отборе кандидатов использует почти каждый пятый работодатель. 

Компания Admitad раздаст 15% акций ключевым сотрудникам

Владелец компании рассчитывает, что это дополнительно усилит мотивацию команды работать с высокой эффективностью и поможет привлечь новых перспективных сотрудников.

Треть россиян работают удаленно из дома с детьми

При этом женщины остаются дома с детьми чаще мужчин – 76% против 24%.

Forbes опубликовал рейтинг лучших работодателей России

Forbes учитывал не только соцпакет, средние зарплаты и условия труда, но и экологический след компаний и их влияние на общество.