Бизнес-школа: противоядие от всех проблем

В связи с ростом конкуренции среди огромного количества существующих бизнес-школ, все более заметными становятся критическое отношение и требовательность к качеству образования. «Существующие проблемы в области руководства и управления в компаниях нуждаются в более качественном образовании топ-менеджеров, - говорит Эрик Вебер, заместитель декана и глава американского правления в IESE Business School. - Бизнес-школы должны содействовать личному, корпоративному и социальному прогрессу». На чем же должны делать основные акценты бизнес-школы в процессе обучения, чтобы на выходе студенты имели не только богатый запас знаний, подкрепленный практикой, но и были настроены на успех, обладали сильно развитыми лидерскими качествами и стремились служить не только на благо себя, своей семьи и своего бизнеса, но и общества в целом? Администраторы топовых программ делают ставки на талантливых кандидатов, мотивированных преподавателей, сильные лидерские качества студентов и лучшие условия труда в новой экономике.

Задаться вопросом, чтобы не сбиться с пути

Джеймс О'Тул, профессор бизнес-этики в Daniels College of Business, а также соавтор широко обсуждаемой в 2005 году в Harvard Business Review статьи «Как бизнес-школы сбились с пути», считает, что школам необходимо четче понимать поставленные перед ними цели и задачи. Для достижения этого он предлагает им поставить перед собой ряд вопросов, в том числе: «Должны ли мы быть ориентированы на коммерцию или профессионализм?», «Мы должны делать акцент на учебных дисциплинах или сосредоточиться на том, что представляет интерес для реального бизнеса?» и «Профессорско-преподавательский состав должен быть более внимательным к учебному процессу или же научно-исследовательской деятельности?». На эти и другие подобные вопросы не так легко ответить, ведь часто сложно выбрать что-то одно. Возможно, выбирать и не нужно, а как раз наоборот – нужно выделить и разграничить обе противоположности, тем самым повысив качество их исполнения. «Вопросы, освещаемые О'Тулом, по большей части, направлены на повышение адекватности программ МВА. Это те проблемы, которые бизнес-школы решают из года в год», – говорит Скотт Карсон, директор Queen's MBA. Более того, он считает, что бизнес-школы способны доносить до студентов не только знания, но и этические ценности, связанные с возможностью сделать вклад в жизнь общества.

«Призвание бизнес-школ – формировать будущих топов и предпринимателей, чьи компетенции соответствуют реальным нуждам предприятий и экономической ситуации, а также способствовать открытости ума и критическому взгляду, необходимым для выполнения ответственной работы. – говорит Катрин Леспин, генеральный директор французской бизнес-школы INSEEC. – С момента своего создания, и еще задолго до того, как финансовый кризис поставил под вопрос качество преподавания в бизнес-школах, мы стремились к педагогическому равновесию, комбинируя культуру и умения. Лекции по методике, философии, геополитике, экономике преподаются бок о бок с традиционными предметами, необходимыми для получения образования менеджера. Они стимулируют интеллектуальную деятельность студентов, открытость ума, позволяют выделиться на общем фоне».

Наша роль и ваша значимость

Роль бизнес-школ не должна ограничиваться только предоставлением новых знаний. В первую очередь они должны воспитывать. Чем выше растет человек по карьерной лестнице, тем менее объективно он может посмотреть на себя и свои действия со стороны: уменьшается число равных ему по статусу и не зависящих от него людей, готовых дать объективную и профессиональную критику. Бизнес-школа – это место, где собираются такие люди – схожая должность и опыт, финансовая независимость друг от друга, отсутствие конкуренции. Именно там можно получить адекватную оценку своему профессионализму и понять, как надо правильно вести бизнес.

«Когда-то бизнес-школы стремились воспитывать предпринимателей и генеральных менеджеров на благо не только компании, но и общества, - говорит Эрик Вебер, – к сожалению, во многих школах эта идея была потеряна». У некоторых современных слушателей отсутствует желание личностного роста, а главной мотивацией служит прибыль и обогащение. Одной из основных задач бизнес-школ и должно быть корректирование мотивации, а не одно только стремление дать как можно больше знаний. «Воспитание будущих руководителей, осознающих свою ответственность по отношению к обществу и стране, безусловно, является неотъемлемой частью миссии бизнес-школ,- считает Катрин Леспин. - Мы стимулируем социальную открытость конкретными действиями: интегрированная в программу INSEEC стажировка в НПО и ассоциациях, оказывающих гуманитарную помощь, партнерство с сообществом предприятий, которое занимается продвижением молодых талантов – дипломированных специалистов-выходцев из неблагополучных французских кварталов».

Росс Герати, управляющий редактор журнала TopMBA.com, отмечает, что с началом кризиса 2008 года бизнес-школы стали объектом критики. Многие обвиняли программы МВА, за то, что те воспитывают выпускников, которые даже не подозревают о существовании о бизнес-этики, а действуют исходя из собственной жадности и желания получить высокие прибыли. «Уместна или неуместна была эта критика, но почти все бизнес-школы включили в курс программы по социальной ответственности. Даже Harvard, который всегда был известен своим консерватизмом, выбрал в 2010 году нового декана с образованием в данной области».

Из финансиста в гуманиста

Какова личность многих руководителей? Нежелание не только самим профессионально расти и развиваться, но и отношение к подчиненным как к безликому стаду, не имеющему своего мнения, идей, потребностей. С такими управленцами, которыми правит безразличие ко всему, что не влияет на толщину их кошелька, компания просто не выживет в условиях новой экономики. Ведь отношенческая сторона бизнеса и личность каждого, от начальника до подчиненного, со всеми ее проявлениями: творческий подход, ценности, мотивация, лидерство, потребность в интеллектуальном творчестве и профессиональном развитии выходят на первый план. И именно удовлетворенность своим рабочим положением и является залогом успешности современного бизнеса. Человек и продукт его интеллектуальной деятельности – вот что стОит и стоИт превыше всего.

Чтобы получить истинных бизнес-лидеров, нужно преподавать искусство и литературу, а не только «цифры», рассуждает Сантьяго Иньигес, декан IE Business School в Мадриде. «Мы считаем, что обучение истории различных цивилизаций или современному искусству помогает подготовить всесторонне развитых выпускников и менеджеров, которым будет небезразлична судьба своей страны и общества».

Однако Анна Измайлова, директор по коммуникациям Стокгольмской Школы Экономики в России, считает, что искусство и литература – не так важны в процессе образования. И главное – дать слушателям конкретные знания, эффективно работающие на практике. «Все зависит от того, о каких курсах идет речь. Если говорить, например, о международной программе Executive MBA General Management, то она подразумевает прохождение определенного набора учебных дисциплин и имеет четкие стандарты по количеству учебных часов. Люди, которые приходят учиться на эту программу, являются руководителями высшего и среднего звена и, прежде всего, хотят получить знания, необходимые для их профессионального развития и увеличения эффективности их труда в качестве управленца».

Так кто же прав? И Анна, и Сантьяго говорят о том, что, чтобы быть успешным руководителем, нужны новые знания. Однако, чего не хватает людям, уже достигшим определенных высот в своей карьере и знающим о технической стороне ведения бизнеса все? Конечно, не просто история или искусство, но те знания, которые показывают стоимость и ценность человеческого интеллекта и возможности его развития на благо компании.

Подводя итоги

Не ошибается тот, кто ничего не делает. Бизнес-школы движутся по верному пути развития, а жесткая конкуренция и притязательность слушателей приводят к все большему оттачиванию качества образовательных программ. С другой стороны, слушателям нужно понимать, что нельзя стать хорошим управленцем, лишь отучившись в бизнес-школе. Для этого надо быть еще и человеком, руководствующимся не только одним обогащением. «Когда управление осуществляется с желанием работать на благо обществу, оно может быть одной из самых благородных профессий, - говорит Иньигес. - Это обеспечивает рост, благосостояние и развитие общества, создает рабочие места, способствует инновациям и улучшает условия жизни. Хорошее управление является одним из лучших противоядий для многих существующих в мире проблем».

Материал на основе статьи Business School Resolutions for 2011 из издания BloombergBusinessweek.com

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Участники дискуссии: Николай Романов, Аркадий Пасерба
Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>Вот образ современных управленцев. Ключевой ошибкой примерно полутора десятков авторов, писавших на данном сетевом ресурсе на подобную тему является то, что они путают образ со стереотипом. Со сложившимся стереотипом. Сложившимся к тому же в сравнительно узкой группе специалистов, принадлежащих опять-таки к достаточно узкому сегменту профессиональной деятельности, характеризуемых переходом к руководящей позиции низшего и среднего звена с позиций технического или любого иного операционного, не административного характера. Т.е. людей, для которых по данному сложившемуся у них стереотипу, подобное содержание руководства является устоявшимся. Но что хуже всего, они подсознательно стремятся к тому, чтобы в точности копировать данный стереотип в своей работе, сами о том не задумываясь. Пример чему – подобные публикации. >Как и кто должен воспитывать будущих руководителей, осознающих свою ответственность по отношению к обществу и стране? А вот об этом – не нужно. Поскольку те, кому это положено по роду деятельности, службы и должностных обязанностей, калечат людей, делая их гнилыми, вызывая серьезную личностную трансформацию, подменяющее ту же ответственность перед страной и обществом ответственностью перед начальством, достигаемой через страх. В результате чего подобные руководители никогда и ни при каких обстоятельствах оказывают не в состоянии ничем полноценно руководить. Иначе как поступая по инструкциям, а за их отсутствием, - регулярно обращаясь за необходимыим разъяснениями. При том, что регламентировать все нельзя. Даже в статичном, не меняющемся обществе. А уж что говорить об обществе, в котором постоянно происходят изменения ? >Бизнес-школы должны содействовать личному, корпоративному и социальному прогрессу. Бизнес-школы должны содействовать только деловой составляющей жизни общества. В каких бы формах она ни проявлялсь. На то они и бизнес-школы. Всем остальным, - в частности, в области других особенностей жизни общества, - занимаются в других школах других наук. А бизнес-школы преломляют все эти виды деятельности и области социальной жизни только лишь с единственной целью, - обеспечить экономическое преуспевание во всех областях. Причем, только и исключительно для частного бизнеса. Но не для государства. Поскольку в последнем случае желающие стать специалистами в соответствующих областях проходят обучение по другим программам. Поэтому любые попытки распространить бизнес-обучение на государственную систему организации и управления экономикой и обществом в итоге заканчиваются подменой государственного и общественного частным и личным. Как в части интересов, так и в части средств их обеспечения и достижения поставленных ими целей. Что неравноценно. И что наглядно демонстрирует все постсоветское пространство, а также страны т.н. «Восточного блока». Т.е. интересы бизнеса и государства несовместимы. Это традиционные антагонисты даже в рамках т.н. государственно-монополистической системы капитализма. Поскольку совпадение их интересов носит сугубо временный характер, но для стабильности такого диполя всегда необходимо наличие двух полюсов влияния. И стоит одному исчезнуть или быть подмененным вторым, как либо государственная система, либо бизнес перестанут выполнять свои задачи, стоящие перед ними в обществе на определенном этапе его общественно-экономического развития в рамках той или иной формации. И именно поэтому всегда следует четко определяться с приоритетами. Либо человек – бизнесмен, либо – государственный муж и слуга государев. Взаимное проникновение одного в другое приводит к деградации, а не ко взаимному обогащения, как считают и декларируют сегодня многие. Пример чему, - опять-таки все постсоветское пространство, а также страны т.н. «Восточного блока». Либо – бизнес и его интересы, либо – общество и интересы его. >…говорит Катрин Леспин, генеральный директор французской бизнес-школы INSEEC. Кто бы это говорил ? Человек, занимающий открыто проамериканские позиции в системе французского высшего образования. И это при том, что в INSEEC все без исключения программы читаются только на английском языке по англо-американским учебникам и пособиям. Французского нет ничего. И это при том, что основной контингент обучающих – французы. Которым насильственно прививается именно англо-американская форма экономического мышления и принятия решений, которая вступаетв конфликт не просто с некоторой аморфной общеевропейской деловой ментальностью, а с деловой ментальностью собственно традиционной Франции. И именно поэтому молодым французам оказывается настолько сложно адаптироваться для работы на французских иевропейских предприятиях после обучения в подобных бизнес-школах, и именно поэтому в них все больше укрепляется убежденность в том, что все англо-американское – это самое передовое, а все, что от Старого Света, - это уже давно морально устарело и нуждается в сдаче на свалку истории, государственного управления и экономики. Т.е. будущие бизнесмены подспудно приучаются не уважать собственную страну и ее деловые традиции, являясь проводниками иностранных принципов организации работы и контроля, формируя явный и скрытый конфликт в деловом сообществе, разделяющий бизнесменов на «традиционалистов» всех возрастов и преимущественно молодых «прогрессистов». >… дипломированных специалистов-выходцев из неблагополучных французских кварталов». В данном случае речь идет о попытке французской государственной системы разрушить относительное единство населения подобных неблагоприятных районов за счет использования «прикормленных» властью выходцев из этих районов, которые через какое-то время понимают, что сотрудничать с властью выгоднее и престижнее, чем отстаивать какие-то права на городских улицах или среди своих соотечественников из таких районов. Т.е. налицо прямая аналогия того, как некогда та же власть или крупные предприниматели «прикармливали» лидеров рабочих и общественных движений, чтобы потом уже их собственными руками держать в подчинении основную массу рабочих или представителей неких социальных групп. Так что здесь пример, скорее, неудачный, чем и обращает не себя внимание. Поскольку шпана остается шпаной не только в институтах, куда их берут учиться в качестве особенно одаренных, но и на рабочих местах, куда в какой-то момент их трудоустраивают. И отношение к ним так и будет как к шпане. Поскольку даже получив некий диплом, они не выучиватся правильно говорить, а зачастую и правильно писать. Не говоря уже об общем поведении. Чисто социологический аспект, детальной разработанный в свое время еще Пьером Бурдье. >Даже Harvard, который всегда был известен своим консерватизмом, выбрал в 2010 году нового декана с образованием в данной области». Это было единственной уступкой. Чисто формальной. Чтобы угодить критикам и выбить козыри из рук особо ретивых журналистов. Поскольку этика и общие установки бизнес-обучения в Гарвардской школе бизнеса так и остались теми же, что были до этого. Да и новые введенные курсы носят сугубо факультативный или ознакомительный характер. Их можно не посещать в рамках основной программы обучения и не сдавать по ним экзаменов. >Человек и продукт его интеллектуальной деятельности – вот что стОит и стоИт превыше всего. Вообще-то в бизнесе что стОит, что стоИт превыше всего только одно, - способность как самого человека, так и его интеллектуального или иного продукта приносить макисмальную прибыль или способствовать увеличению такой прибыли в рамках некоего коллектива или предприятия. И с человеком считаются ровно до того, пока он это обеспечивает. Но как только находится кто-то, кто умеет это лучше, с ним безжалостно расстаются. Ценность человека и его интеллектуальной деятельности в процессе их эксплуатации перетекают в новое качество, распространяемое на создаваемые с их участием продукты и услуги. Вплоть до тех пор, пока перетекать есть чему и ''источник'' не иссякает. А потом – все. И стоимость и положение человека и его потенциала заканчиваются. Это и есть бизнес, а также процесс эксплуатации капиталом труда, интеллектуальных и человеческих ресурсов. >«Мы считаем, что обучение истории различных цивилизаций или современному искусству помогает подготовить всесторонне развитых выпускников и менеджеров, которым будет небезразлична судьба своей страны и общества». Да, выпусники подобных программ легко перечисляют с десяток дат будущих концов света по разным календарям и преданиям разных народов, теряя значительную часть своего рабочего времени на обсуждение подобных малосущественных для бизнеса областей. Т.е. вместо того, чтобы работать и приносить максимум прибыли на своем рабочем месте, они занимаются обсуждением вопросов, которые напрямую не затрагивают ни их, ни компанию, ни даже национальную экономику в целом. Т.е. вторгаются в те области, в которых работают прогнозисты или иные профильные специалисты, что приводит в конечном итоге к нарушению производственной дисциплины, разорганизации работы компании, возникновению групповщины, центров альтернативного влияния и в конечном итоге – к провалам в бизнесе. Так что все разговоры о диверсификации излишне специализированных учебных программ в пользу включения в них совершенно произвольных дисциплин – это не более чем хаотичная попытка компенсировать то, что те или иные люди, достигшие неких высот в бизнесе, не получили значительно раньше. А именно, - как на уровне школ, так и на уровне ранних курсов университетских программ. Именно тогда подобная диверсификация для людей бывает полностью оправданной, поскольку они еще не знают, в каком профессиональном направлении они будут развиваться в дальнейшем, а большое число различных дисциплин, прорабатываемых как ознакомительным образом, так и детально, позвоялет им сделать свой окончательный выбор на будущее. Но на уровне старших университетских курсов, программ делового обучения или научных программ вводить подобные излишние курсы просто бессмысленно. Именно потому, что приходящие на них людей уже точно знают, чего они хотят и подкрепляют это желание своей конкретной работой. Они не приходят переквалифицироваться из экономистов в литераторов. Им нужно углубленное знание в качестве экономистов. А литераторами они могли стать много лет назад, если бы проявили склонность к этому в школе или на ранних курсах. А став экономистами, они уже выбрали свою дорогу, которой только и остается, что следовать, - как в основном ее русле, так и в рамках ее неких боковых и параллельных ответвлений. Постигать заново то, что они благополучно забыли в прошлом, им в рамках серьезных учебных программ не нужно. Поскольку это все равно не компенсирует сформировавшихся пробелов в их формировании как самостоятельных личностей, обладающих неким интеллектуально-культурным потенциалом, но что самое главное, - ничего не прибавит им как спецалистам. Николай Ю.Романов ----
Партнер, Москва
пишет: «Должны ли мы быть ориентированы на коммерцию или профессионализм?», «Мы должны делать акцент на учебных дисциплинах или сосредоточиться на том, что представляет интерес для реального бизнеса?» и «Профессорско-преподавательский состав должен быть более внимательным к учебному процессу или же научно-исследовательской деятельности?». На эти и другие подобные вопросы не так легко ответить, ведь часто сложно выбрать что-то одно. Возможно, выбирать и не нужно, а как раз наоборот – нужно выделить и разграничить обе противоположности, тем самым повысив качество их исполнения.
Да уж... на эти и другие ПОДОБНЫЕ вопросы не так-то легко ответить - и выбирать-то что-то одно сложно, и отвечать-то, кажется, и не нужно... Зато как славно, что писать в Экзекьютив можно все, что угодно! Бесконечна заунывная песня таджика, как пыльная степная дорога... :)
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Новости образования
В WU рассказали о 4 лидерских навыках, которые можно развить на программе EMBA

В этой статье представлены 4 лидерских навыка, развитию которых уделяется особое внимание во время обучения на программе EMBA.

МИРБИС открыл набор на зимний старт программы MBA в формате weekend

Занятия будут проходить в удобном формате уик-энд 1 раз в месяц (пт, сб, вс).

В WU рассказали, как программа EMBA может помочь укрепить навыки управления командой

Что нужно сделать, чтобы расширить свои карьерные возможности?

Декан WU Executive Academy рассказала о преимуществах австрийского бизнес-образования

Программа Global Executive MBA уже 4 года подряд входит в число 50 лучших MBA-программ в рэнкинге EMBA от Financial Times.

Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Forbes опубликовал рейтинг лучших работодателей России

Forbes учитывал не только соцпакет, средние зарплаты и условия труда, но и экологический след компаний и их влияние на общество.

Опубликован рейтинг самых переоцененных профессий

Футболисты не на первом месте.

В Петербурге перенесли введение QR-кодов для кафе и отелей с 1 декабря на 27 декабря

Также власти планируют ввести дополнительные ограничения с 27 декабря до 9 января.

Россияне рассказали, что хотели бы получить в качестве корпоративного подарка

Какие подарки получают россияне от своих работодателей на Новый год и что они хотели бы на самом деле?