Что изменится в российском менеджменте с уходом западной культуры управления

Александр Сазанович, ведущий преподаватель программ МВА и Executive МВА в МИРБИС, доктор технических наук, профессор

Западная культура менеджмента уходит, как все изменится?

От того, что в 1914 году Петербург был переименован в Петроград, принципы текущего управления в столице и в стране не стали другими. Но сигнал к их изменению был услышан.

В менеджменте есть полезные и бесспорные, полностью оправдавшие себя инструменты, которые впервые появились (были открыты) в западной культуре управления, и там они и получили соответствующие названия. И в этом плане, если это «закон Ома», то он закон Ома на всем земном шаре – он интернационален.

Здесь все как в астрономии и в географии, кто первым открыл, тем именем и назовут. Поэтому такие к примеру управленческие практики, как бизнес-процессы, Scrum, Kanban, SLA, DevOps, Кайдзен, BSC, Lean, управление инцидентами, видение, миссия, экспоненциальные организации или умный бизнес и многие другие – они останутся навсегда такими, какими их сделали первооткрыватели (и в России в том числе).

Но в российской управленческой среде рождение и развитие получат и три других явления.

Интерес к национальным управленческим приемам

Во-первых, вне всякого сомнения возрастет интерес и к собственным национальным управленческим приемам, которые оказались неоправданно забытыми, отодвинутыми в сторону или даже на периферию.

Я не встречал, например, в известных западных книгах по менеджменту, скажем, Мескона или Дафта таких инструментов, как «проектирование должности» или «проектирование работ». А ведь именно эти инструменты иногда более грозное оружие в достижении повседневной производительности, чем даже Lean. Нет в западных источниках прямых аналогов и российскому инструментарию по «оцениванию реализуемости принимаемых (высокотехнологичных) решений», «программно-целевому планированию» и другим

Реализация крупнейших проектов в кратчайшие сроки

Во-вторых, не нашел до сих пор теоретического осмысления богатейшего опыта организационных конструкций и поведенческих моделей, сопутствующих реализации крупнейших советских проектов в кратчайшие сроки: ядерный (с бюджетом, равным всем расходам на Великую Отечественную войну), космический и вычислительный (БЭСМ-6 – вторая по мощности вычислительная машина в мире) – и все на своей собственной элементной базе и на своей оснастке.

Никто не заявляет сегодня о том, что уже в то время эти работы велись по технологиям гораздо более богатым, чем сегодняшний Agile-Scrum, и в гораздо в большем масштабе.

Мировые «курьезы»

В-третьих, многим известен факт того, что теорема Котельникова в мире называется теоремой Найквиста, а изобретателем радио является, конечно же, не Попов, а Маркони. Аналогичные «курьезы» имеют место, конечно же, и в управлении. И они будут подправляться.

Это то, что касается трансформации управленческих знаний и их проникновения в бизнес-практику.

Утрата западной культуры в управлении

А что будет с теми компаниями, которыми управлял западный менеджмент, а теперь они стали «обрусевшими»? Часть западной культуры в управлении будет утрачена. Это не требующая никаких доказательств истина. Вместе с этим исчезнут (саморазрушатся) и часть систем, которыми управлялся бизнес. Но разрушатся только те системы, которые не были автоматизированы. Автоматизация и ее законы с уходом людей из компаний никуда не исчезают.

Компенсировать работу выпавших систем российский менеджмент сможет только растущей требовательностью, собранностью и дисциплинированностью. А также тем, что людям взамен за требовательность будут чаще, щедрее и великодушнее «воздавать должное» в самых многочисленных, разнообразных, своевременных и справедливых формах.


15 февраля в МИРБИС состоится День открытых дверей программ бизнес-образования. Зарегистрироваться можно по этой ссылке

Партнерский материал

Читайте также:

Расскажите коллегам:
Комментарии
Аналитик, Нижний Новгород
Александр Ковалёв пишет:
Вы исходили из вывода, что некая культурная нацеленность на "справедливость" позволила группе добится результата, а я привёл контраргумент, что это эффект авторитета, приведший к разделению труда.

Мне сложно следить за ходом Ваших мыслей, Александр. Откуда я мог понять,  что когда Вы говорили об авторитете, то значит о разделении труда? Для меня просто невпихуемые в один флакон понятия. То же и с Вашим сравнением справедливости как мотиватора для трудового коллектива и авторитетом руководителя. Связь конечно я усматриваю, но сравнить как нечно похожее даже не думаю. Очевидно Вы видите больше, чем говорите, а промежуток, естественный для Вас, мне просто недоступен для понимания.

Александр Ковалёв пишет:
ведь именно офицерская честь и авторитет повышают шансы каждого в полку на выживание.

Вообще, офицерская честь не про выживание. От слова, совсем. На выживание наверно больше влияет профессионализм офицера, умение настроить на выполнение задачи и отдать верные приказы, руководить. Например, мне хочется верить, что я не терял своей офицерской чести, но к управлению подразделением в современном бою я не готов.

Александр Ковалёв пишет:
Но так же вам, наверное, лучше любого из нас известно, что солдаты не могут сражатся, когда не знают ради чего они сражаются.

Наверно всё же могут. Другое дело, что немотивированный солдат, потенциально мёртвый солдат. Нужна хотя бы мотивация не умереть.

Александр Ковалёв пишет:
Я вам больше скажу,...

Пугающее заявление.

Александр Ковалёв пишет:
особенно нации нужно искать прежде всего в искусстве. В художественных произведениях, живописи, музыке, архитектура отражает вехи времени, памятники - историю.

Рисуйте крестик  - добили четырёхпалубник. Какое отношение национальные особенности в широком наборе имеют к менеджменту? Совершенно разные задачи, попытаться понять культурные особенности и использовать их и определиться с основными мотиваторами и построить на этом систему управления.

Системные решения, которые мы надеемся будут работать, не могут включать элементы усложняющие их до слишком сложных и громоздких. У систем управления и так высокая сложность. 

Александр Ковалёв пишет:
Насильственное принужденное, во многом из искусственных де-факто религиозных мотивов...

??? Каких мотивов? Я как-то не заметил, что мы уже общаемся на теологические темы. Не успеваю за ходом Ваших мыслей. 

Александр Ковалёв пишет:
приносила нашей нации только страдания и упадок - у нас изначально власть по договору строилась, и из этого исходит вся культура управления в нашем обществе.

Вы про какой договор? Мне кажется, Вам стоит снизойти до моего уровня понимания. Каюсь, наверно не достаточно я тренировал свою мысль к полёту. Плетусь.

Александр Ковалёв пишет:
Стремление общества к свободе и уменьшению насильственного принуждения, насилия без правил - вот откуда идёт такой запрос на справедливость.

Вот и я против рабства и за всё хорошее.

Александр Ковалёв пишет:
Радикальными или мирными средствами - это уже вопрос конкретных предпочтений и соотношения сил. 

Хотелось бы чтоб предпочтения были адекватными. Если как в Украине через неонацистские организации, то лучше не надо.

 

Инженер, Омск
Михаил Трофименко пишет:
А критерии уважительной, неуважительной причины Вы точно знаете? Сотрудник, ну у кторого сын, он не мог прийти на работу и отпроситься, т.е. исключить негативный сценарий? Вариантов действий руководителя может быть масса и только часть трудовым коллективом будет восприниматься как справедливые.

Вы очень верно подметили, что нет юридического законодательного определения "уважительная причина", хотя и явно указывается, что доказательством уважительности причины отсутствия являются справки о прохождение медосведельствования или приема у врача, выписки, подтверждающие временную нетрудоспособность, выписка о задержание или обязательной явки в отделения органов правопорядка и пр. подобные, где обстоятельства можно точно определить. 

А допустим человек вам написал объяснительную, что он стоял в пробке и физически не мог быть на работе вовремя, то как вы можете трактовать это за основание для взыскания? Вот так на морально-этических вопросах и теряют начальники свой авторитет, когда достаточно было бы нескольких определений Верховного суда, чтобы определенно отделить обстоятельства непреодолимой силы, уважительные обстоятельства и сознательный прогул. 

При чем нужно понимать, где проходит грань, когда отсутствие повлияло на результат, а когда этого влияния нет совсем, и человек разрешил часть вопросов в пути - в автобусе, в маршрутке или по дороге пешком. 

Да, вы правы. Сейчас это оставлено на усмотрение отношений между начальством и подчиненным. Однако не только в одной необходимости обязательного присутствия тут дело - мы оба понимаем, что это архаизм в современном гибком и толератном к таким вопросам обществе, но по разному формулируем. 

Я снова повторю: Какой порядок начальник здесь нарушает? Порядки как минимум прописаны, а были бы прописаны, то мы бы сейчас ссылались на судебную практику. 

Инженер, Омск
Михаил Трофименко пишет:
Откуда я мог понять, что когда Вы говорили об авторитете, то значит о разделении труда?

Я и ваши тексты по несколько раз перечитываю, тут нет ничего сверхестественного, когда ты пытаешься понять суть мысли собеседника. 

И касательного этого, я приводил авторитет как обстоятельство возникновение разделения труда в конкретной ситуации, а не само понятие. Определение тут одно для всех - в толковом словаре. 

Михаил Трофименко пишет:
Вообще, офицерская честь не про выживание. От слова, совсем.
Михаил Трофименко пишет:
На выживание наверно больше влияет профессионализм офицера, умение настроить на выполнение задачи и отдать верные приказы, руководить.

А что тогда офицерская честь, "слово офицера", если не то что вы только что описали? 

Инженер, Омск
Михаил Трофименко пишет:
Какое отношение национальные особенности в широком наборе имеют к менеджменту?

Это вас следовало бы спросить, а я понимаю искусство - как результат творческой мотивации культуры нации. В искусстве наша национальная мечтательность и отпечаталась лучше всего, и наши деды и прапрадеды хорошо это видели. 

Михаил Трофименко пишет:
Совершенно разные задачи, попытаться понять культурные особенности и использовать их и определиться с основными мотиваторами и построить на этом систему управления.
Михаил Трофименко пишет:
Системные решения, которые мы надеемся будут работать, не могут включать элементы усложняющие их до слишком сложных и громоздких. У систем управления и так высокая сложность. 

"Было ровно на бумаге, да забыли про овраги". Вся ваша методика сэкономить бизнесу не поможет - когда у людей нет физически денег, чтобы потреблять ваши товары, то какими дешёвыми вы бы их не делали, обороты без перераспределения денежной массы в экономике не увеличишь. 

Последние слова вообще с картины:

Что будет делать государство? Дробить монополии, и сделает реально действующее антимонопольное регулирование, где одна компания не может занимать более 25% рынка. И это никакие не сказки, а буквально программа одного известного российского политика, и другие с ним соглашаются в этом. 

Михаил Трофименко пишет:
Вы про какой договор?

А что является договором в бизнесе? Что является договором в религии? Или что вы понимаете под договором в обществе? Тут же всё недалеко, пораскиньте фантазией, может прийдёт на ум уже принять, что человек не подразумевает что-то сверхестественное. 

Аналитик, Нижний Новгород
Александр Ковалёв пишет:
где обстоятельства можно точно определить. 

Да, но я приводил пример обалдевшего от счастья сотрудника опоздавшего на работу. В указанных Вами критериях его обстоятельства не учтены.

Александр Ковалёв пишет:
то как вы можете трактовать это за основание для взыскания?

Постойте, постойте, это должен быть мой текст. Это я Вам доказываю, что не всё можно предусмотреть, а потому от руководителя ждут действий не по правилам, а по справедливости. 

Александр Ковалёв пишет:
когда достаточно было бы нескольких определений Верховного суда, чтобы определенно отделить обстоятельства непреодолимой силы, уважительные обстоятельства и сознательный прогул. 

"Определение Верховного суда"  в отношении прогула? Ой что-то мне не хорошо. А если я чихну в лифте, тоже Верховный суд будет выносить определение.

Александр Ковалёв пишет:
Однако не только в одной необходимости обязательного присутствия тут дело - мы оба понимаем, что это архаизм в современном гибком и толератном к таким вопросам обществе, но по разному формулируем. 

Вот это место мне особенно понравилось, Александр. Я в полной прострации, так как совершенно потерялся на фоне Ваших высказываний. Вы слишком высокого обо мне мнения, будто я хоть что-то понимаю.

Аналитик, Нижний Новгород
Александр Ковалёв пишет:
А что тогда офицерская честь, "слово офицера", если не то что вы только что описали?

Это, прежде всего, служить Родине, обществу, быть образцом для своих подчинённых в моральном плане, беречь личный состав. Когда человек идёт в военное училище, он себе уже не принадлежит. Он должен быть готов отдать за Родину свою жизнь.... но дорого.

Аналитик, Нижний Новгород
Александр Ковалёв пишет:
В искусстве наша национальная мечтательность и отпечаталась лучше всего, и наши деды и прапрадеды хорошо это видели. 

Эк и ядрёно же Вы выражаетесь. 

Александр Ковалёв пишет:
Вся ваша методика сэкономить бизнесу не поможет - когда у людей нет физически денег, чтобы потреблять ваши товары, то какими дешёвыми вы бы их не делали, обороты без перераспределения денежной массы в экономике не увеличишь.

Просто распирает от эмоций.

Александр Ковалёв пишет:
А что является договором в бизнесе? Что является договором в религии? Или что вы понимаете под договором в обществе? Тут же всё недалеко, пораскиньте фантазией, может прийдёт на ум уже принять, что человек не подразумевает что-то сверхестественное.

Я думал у меня есть фантация, но с Вами её не хватает.

 

 

Генеральный директор, Москва
Михаил Трофименко пишет:
Я в полной прострации, так как совершенно потерялся на фоне Ваших высказываний. Вы слишком высокого обо мне мнения, будто я хоть что-то понимаю.

И не только Вы. Боюсь, что  у нас - обычных людей с улицы - нет шансов.

Инженер, Омск
Михаил Трофименко пишет:
Я в полной прострации, так как совершенно потерялся на фоне Ваших высказываний. Вы слишком высокого обо мне мнения, будто я хоть что-то понимаю.

А в чём тут терятся? Сергей Средний неоднакратно писал о распространение гибкого графика в постпандемийный период. 

Ах, да. Вам ещё же непонятно. Давайте проще. Михаил, вам приходилось писать когда-нибудь устав организации, самим или в качестве консультанта? 

Просто я одного не могу понять:

Михаил Трофименко пишет:
Да, но я приводил пример обалдевшего от счастья сотрудника опоздавшего на работу. В указанных Вами критериях его обстоятельства не учтены.

Вам отдельную объяснительную нужно писать, чтобы сказать, что человек был в больнице? Вы же сами тут писали:

Михаил Трофименко пишет:
Сотрудник, ну у кторого сын, он не мог прийти на работу и отпроситься, т.е. исключить негативный сценарий? Вариантов действий руководителя может быть масса и только часть трудовым коллективом будет восприниматься как справедливые.

А если у человека был назначен приём у врача в поликлинике? Или у стоматолога, а они только в рабочее время назначают, то что - это уже не является уважительными причинами? 

Ну давайте, тогда я поговорю уже не как консультант, а как представитель его профсоюза, который выпишет штраф в 300 тысяч за такое вопиющие нарушение трудовых прав сотрудника! 

Мне вообще не западло помочь ему составить жалобу в трудинспекцию на такого начальника. Если рискнёте его уволить, то он спокойно оспорит увольнение в трудинспекции, и уже организация точно от штрафа не отвертится. А ещё лучше, если в суде - прецедент что надо. 

Аналитик, Нижний Новгород
Александр Ковалёв пишет:
А если у человека был назначен приём у врача в поликлинике? Или у стоматолога, а они только в рабочее время назначают, то что - это уже не является уважительными причинами?

Вот и я про то. Эт чё Вы опять мой текст воруете?

Александр Ковалёв пишет:
Ну давайте, тогда я поговорю уже не как консультант,

А до этого вы меня консультировали?

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи