Каковы итоги развития экономики России в 2020 году

В условиях пандемии и принятых ограничительных мер экономика России столкнулась с мощным экономическим спадом.  Причинами данного кризиса явились как внешние факторы как со стороны предложения (вынужденное ограничение реального производства), так и со стороны спроса (падение реальных доходов населения, инвестиционной активности бизнеса и др.).

По данным Росстата, объем ВВП в 2020 году в номинальном выражении составил 106,6 трлн руб. Для сравнения, в 2019 году этот показатель равнялся 109,2 трлн руб. Если перевести номинальные показатели в реальные, предположив неизменность цен, то окажется, что российскую экономику (и по ВВП, и по объему инвестиций) отбросило на 2,5 года назад (до уровня середины 2017 года).

Падение реального объема ВВП на 3,1% — это серьезная цифра и наибольший темп падения, начиная с 2009 года (когда сокращение достигало -7,8%). И тем не менее у многих экспертов возникают сомнения в их реалистичности. Озвученные Росстатом цифры существенно выше предварительных прогнозов МВФ (-3,6%), Министерства экономического развития (-3,8%), Банка Росси (-4-5%).

Мне также представляется данная оценка Росстата является несколько завышенной. По моим расчетам реальные темпы падения ВВП составляют около 4%.

Поскольку нет оснований сомневаться в профессионализме специалистов Росстата, будем основываться на опубликованных ими абсолютных показателях ВВП 2020 и 2019 годов.

Согласно базовым положениям макроэкономики, динамика номинального ВВП определяется как произведение коэффициента динамики общего уровня цен (инфляция) и коэффициента динамики физического объема за год (экономический рост).

Например, если номинальный ВВП прошлого года был равен 10 руб., но цены за год выросли на 5%, а реальный объем сократился на 5%,  то номинальный ВВП текущего года составит 9,98 руб. (10*1,05*0,95=9,98).

Если известны значения номинальных ВВП и динамика общего уровня цен, можно рассчитать динамику физического объема (тот самый процент спада, о котором идет речь), составив простое уравнение:

10*1,05*х=9,98,

где х – коэффициент динамики физического объема за год

Как следует из этого уравнения, занижение показателя роста цен в стране может привести к завышению величины спада.

Проверим это реальными расчетами:

Если соотнести ВВП 2020 и ВВП 2019 годов, то коэффициент динамики номинального ВВП составит 0,976 (106,6 трлн руб./109,2 трлн руб.= 0,976).

Отношение полученного коэффициента к росту общего уровня цен даст нам величину физического объема в процентах. Но сразу возникает вопрос, какой индекс цен взять для расчета инфляции. 

Можно использовать индекс-дефлятор (в 2020 году относительно 2019 года он, по данным Росстата, составлял 100,7%), а можно индекс потребительских цен (ИПЦ равнялся 104,9%).

К обоим индексам много претензий, поэтому в случае их расхождения часто используют т.н. индекс Фишера (равен среднегеометрическому значению ИПЦ и дефлятора (равен в нашем случае =101,85%).

Если исходить из роста уровня цен в 0,7% (как это делает Росстат), то падение российской экономики действительно составляет лишь  -3,1% (1,007*0,969=0,976). Использование индекса Фишера (101,85%), дает более высокую оценку реального спада экономики составит уже 4,2% 0,976/1,0185=0,958), что представляется более реалистичным.  

И тем не менее, даже скорректированный процент падения — это существенно лучше того, что ожидалось в начале 2020 года и российскими и зарубежными экспертами, когда коронавирусный кризис сравнивали с кризисом 2008-2009 гг и Великой депрессией 30-х гг.  И основная причина относительно неглубокого спада российской экономики в 2020 году –структурные особенности и сырьевой характер российской экономики.

Как известно, в условиях пандемии и тотального локдауна больше всего потеряли компании из сферы услуг (гостиничное хозяйство, ресторанный бизнес, туризм и т.д.).

По данным Росстата, потери сферы платных услуг населению за 2020 году составили -17,3% (или 8,7 трлн. руб. в абсолютных показателях). Однако доля данного сектора экономики в нашей стране составляет лишь 54%, что существенно меньше, чем в США (77%), в странах ЕС и Японии (около 70%).

В силу технологических особенностей и непрерывного производства предприятия сырьевого сектора не вставали на карантин весной 2020 года и потому пострадали в относительно меньшей степени.


Помочь решить экономические и управленческие проблемы, вызванные пандемией, могут популярные программы МВА в МИРБИС

Партнерский материал

Комментарии
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи