Нет оборотного капитала: компании страдают, дешевеют, но… не продаются!

Анна Королева, Executive.ru

Резкое удорожание кредитования после повышения ставки ЦБ в декабре 2014 года крайне негативно отразилось на российском бизнесе. И хотя ставка постепенно снижается, отечественным компаниям все равно приходится нелегко: рассчитывать на развитие зачастую они могут только за счет оборотного капитала, но взять кредит по ставкам, предлагаемым банками, они не могут.

Ставки вверх – бизнес вниз

финансы

Владельцы проблемных бизнесов даже в кризис не хотят «продаваться задешево», в то время как инвесторы не собираются «вкладываться задорого», констатирует Олег Шагов

Уменьшение оборотного капитала у компаний приводит к падению заказов на потребительские и промышленные товары, недозагрузке производственных мощностей, снижению деловой активности, объясняет начальник аналитического отдела ИФК «Солид» Олег Шагов. Испытывая нехватку оборотных средств, компании также уменьшают объем инвестиций. В той или иной степени это отмечается по всем отраслям. В наибольшей степени от дефицита оборотного капитала и высоких кредитных ставок страдают компании с недостаточными собственными средствами, компании малого и среднего бизнеса, высокооборотный бизнес на заемных средствах.

Картина достаточно печальная: ставки кредитов для малого и среднего бизнеса, особенно для торговых предприятий, – растут. По кредитам банки повышают ставки до 25-28% годовых, но компании на соглашаются на такие условия. С начала марта 2015 года ставки по кредитам для малого бизнеса выросли на 2,8-4,2 п. п., сообщили «Ведомости» со ссылкой на собственный источник в «Сбербанке».

Смена собственников в результате удешевления бизнесов – это очень приличное название для тех процессов, которые назревают сейчас, – считает финансовый директор компании «Финансовые технологии» Павел Каспаров. Точнее было бы назвать это явление избавлением от бизнесов: большинство активов – проблемные, что неудивительно: в условиях, когда бизнес не может финансироваться через оборотный капитал (дорогие кредиты), он начинает испытывать проблемы. Именно нехватка оборотного капитала является главной проблемой российских компаний сегодня. Приток оборотных средств по цене выше возможной рентабельности убивает ее. Банковская отрасль – кровеносная система экономического организма, у нас живет сама по себе, отдельно от экономики, и самым рентабельным производством в современной России является формула – из денег в деньги с маржей, которая намного выше всякой производственной рентабельности. Основоположник марксизма просто съел бы «Капитал», увидев, что у нас происходит стремление к обогащению, минуя товарное производство. Кстати, иногда получается (как тут без инсайда) – «Лас-Вегас» мирового масштаба, иронизирует эксперт. Банки, которые раньше (давно, о чем уже забыли) гордились успешностью своих клиентов, теперь с плохо скрываемым превосходством ростовщика смотрят на бизнес-планы с рентабельностью даже 12%.

Жадность + глупость = …

Потенциальные покупатели компаний на российском рынке распределены по разным весовым категориям: инвесторы, которые могут вложить $10 тыс., $50 тыс., $200 тыс., $800 тыс., $2 млн и более $5 млн, имеют совершенно разное мышление, говорит Павел Каспаров. Общим для них является то, что они не доверяют вложениям в товарное производство и заражены желанием стать богаче, причем, желательно, позавчера (раньше было модно – вчера), – иронизирует эксперт. Жадность толкает собственников на необдуманные поступки: например, некоторые предприниматели идут на получение кредитов в аннуитетной форме почти под 30% годовых в надежде на некое улучшение ситуации, неизвестно когда. При этом в реальности сами они думают не более чем на квартал вперед.

Состояние процесса слияний и поглощений в российском малом и среднем бизнесе оценить трудно из-за большой «серости» бизнеса, считает Каспаров: «Возможно, в этом секторе начнутся какие-то реальные подвижки и появится статистика на уровне регионов. Пока поручиться за достоверность имеющейся информации невозможно».

Рынок M&A просел на 58%

Казалось бы, в ситуации, когда компаниям не хватает оборотных средств, рынок слияний и поглощений (M&A) должен был резко активизироваться. Однако, судя по статистике, этого не произошло. По оценкам Thomson Reuters и Freeman Consulting, объем объявленных сделок по слиянию и поглощению с участием российских активов в первом квартале 2015 года составил $2,7 млрд, что на 58% меньше, чем в аналогичный период 2014 года. Этот результат – самый низкий за период с первого квартала 2010 года. Причем, констатируют аналитики, спад произошел на фоне общемирового роста M&A на 23% в годовом исчислении. В итоге в мировом рейтинге инвестиционной привлекательности Россия переместилась с 19 места в первом квартале 2014 года на 27-е – в 2015 году.

Рынок M&A сжимается как «шагреневая кожа», соглашается Олег Шагов. Суммарная стоимость сделок в первые месяцы 2015 года упала в разы к аналогичному периоду прошлого года, как в долларовом, так и в рублевом выражении. Основные факторы, оказывающие негативное влияние на рынок M&A – рецессия в российской экономике, внешнеполитическая нестабильность и высокая волатильность валютного и сырьевого рынка.

Инвестиционные компании в такой ситуации тщательно оценивают риски и возможности, меняется поведение инвесторов. В результате на рынке M&A отмечается уменьшение числа сделок. В условиях макроэкономической неопределенности и внешнеполитической нестабильности инвесторы ведут себя крайне осторожно, предпочитают не рисковать.

Собственники уже начинают искать возможность избавиться от проблемных активов, ищут инвесторов. Впрочем, объясняет Олег Шагов, со стороны бизнеса в периоды кризисов потребность в продаже части бизнеса с целью привлечения финансирования возникает не часто. Далеко не все владельцы бизнеса, даже оказавшись в сложной ситуации, хотят «продаться задешево». Со своей стороны, инвесторы не хотят «вкладываться задорого в туманные перспективы». В этом аспекте сокращается не только спрос, но и предложение.

Для сделок не хватает свободных денег

финансы

В России спрос на инвестиции превышает предложения, комментирует Александр Егоров

По данным Банка России, денежная масса в национальном определении (или денежный агрегат М2) на 1 апреля 2015 года составила 31 трлн 636,7 млрд руб. и по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года выросла на 6,2% г/г. Так что рублей в России стало даже больше. При этом чистый отток капитала из России в первом квартале 2015 года в силу целого ряда причин составил $32,6 млрд. «Пока отток капитала не сменится притоком, говорить об интересе иностранных инвесторов к российским активам в целом вряд ли стоит. Вместе с тем сейчас мы видим повышенный интерес к российским активам со стороны наших японских партнеров», – констатирует Шагов.

На рынке M&A в России действительно наблюдается затишье, отмечает и аналитик ИК TeleTrade Александр Егоров. Из-за экстремально высоких процентных ставок в экономике и по-прежнему ультражесткой монетарной политики ЦБ, ликвидности для совершения подобных сделок сейчас практически не осталось. Спрос на инвестиции при этом остается крайне высоким. Вообще ежегодные потребности экономики в инвестициях оцениваются минимум в $450 млрд, сейчас пока что общий объем не превышает и $250 млрд. В такой ситуации инвесторы, которые по-прежнему есть в России, стараются инвестировать в активы с наибольшим потенциалом роста – например, в IT-проекты, сейчас популярен стал агропромышленный комплекс. Тем более что многие активы уже достаточно сильно подешевели – например, в IT в среднем стоимость бизнеса по сравнению с 2014 годом в долларах упала на 30%.

Кроме того, в нефтегазовом и нефтесервисном секторах также наблюдается очень высокая активность – например, «Роснефть» все активнее ищет для покупки нефтетрейдера, чтобы самостоятельно заниматься сбытом сырой нефти. Недавно компании пришлось отказаться от покупки соответствующего бизнеса у Morgan Stanley за $800 млн, и сейчас менеджмент снова ищет потенциальный актив для покупки. Самой же крупной сделкой в сфере M&A стала покупка Eurasia Drilling Company американским нефтесервисным гигантом Shlumberger за $2 млрд. Пока еще сделка не одобрена властями, однако серьезных проблем в этом деле возникнуть не должно.

Сцена ждет новых актеров

финансы

На рынок вышли весьма «неожиданные» инвесторы, которые оказались при деньгах в этот кризисный период, утверждает Маргарита Горшенева

В условиях высокой российской инфляции держать длительное время средства «в рублевом кэше» смысла нет, считает Олег Шагов. По данным Росстата, в апреле она составила 0,5% по сравнению с 1,2% в марте, тогда как в годовом сопоставлении она достигла 16,4% против мартовских 16,9%. Замедление темпов, конечно, есть, но сами по себе цифры немаленькие. Пока инвесторы ищут возможности для краткосрочного или среднесрочного вложения средств, а валютные активы «паркуют» на глобальных рынках. Цель инвесторов – постоянно поддерживать движение денег, лавируя в море финансов и увеличивая прибыль. Поэтому ситуация в сфере слияний и поглощений не может долго находиться в «подвешенном состоянии» и в обозримой перспективе может резко измениться.

Да, констатирует Маргарита Горшенева директор по развитию компании QB Finance, объем российского рынка слияний и поглощений по итогам 2014 года не превысил $50 млрд, что является наихудшим результатом за последние пять лет. Но грамотные инвесторы с 2008 года ждали, когда подешевеют нужные им активы, и сейчас, на фоне дорожающей нефти, скорее всего, как раз и принимают решения о покупках. Состав игроков рынка может измениться за счет тех компаний, которые сейчас «на коне», то есть, в кэше. В из составе есть «совершенно неожиданные» компании, отмечает она. Например, среди компаний, создавших «финансовую подушку», есть девелоперы. Казалось бы, в этом секторе уровень закредитованности велик, как нигде. Но девелоперы предпочитают строить новые большие объекты, такие как склады ответственного хранения, в меньшей степени – жилье, а не заниматься сделками M&A.

Когда следует считать цыплят?

Впереди, подводит итог Павел Каспаров, жестокий период третьего и четвертого кварталов 2015 года. Прогноз – грустный, если, конечно, не лукавить. «Меня спрашивают, а вы сами-то как? Мы – финансовая компания, это наша профессия: двигаться из денег в деньги с серьезной маржей. Мы готовы транслировать в режиме online наши сделки, но это узкая специализация, требующая серьезной подготовки», – рассказывает он. Однако вся страна не может заниматься только биржевыми сделками. И, уверен Каспаров, для нормальной жизни инвестору необходимо знать три телефона: врача – ибо лишь в здоровом теле эмоции (главный враг инвестора) подчинены разуму; грамотного финансиста (встречается не часто); и адвоката – он самый дорогой и бывает нужен тем, кто не пользуется вовремя первыми двумя телефонами.

Если же серьезно, то все опрошенные Executive.ru эксперты сходятся во мнении: кризис сам по себе представляет огромное поле возможностей для рынка слияний и поглощений. Однако решения нужно принимать взвешенно и своевременно, не торопясь покупать «что плохо лежит». Оптимальным вариантом здесь является покупка компаний, дополняющих ваш бизнес, помогающих развивать уже существующее дело и не создающих новых проблем, в том числе с обслуживанием кредитов. Это – наиболее общее пожелание, детали же зависят от сектора и от экономической конъюнктуры. Впрочем, детали очень важны: Бог в мелочах, а дьявол в крайностях, предупреждал Иоганн Вольфганг фон Гете.

Комментарии
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
Цифры и факты
​​Кудрин: счастье важнее ВВП

Персона дня: ВВП становится все менее показательным индикатором.

ЕС принял санкции против 9 человек

Факт дня: Евросоюз добавил в санкционный список девять человек из ДНР.

Рейтинг госуправления: у России 19 место

Рейтинг дня: Россия заняла 19-е из 25 мест в рейтинге эффективности государственных расходов.

Castorama: кто нацелился на сеть?

Компания дня: К магазинам Castorama проявили интерес Leroy Merlin, «Петрович», Obi и «Максидом».