Аднан Шихаб-Эльдин: «Всех устроит цена нефти на уровне $70-80 за баррель»

Аднан Шихаб-Эльдин: «Всех устроит цена нефти на уровне $70-80 за баррель»

Аднан Шихаб-Эльдин руководил исследовательским департаментом ОПЕК. В 2005 году исполнял обязанности генерального секретаря ОПЕК. Защитил докторскую диссертацию по ядерной энергетике в Университете Калифорнии. Состоит в Oxford Energy Policy Club и в других профессиональных сообществах. В настоящее время является преподавателем программы MBA Energy Management Венского университета экономики и бизнеса (WU Executive Academy).


Executive.ru: Министр энергетики России Александр Новак заявил в декабре 2015 года, что ОПЕК больше не контролирует цены на нефть. Действительно не контролирует? Тогда в чем заключается смысл существования организации сегодня?

Аднан Шихаб-Эльдин: В уставе ОПЕК нет утверждения, что смысл существования организации – в контроле цен на нефть. Основная задача сформулирована так: координировать нефтяную политику, чтобы защитить интересы всех членов организации и оптимизировать их прибыль. Для решения этой задачи ОПЕК помогает обеспечить возврат инвестиций членам организации, выстраивать диалог с другими участниками рынка, привлекать новых инвесторов. Самое главное, что волнует ОПЕК – благополучие потребителей, ведь если потребители перестанут покупать нефть, ОПЕК перестанет существовать. Перефразируя ваш вопрос, я бы не сказал, что больше нет необходимости в существовании ОПЕК: если бы ОПЕК не существовала, то это было бы хорошим поводом, чтобы основать эту организацию сегодня.

Executive.ru: Как вы считаете, как долго нефть сможет удерживать лидирующие позиции в качестве основного источника энергии?

А.Ш.-Э.: Действительно, нефть доминирует в качестве топлива, спрос на нее продолжает расти. Это подтверждает обзор Международного энергетического агентства (IEA outlook), который издан в середине ноября 2015 года. Согласно ему, в основном сценарии ожидается рост спроса в долгосрочной перспективе до 2040 года в среднем на 0,5%. В некоторых сценариях содержатся более смелые прогнозы относительно роста. Есть, конечно, и пессимистичные версии развития событий: в период между 2025 и 2030 годом спрос будет резко падать. Это – так называемые агрессивные сценарии, при которых необходимо резко сократить добычу нефти. Однако практика показывает, что агрессивные сценарии не подтверждаются. Поэтому отложим в запасные варианты, и рассмотрим более реалистичные версии развития событий.

После подписания соглашения COP21 на конференции по климату в Париже 12 декабря 2015 года спрос на нефть будет только увеличиваться: нет альтернативных видов топлива, которые могли бы быстро, легко и гибко заменить нефть. Особенно нуждается в ней транспорт – 95% транспортных средств используют топливо, основой которого в том или ином виде является нефть.

Конечно, в мире будут попытки снизить добычу нефти, но одновременно будут развиваться технологии, при которых потребление нефти будет менее вредным, более «дружелюбным» для окружающей среды – эти технологии будут стимулировать рост добычи. С третьей стороны, человечество будет развивать качественные характеристики потребления нефти, улучшать экономию расхода топлива, не теряя при этом, а может быть и улучшая возможности автомобилей и транспортных систем.

Executive.ru: Какой сценарий IEA outlook вы считаете наиболее вероятным?

А.Ш.-Э.: Мне ближе сценарии, в которых ожидается увеличение спроса к 2040-2050 годам. Если мы посмотрим на кривую спроса, то в 1950-1960-е годы имел место стабильный рост потребления на 2-3% в год. Сейчас этот показатель составляет только 1%, в 2015 году – около 1,5%. Что касается 2016 года, эксперты озвучивают прогноз роста на уровне 0,5-0,7%. В течение предстоящих десятилетий эксперты ожидают прирост в объеме 0,5-1%. Я разделяю это мнение. Нефть сохранит за собой пальму первенства в качестве основного топлива до 2040 года. В большинстве наиболее вероятных сценариев можно найти такое распределение энергетических ресурсов в процентном соотношении к 2040 году: нефть составит 25%, уголь – 25%, газ –25%, возобновляемые и ядерные источники энергии – 25%.

Executive.ru: В данный момент ОПЕК отказывается от снижения объемов добычи. Как вы считаете, это верное решение?

А.Ш.-Э.: Это абсолютно верная стратегия. На мой взгляд, ее надо было принять несколько лет назад. В 2014 году цена составляла около $100 за баррель. При этом себестоимость нефти значительно меньше $100, и самая высокая себестоимости отнюдь не у членов ОПЕК, а у стран, которые не входят в организацию. Цена $100 была продиктована временным сокращением производства из-за снижения спроса в целом, но не была связана с себестоимостью нефти. В тот момент совпали два важных фактора: высокая цена и развитие технологий по добычи сланцевой нефти. Стали появляться тысячи средних и крупных операторов, которым стало комфортно работать при себестоимости в $40-60 за баррель. Для сланцевой нефти средняя себестоимость колеблется в интервале $40-80, временами даже $100. Новые игроки зашли на рынок и таким образом мы получили излишек нефти. Это произошло «очень вовремя» с учетом того, что рост экономики Китая начал замедляться. Все понимали, какая ситуация складывается, но не спешили принимать меры. Некоторые со мной не согласны, что надо было сразу действовать, а не наблюдать, но это уже в прошлом.

ОПЕК необходимо было принять важное решение, сделать правильный выбор осенью 2014 года. Предложение росло интенсивно. Фантастические цены на нефть привлекали все больше и больше поставщиков. В это же время потребление потихоньку двигалось вниз. Воодушевленные привлекательной ценой в $80 за баррель, новые игроки бросились в банки с намерением взять кредиты и инвестиции для добычи сланцевой нефти. На вопрос банка, чем вы гарантируете свою прибыль, им не нужно было думать, ответ был готов: ОПЕК гарантирует! Таким образом, ОПЕК надо было выбирать – продолжать добывать в прежнем объеме или сокращать добычу, чтобы поддержать цену на уровне $100 за баррель. ОПЕК в ноябре 2014 года приняла решение не снижать добычу нефти. Приняв такое решение, ОПЕК повлияла на цену.

Executive.ru: Но ведь в ответе на первый вопрос вы сказали, что ОПЕК не контролирует цены?

А.Ш.-Э.: Да, но ОПЕК влияет на цены. Приняв это решение, ОПЕК делегировала ответственность рынку: пусть рынок рассудит поставщиков – кому остаться, а перед кем закроется дверь. Мы не собираемся заполнить рынок нефтью до отказа следующие пять лет, но мы произведем столько нефти, сколько позволят это сделать наши ресурсы. Посмотрим, кто выйдет победителем в этой борьбе. Рынок найдет точку равновесия. Цены падают, спрос увеличивается. Очень дорогая нефть за $100-110 за баррель уйдет с рынка.

Executive.ru: А где находится точка равновесия?

А.Ш.-Э.: Никто не знает, где должна быть эта точка равновесия. В 2014 году эксперты считали, что цена должна быть на уровне $70 за баррель. Возможно, но не сегодня. Может быть в 2016 году, а может быть еще через год. Посмотрим, как отреагирует рынок. Уже сейчас мы наблюдаем признаки того, что дорогая нефть теряет свои позиции: вместо роста 1-1,5% снижается добыча на сотни тысяч баррелей. При этом не стоит забывать о технологиях, которые не стоят на месте – есть вероятность, что будут найдены новые способы, которые помогут понизить себестоимость.

Плохая новость для дорогой нефти в том, что все – страны ОПЕК, Россия, Мексика, Норвегия и другие поставщики – будут упорно улучшать технологии и двигаться в сторону экономичного производства, в конце концов, точка равновесия будет найдена. Важной задачей станет сохранение этой точки равновесия: принятие и разделение рыночной ответственности. Политика, при которой сокращается производство дешевой нефти в пользу обогащения производителей дорогой – не перспективна.

Executive.ru: До каких пределов страны ОПЕК могут дойти в ценовой войне?

А.Ш.-Э.: Когда цена драматично снижается, от этого страдают все. Например, Саудовская Аравия продавала 7 млн баррелей по $100 за баррель, а сейчас продает тот же объем за $50: потери ощутимые. Очевидно, что некоторые страны-производители могут позволить себе менее болезненно пережить трудные времена. Например, страны Персидского залива аккумулировали определенный излишек нефти за последние годы и смогут относительно легко пережить непростые времена. Могу сказать, что страны Персидского залива, которые являются ядром ОПЕК, будут самыми устойчивыми к сложившейся ситуации, поскольку они аккумулируют денежный поток, и их внешний долг очень низкий. Они могут позволить себе во время этого сложного периода сбалансировать бюджет, добиться сокращения ненужных расходов. Наступило время быть дисциплинированными, и они это делают. Полагаю, что и Россия, огромная страна с мощными ресурсами, в сложные времена не должна опираться только на нефть. Каждая страна пострадает, но степень этого ущерба будет варьироваться.

Рано или поздно ситуация прояснится, и страны-участницы определят, какая цена всех устроит. Многие эксперты считают, что такой ценой является $70-80 за баррель. Поживем, увидим. Пока мы не достигли этого состояния. Может быть, в 2016 году цена достигнет отметки $60. Предпосылки к этому все-таки есть. В обзоре IEA outlook центральные сценарии развития событий – нефть возвращается на уровень $80 к 2020 году. Есть и другой сценарий: этот ценовой уровень будет достигнут к 2017 году. Есть также сценарий, в котором нефть не поднимется выше $50 на протяжении нескольких десятилетий. Очень много факторов, от которых зависит развитие ситуация.

Executive.ru: Какова себестоимость добычи барреля в ОАЭ и Саудовской Аравии?

А.Ш.-Э.: Очень низкая. В странах Персидского залива она составляет $5-10. Есть скважины, где нефть сама вырывается наружу, остается – только бурить. Однако с каждым годом таких становится все меньше, приходится переходить к добыче с помощью морских платформ. Полагаю, что себестоимость добычи нефти в России составляет $20, в Северном море – $30. Для сланцевой нефти этот показатель, как я уже говорил, составляет $40-80.

Executive.ru: Как повлияет на нефтяной рынок возвращение Ирана?

А.Ш.-Э.: Без сомнений, мы увидим возвращение Ирана на рынок. Санкции с Ирана сняты, это было ожидаемое событие. Вопрос только в том, сколько нефти готов Иран предложить рынку сразу. Иран утверждает, что готов добыть 1 млн баррелей в 2016 году. Это – официальные данные, которые они сообщили ОПЕК. Эксперты, которые понимают, как работает индустрия в Иране, считают, что 1 млн – завышенный показатель. Для этого есть ряд причин. Пока действовали санкции, у иранцев не было возможности обновлять оборудование, внедрять новые технологии. Поэтому можно реально ожидать 0,5 млн баррелей в 2016 году. Конечно, если они смогут предложить больший объем, никто не скажем им нет. Ранее Иран производил 4 млн баррелей. Безусловно, возвращение Ирана еще больше усугубить ситуацию для всех. Не думаю, что они смогут достичь отметки в 1 млн, но мы должны быть готовы ко всему.

Ирак в свою очередь уже увеличил объем добычи на 0,5 млн баррелей – сейчас эта страна добывает 3 млн. Таким образом, мы ожидаем от Ирана и Ирака дополнительного миллиона баррелей нефти в 2016 году. Спрос по прогнозам увеличится на 1,5 млн, остается еще 0,5 млн, и наверняка найдутся те, кто позаботится и об этом объеме. Вопрос только в том, будет ли это «дорогая» или «дешевая» нефть. Если Иран и Ирак, каждый из них, предложит рынку по 1 млн, тогда цена будет снижаться. Это коснется всех производителей, не только членов ОПЕК.

Executive.ru: Нынешняя ценовая политика ОПЕК направлена на то, чтобы сделать инвестиции в сланцевую нефть неэффективными? Насколько действенной может быть такая политика?

А.Ш.-Э.: Сланцевая нефть «быстрый проект»: инвестируем, бурим, через год добываем, через два проект закрываем (поскольку нефти больше нет), двигаемся к следующему месту добычи. «Быстрый проект» дает быструю отдачу. Другой тип проектов – «долгий», где разработка занимает пять-шесть лет, прежде чем начать добычу. Сейчас мы наблюдаем снижение инвестиций на 20-30%. Многие проекты отложены, работы по ним поставлены на паузу.

Executive.ru: Какие альтернативные источники энергии актуальны для России?

А.Ш.-Э.: Россия обладает диверсифицированными источниками энергии. Возможно, вы занимаете лучшие позиции в мире. Я имею в виду, что кроме нефти, у вас есть газ. Вы занимаете очень уверенные позиции на рынке газа, лидируете по запасам, экспортируете газ в Западную Европу и Китай. У вас есть уголь. Сильные позиции в атомной энергетике. Вы – единственные, кто экспортирует атомные электростанции: у вас подписаны контракты с Египтом, Иорданией. Перед Россией открыты огромные возможности для использования источников возобновляемой энергии (ветер, солнце). Я думаю, Россия будет последней страной, которая задумается об альтернативных источниках энергии. Так что у России в вопросах источников энергии все просто прекрасно, и я бы не волновался на вашем месте.

Executive.ru: С помощью каких инструментов аналитики предсказывают цены на нефть?

А.Ш.-Э.: Никто не может предсказать цену. Если вы можете это делать, никому об этом не говорите, сразу идите на фондовую биржу и постарайтесь заработать. Как правило, цена проектируется на базе сценария, который с наибольшей вероятностью может материализоваться. Сначала мы оцениваем спрос, затем изучаем предложение. Берем во внимание факторы, которые могут повлиять на обе переменные уравнения: замедление роста экономики в Китае, сокращение инвестиций в разработку новых месторождений нефти и проч. После чего мы видим картину целиком, когда предложение и спрос встречаются на кривой в точке равновесия. Если спрос начинает расти, превышать предложение, это поднимает цену вверх. Это базовые модели спроса и предложения. Вопрос в другом: материализуется ли выбранный сценарий в полной мере? Никогда! Я в своей практике не встречал обзора цен, который сбывался бы, а я в индустрии уже около 30 лет. Реальность такова, что мы вынуждены делать прогнозы, строить предположения и затем корректировать их.

Executive.ru: Как эксперты оценивают перспективу спроса?

А.Ш.-Э.: Для этого используются математические модели, которые основаны на прогнозах экономического роста. Задача состоит в том, чтобы определить энергоемкость этого роста с учетом значимых факторов, например, развития энергосберегающих технологий. Параметры, которые используют эксперты: спрос и предложение. В рамках модели они ищут баланс между ними.

Executive.ru: В рамках программы MBA Energy Management Венского университета экономики и бизнеса вы изучаете эти модели?

А.Ш.-Э.: Да, моя часть учебной программы – краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные модели. Мы изучаем, как они строятся, как их применять, какие у них есть слабые и сильные стороны. Идеальных моделей для прогнозирования нет. В рамках программы преподаются и другие дисциплины, имеющие отношение к энергетике: возобновляемая энергия, газовая индустрия, структура рынка… Слушатели программы MBA должны получить определенные знания по менеджменту, деловой практике, финансам. Это – программа уровня Executive, такие учебные форматы стали довольно популярными в последние годы. Как правило, в группе – 20-30 специалистов, которые находятся в середине своей карьеры. Когда они завершат обучение, они смогут эффективно управлять энергетическим бизнесом в разных уголках планеты, с учетом тех рисков, которые мы с вами обсудили.

Источник фото: Executive.ru

Какой уровень цены на нефть вы считаете справедливым ($/ баррель)?
Loading...
Комментарии
Директор по производству, Украина
.>>> Какой уровень цены на нефть вы считаете справедливым ($/ баррель)? . Ну, ясное дело, что больше 120 $/ баррель. Лишний раз убедился, что мои представления - самые-самые обыкновенные. . :)
Менеджер, Московская область

"Я думаю, Россия будет последней страной, которая задумается об альтернативных источниках энергии".Аднан Шихаб-Эльдин

Так же, как и об альтернативных способах развития собственной экономики. Будем продавать пока последовательно не закончатся: нефть, газ, уголь, вода, воздух.

Административный директор, Санкт-Петербург

По-моему, внимание к вопросу цены на нефть, особенно марки Brent в случае с Россией, продающей в основном нефть марки Urals.
При этом в тени перегретого интереса к нефти остаётся экспорт других видов сырья, а также находится масса удобных оправданий любых неудач в управлении субъектами экономики и финансовой сферы!

Директор по рекламе, Москва

Следует учесть активность тех, кому выгодна низкая цена на сырье для промышленности, это промышленные гиганты, такие как Китай, в интересах которых снизить за счет усиления конкуренции поставщиков цены на сырье и потом уже делать запасы.
Кстати Китай наш долгосрочный партнер, по партнерски будет помочь промышленно развитому соседу. Тем более что как объяснили наши финансисты курс рубля уже отвязался от нефтяных котировок, так же не так давно рубль получил новые степени устойчивости, а руководство страны очень дальновидно и мудро не употребляет слова "кризис".

Менеджер, Москва

Нормальная цена 80-90. Почему? Ну вот так... Можно привести графики динамки реальной и номинальной цены, спроса и предложения и т.д. Я этого делать не буду. Просто голословно утвержу, что нефть вернется к 60 в 2016 и в реальном выражении закрепится на указанной выше цифре...

Нач. отдела, зам. руководителя, - другой -

Удивительно неинтересный текст. То ли автор ничего ни о чём не знает, то ли просто не хочет сказать чего=либо существенного. А вот от этой фразы я прям-таки расплакался: "Самое главное, что волнует ОПЕК – благополучие потребителей". Ужос...

Директор по развитию, Екатеринбург
Павел Кузовников пишет:
В России любая цена на нефть не отменит постоянного роста цен на бензин...

Забавно увидеть этот избитый либеральный штамп на е-хе... ладно, когда так говорят те, кто ничего не понимает ни в жизни, ни в экономике... но мы же на ресурсе профессионалов...

Сразу возникает вопрос, а в какой валюте рассматривается цена? Если в долларах или евро, то цена на бензин в РФ не только не растет. а снижается... причем, довольно значительно...

Если же рассматривать цену в рублях... да, цена на бензин постоянно растет... я не слежу за рублевыми котировками нефти... Было бы интересно отследить связь рублевых цен на нефть и бензин... Возможно, что тогда такое высказывание и верно... хотя вызывает большие сомнения...

Директор по развитию, Екатеринбург

Насчет цены, которая "устраивает всех"... это какой-то иррациональный взгляд... нужно понимать, кто же формирует цену на нефть... А это далеко не потребители, и даже не добытчики...

Сегодня более 50% прибыли уходит в финансовый сектор... они главные выгодоприобретатели... а это значит, что любое реальное событие формируется именно ими, в т.ч. и цены на нефть... а все остальное относится к области виртуального, для манипулирования миноритарными игроками... и "мировой общественностью"...

1. Именно они раздули существующие пузыри... в рамках обсуждаемой темы это сланцевый пузырь и альтернативная энергетика... Первая часть, когда задирали цены, успешно закончена... проведены IPO, свою сверхприбыль кукловоды уже заработали... и если у производителей, не важно, сланцевики ли это или альтернативщики, поступления от IPO пошли на закрытие дыр в операционной деятельности, то у финансистов это была чистая прибыль и накопление...

Похожая ситуация и с электромобилями... но там до окончания первого этапа еще есть время...

2. Сейчас пришло время... и разыгрывается вторая часть марлезонского балета... Разорение вовлеченных в пузыри игроков... нужно отобрать у акционеров их собственность... при банкротстве ведущая роль собственников переходит кредиторам... а это одна из основных доходных статей в эру ссудного процента... И здесь уже нужна низкая цена на нефть... вопрос только в том, насколько низкая? Часто говорят о себестоимости... правда, не всегда поясняют о какой... и еще, говорят, что технологии ее могут снизить... хе, хе... операционную могут и снизить, только большого значения это не имеет... все сланцевые, а так же и некоторые другие, рассчитанные на высокую цену нефти... настолько закредитованы, что даже нулевая себестоимость вряд ли поможет...

Есть и еще важный момент... кредиты такие добытчики получали под обеспечение, которое в такой ситуации определяется экономически обоснованными запасами... хе, а при снижении цены такие запасы уменьшаются... и добытчики попадают в ситуацию маржин колла... т.е. готовы к разграблению... уже обанкротились более 150 сланцевых предприятий... это только начало... мультипликативный эффект тоже присутствует... там и вся обслуга повалится...

У альтернативщиков положение не лучше...даже при высоких ценах на нефть себестоимость электроэнергии у них была раза в 2 выше... понятно, что при низкой цене разрыв только увеличивается... гос. дотации на эксплуатацию уже существующих систем только растут... производителей оборудования уже никто не датирует, они массово разоряются...


Что будет дальше? Активы финансисты отберут... только им они на фиг не нужны... поэтому, будут готовить их к продаже... и здесь вполне может понадобиться повышение цены на нефть... а вот, до каких пределов, это уже другой вопрос...

← назад 1
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Сейчас на сайте
640 пользователей
Новости
Семинар по финансовому и инвестиционному анализу
Семинар пройдет 1-2 июня.
Закрытый курс Ирины Хакамады
Курс 'Интенсив. Лучшее из курсов Ирины Хакамады' будет проведен 30 июля в Москве.
На рынок поиска поставщиков вышел новый игрок
Стартап Optzilla предлагает услуги поиска товаров и услуг среди огромного разнообразия предложений. Ресурс уже собрал более 17,3 различных товаров и услуг от более 295 тыс. компаний.