Чему должна учить бизнес-школа

Бизнес-образование не может существовать само по себе. Учить менеджера тому, что ему не пригодится в его реальной деятельности, настолько бессмысленно, что даже вызывает улыбку. Однако обвинения бизнес-школ в академичности, закостенелости и отрыве от практики стали настолько частыми и резкими, что самим управленцам уже не до смеха.

Вряд ли подобную критику можно назвать необоснованной, но и ее ценность очевидна лишь тогда, когда критические замечания становятся посылками для представления новой модели бизнес-образования, то есть для ответа на вопрос: «Чему должна учить современная бизнес-школа?». Именно с этой точки зрения нам показался интересным рабочий доклад профессора Дж. Дэвида Хьюеса Finding a New Way For Business Schools, основные тезисы которого мы решили изложить в этой статье.


Дж. Дэвид Хьюес (G. David Hughes) – профессор бизнеса University of North Carolina и Graduate School of Business, Cornell University (ныне в отставке). В качестве приглашенного профессора он работал в Harvard University, University of California, Berkley и University of Louvain (Бельгия).


С точки зрения Хьюеса, основное несоответствие состоит в том, что современный бизнес должен функционировать по принципу точек пересечения в огромных сетях знаний, однако многие компании просто не подготовлены к решению этой задачи. Их несостоятельность связана с недостатком внимания, которое бизнес-школы уделяют исследованию и преподаванию таких областей, как использование информационных сетей и их оптимальных связей. Из 1000 американских школ, предлагающих обучение на программах МВА, только четыре признали организационные сети приоритетным направлением. Такая статистика, говорит Хьюес, свидетельствует о том, что подавляющее большинство бизнес-школ просто пропустили поворот к новой парадигме.

Одну из причин такого отставания управленческого образования от запросов бизнеса Хьюес усматривает в самой истории бизнес-школ. Быстрый рост экономики после Второй мировой войны породил спрос на управленческие кадры, а следовательно, на людей со степенью МВА. В то время специалист, изучивший язык бизнеса, обеспечивал себе долгосрочные высокооплачиваемые трудовые контракты. Диплом открывал прямой путь к высшим менеджерским должностям. Однако острые критические нападки на бизнес-школы в 1950-е гг., обвиняющие их в излишней описательности и недостатке анализа, привели, в конечном счете, к изменениям программ МВА в сторону преподавания математики, теории множеств и теории вероятности как необходимых предпосылок для понимания статистического анализа. Таким образом, в период с середины и до конца прошлого столетия произошел сдвиг в сторону научного подхода к изучению менеджмента. И в результате многие бизнес-школы исказили перспективы управленцев, особенно в условиях роста роли информации в качестве определяющего фактора развития бизнеса.

Что происходит в бизнесе

По мнению Хьюеса, чтобы задать бизнес-школам новое направление движения, необходимо четко осознать, что собой представляет отправная точка успешного развития современных компаний – сети знаний. Автор предлагает рассмотреть, каким образом бизнес эволюционирует от иерархичных организационных моделей к горизонтальным сетям, связи в которых осуществляются за счет обмена информацией, знаниями и навыками. При этом можно говорить о двух типах сетей – внутриорганизационных и межорганизационных.

Внутриорганизационные сети

Сеть – это набор точек пересечения и связующие звенья. Скорость движения информации от одной точки к другой находится в прямой зависимости от плотности сети. Сети, разбитые на подгруппы, значительно быстрее распространяют информацию внутри отдельной группы, но испытывают затруднения при ее передаче между группами. Новая информация поступает в сеть из внешнего окружения.

Многочисленные исследования внутриорганизационных сетей выявили ряд скрытых в них подводных камней. Например, если один человек играет центральную роль во всей информационной сети, то когда он уходит из компании, сеть перестает нормально функционировать до тех пор, пока не установлены новые связи. Также нередко оказывается, что взаимодействие в сети происходит только между лидерами групп.

Межорганизационные сети

Дэвид Хьюес приводит определение межорганизационных сетей, сформулированное учеными немецкого University of Munster: «Они [межорганизационные сети] определяются отношениями между определенным набором независимых организаций (сетевая структура) и их взаимодействий в структуре (сетевой процесс). Взаимосвязи в основном базируются на экономическом и информационном обмене. Сеть имеет четкую границу с внешней средой и преследует общую цель, в то время как ее участники обладают иными, локальными целями». К возникновению межорганизационных сетей приводят следующие силы: слияния и поглощения, глобализация, внедрение информационных систем, изменения в структуре потребностей и экономика знаний.

Однако сотрудничество в рамках межорганизационной сети содержит в себе огромное количество рисков и издержек, поэтому требует филигранного управления, что ставит новые задачи перед бизнес-образованием.

Так чему же должны учить в бизнес-школе в эпоху экономики знаний?

1. Тому, как информация становится знанием

Хьюес утверждает, что управленцы для принятия решений зачастую не используют всю доступную информацию или используют ее в искаженном виде. Чтобы разобраться в том, почему и как это происходит, он требует четкого разделения понятий «информация» и «знание». Под информацией в этом случае понимаются только факты. Библиотеки, базы данных и веб-пространство переполнены фактами, но знанием они становятся лишь тогда, когда используются для ответов на лучшие вопросы и когда ответы на эти вопросы ведут к нахождению лучших решений.

Здесь Хьюес видит одну из главных проблем менеджеров – многие из них завязли в задавании одних и тех же старых вопросов, для ответов на которые они нашли удобную информацию, лишь подтверждающую их предыдущие решения. И даже когда появляется новая информация, она проходит избирательную обработку, цель которой – отфильтровать ту часть фактов, которые поддерживают ранее сложившееся мнение.

Последовательный переход от информации к реальной стратегии начинается с задавания критичных, самых важных вопросов. Эти вопросы превращают информацию в знание, которое наравне с управленческой интуицией и опытом, порождает стратегические решения. Но эти решения остаются лишь потенциальными действиями до тех пор, пока не будут трансформированы в намерения, а затем в цели. Курс МВА, преподающий эту последовательность, заключает мысль Хьюес, был бы крайне полезен нынешнему менеджменту.

2. Стилям лидерства, необходимым для управления сетями знаний

Возрастание роли информации снижает активность иерархичных организаций и требует новых стилей лидерства. Исследования и программы бизнес-школ должны отражать тот факт, что изменения управленческих навыков требуются на всех уровнях новой, горизонтальной организации. Операционные линейные менеджеры из исполнителей превращаются в предпринимателей. Менеджеры среднего звена – более не контролеры, а наставники и коучи. Топ-менеджеры переходят от роли распределителей ресурсов к амплуа институциональных лидеров.

Новые стили лидерства требуют и выработки иных систем мотивации команд. Хьюес отмечает, что старые принципы вознаграждения, основанные лишь на достижении или недостижении неких парадигмальных целей, не мотивируют – демотивирует их отсутствие. По мнению автора, такой подход разрывает, а не укрепляет отношения в сети, снижает готовность ее участников к риску и подрывает внутреннюю мотивацию сотрудников.

Внутренняя мотивация основана на радости открытия и признании профессиональными партнерами. В экономике знаний лидеры должны рассматривать новые проекты в качестве экспериментов, потому что все понимают, что эксперименты могут оказаться неудачными, в то время как от проектов всегда ожидают успеха. Все ошибки должны быть тщательно задокументированы и расценены как вклад в общее знание, потому что последующие исследователи уже будут искать пути преодоления той или иной ошибки и тем самым, возможно, совершат серьезный прорыв.

А для бизнес-школ открывается новый перечень тем, достойных исследования и преподавания. Как участники сети могут быть мотивированы к тому, чтобы делиться знанием? Как измерить ценность знания? Каким образом менеджер может выявить потерю знания в сети и необходимость его привнесения извне? Наконец, какая модель сети способна быстрее создавать инновации?

3. Инновационным процессам

В 1999 году правительство Новой Зеландии определило свою цель как «рост через инновации». Государственная программа роста и инноваций (The Government's Growth and Innovation Framework (GIF)) сформулировала весьма емкое определение инновации, которое может быть использовано как коммерческими, так и государственными структурами:

Инновация – это динамический процесс создания и представления новых идей и новых способов того, как что-либо делается. Инновации могут быть постепенными (маленькие, пошаговые улучшения), крупными (существенные улучшения) или радикальными (новые виды бизнесов, сдвиги парадигм). Традиционное представление инновации включает две перспективы: инновация как результат и инновация как процесс. Интегрированный же взгляд рассматривает инновацию как систему.

Инновация как результат:

  • новый или улучшенный продукт, услуга или производственный процесс
  • открытие нового рынка
  • принятие новой технологии
  • изменение организации бизнеса

Инновация как процесс:

  • фундаментальное или прикладное исследование
  • развитие
  • коммерциализация
  • распространение и маркетинг

Инновация как система:

В этом случае рассматриваются связанные между собой организации и институты, которые влияют на развитие, распространение и использование той или иной инновации. Системный подход к инновационному процессу позволяет выделить факторы, критичные для его возникновения:

  • Сотрудничество: Компании не создают инновации в изоляции, а только во взаимодействии с другими организациями, как локальными, так и глобальными.
  • Креативность: Не существует общего порядка возникновения инновации – зачастую они становятся реакцией на возможности, появившиеся во внешнем окружении.
  • Невыраженное знание: Личный опыт и непрописанные аспекты знания также ценны для инноваций, как и формализованное знание.
  • Спрос: Изощренность и требования покупателей (под которыми подразумеваются как коммерческие структуры и государственные институты, так и домохозяйки) играют важную роль в стимулировании инноваций.
  • Эволюция: Инновационный процесс требует времени, иногда десятилетий. Поэтому очень важно иметь перед глазами долгосрочную перспективу.
  • Пересечение секторов: Инновации происходят во всей экономике, а не только в высокотехнологичных секторах рынка.

Что же происходит в бизнес-школах? Подробное изучение автором программ таких признанных брендов, как Harvard, Wharton и Kellogg, показало, что курсов по инновациям в них нет. Они включают в себя лишь курсы и кейсы по предпринимательству, которые, однако, стартуют с момента, когда изобретение уже сделано, и студентов учат тому, как им управлять, то есть управленческому предпринимательству, а не инновационному.

Автор утверждает, что преподавание инноваций требует нового типа бизнес-кейсов, когда проблема предлагается слушателям без исследования и анализа того, что заставило и побудило реальных участников ситуации достичь поставленной цели. Тогда они сами переживают процесс определения проблемы, генерирования идей, их обработки и создания плана действий в команде. Только в этом случае студенты четко представят себе, что необходимо предложить огромное количество самых разных идей, чтобы получить одну действительно хорошую.

* * *

То, что бизнес-школы окажут серьезное сопротивление подобным изменениям, автор доклада даже не ставит под сомнение. Однако он настоятельно подчеркивает неопровержимую необходимость этих перемен. В подтверждение Хьюес приводит следующий факт: получение степени PhD требует от соискателей не менее двух опубликованных монографий, однако бизнес-опыт при этом не является обязательным условием. Зато многие МВА программы предполагают наличие у кандидатов от 2 до 5 лет предыдущего управленческого опыта. Но в таком случае получается, что слушатели на программах МВА – более сведущи в бизнесе, чем их учителя…

Таким образом, новая модель бизнес-школы должна быть организована как сеть знаний, являющая собой активную составляющую глобальной сети других университетских департаментов, а также компаний, государственных институтов и негосударственных объединений. Все это позволит школам передавать студентам тот опыт, который необходим для решения новых управленческих задач, а учебные занятия будут более тесно связаны с реальными перспективами управленцев.

ото: freeimages.com

Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Директор по маркетингу, Москва

Знания, знания, знания! Активно создается впечатление, что знания в бизнесе якобы решают все. Но знания – не сила, если они не применяются. А многие знания, полученные в бизнес-школах применить нельзя в принципе, даже при большом желании. (См., например, http://www.repiev.ru/articles/Augean-Stables-Rus.htm ). Когда я знакомлюсь с программами бизнес-школ, особенно по маркетингу, то вспоминаю слова Льва Толстого: «Не бойся незнания, бойся лишнего, обременяющего, только для тщеславия приобретенного знания».Продуктом любого менеджера являются его решения. А решения, тем более инновационные решения, принимаются на основе многих качеств decision-makers. Суперважными среди этих качеств являются воображение, интуиция, изобретательность и смелость. А также особое профессиональное мышление – инженерное, управленческое, маркетинговое и т.д. Кстати, как вам нравятся решения, принимаемые выпускником БШ Гарварда 1975 г. уходящим президентом Бушем. Так и хочется закричать – да здравствует Гарвард!Причины провала бизнес-образования профессор Генри Минцберг (Henry Mintzberg) из университета McGill описал так: «Бизнес-школы обучают неправильных людей неправильными методами, и это приводит к неправильным результатам». В своей книге “Managers not MBAs” он утверждает: «Большинство дипломов МВА не стоят бумаги, на которой они напечатаны». Ларри Эллисон, глава Oracle, выступая перед студентами бизнес-школы Пенсильванского университета, назвал их неудачниками и добавил: «Помочь вам я уже ничем не могу – слишком поздно, в вас встроена программа, и вам уже не 19 лет».Что-то надо делать!

Консультант, Украина

БШ только тогда начнут меняться, когда в них перестанут учиться, т.к. отдавать деньги за кучу макулатуры содержащей неактуальную информацию станет просто жалко, а практику там не преподадут, т.к. практиков среди преподавателей очень мало, современному бизнес-образованию чтобы быть полезным, а значит конкурентноспособным необходимо избавиться от мании величия, и приверженности к так называемым 'ГУРУ' бизнес-обучения, этому должны учить университеты на специальностях экономики и менеждмента, а бизнес-образование должно наполнять теоретичекую базу сильной актуальной практикой которую могут дать программы разработанные практиками, работающими консультантами, руководителями и собственниками успешного бизнеса, а помочь придать практическому опыту обучающий вид вот в этом и заключается задача бизнес-школы.

Генеральный директор, Москва
Репьев Александр пишет:Что-то надо делать!
А заодно и что-то НЕ ДЕЛАТЬ тоже :) . Например:1. Не творить себе кумиров, в т.ч. и среди бизнес-гуру2. Не надеяться что преобретя МВА сразу стенешь супер-пупер менеджером3. ....
Менеджер, Красноярск

Полностью согласен и поддерживаю.Те личностные качества, которые сегодня наиболее востребованы и важны в бизнесе ни где, ни как и ни кем не развиваются. В обычных (средних) школах даже обязательный экзамен - сочинение!!! отменили. (Куда мы катимся?)Да и некому учить. Большая часть так называемых 'бизнес-тренеров' - это люди, которые либо совсем не имеют реального практического опыта, либо этот опыт неудачный. 'Не получилось в бизнесе - пойду учить'. Редкий случай, когда 'Бизнес-тренер', или 'Гуру' имеет длительный практический, и успешный опыт в той области где он 'преподаёт'.И по-моему мы заслужили такое отношение со стороны БШ. Пока люди будут выбрасывать примерно по пол-милиона рублей, не очень понимая (и во многих случаях даже не пытаясь разобраться) за что именно, ни одна БШ даже и задумываться не будет об изменениях. Грустно всё это.

Директор по маркетингу, Москва

Знания, знания, знания! Активно создается впечатление, что знания в бизнесе якобы решают все. Но знания – не сила, если они не применяются. А многие знания, полученные в бизнес-школах применить нельзя в принципе, даже при большом желании. (См., например, http://www.repiev.ru/articles/Augean-Stables-Rus.htm ). Когда я знакомлюсь с программами бизнес-школ, особенно по маркетингу, то вспоминаю слова Льва Толстого: «Не бойся незнания, бойся лишнего, обременяющего, только для тщеславия приобретенного знания».

Продуктом любого менеджера являются его решения. А решения, тем более инновационные решения, принимаются на основе многих качеств decision-makers. Суперважными среди этих качеств являются воображение, интуиция, изобретательность и смелость. А также особое профессиональное мышление – инженерное, управленческое, маркетинговое и т.д. Кстати, как вам нравятся решения, принимаемые выпускником БШ Гарварда 1975 г. уходящим президентом Бушем. Так и хочется закричать – да здравствует Гарвард!

Причины провала бизнес-образования профессор Генри Минцберг (Henry Mintzberg) из университета McGill описал так: «Бизнес-школы обучают неправильных людей неправильными методами, и это приводит к неправильным результатам». В своей книге “Managers not MBAs” он утверждает: «Большинство дипломов МВА не стоят бумаги, на которой они напечатаны». Ларри Эллисон, глава Oracle, выступая перед студентами бизнес-школы Пенсильванского университета, назвал их неудачниками и добавил: «Помочь вам я уже ничем не могу – слишком поздно, в вас встроена программа, и вам уже не 19 лет».

Что-то надо делать!

Консультант, Украина

БШ только тогда начнут меняться, когда в них перестанут учиться, т.к. отдавать деньги за кучу макулатуры содержащей неактуальную информацию станет просто жалко, а практику там не преподадут, т.к. практиков среди преподавателей очень мало, современному бизнес-образованию чтобы быть полезным, а значит конкурентноспособным необходимо избавиться от мании величия, и приверженности к так называемым ''ГУРУ'' бизнес-обучения, этому должны учить университеты на специальностях экономики и менеждмента, а бизнес-образование должно наполнять теоретичекую базу сильной актуальной практикой которую могут дать программы разработанные практиками, работающими консультантами, руководителями и собственниками успешного бизнеса, а помочь придать практическому опыту обучающий вид вот в этом и заключается задача бизнес-школы.

Генеральный директор, Москва
Репьев Александр пишет: Что-то надо делать!
А заодно и что-то НЕ ДЕЛАТЬ тоже :) . Например: 1. Не творить себе кумиров, в т.ч. и среди бизнес-гуру 2. Не надеяться что преобретя МВА сразу стенешь супер-пупер менеджером 3. ....
Менеджер, Красноярск

Полностью согласен и поддерживаю.

Те личностные качества, которые сегодня наиболее востребованы и важны в бизнесе ни где, ни как и ни кем не развиваются. В обычных (средних) школах даже обязательный экзамен - сочинение!!! отменили. (Куда мы катимся?)

Да и некому учить. Большая часть так называемых ''бизнес-тренеров'' - это люди, которые либо совсем не имеют реального практического опыта, либо этот опыт неудачный. ''Не получилось в бизнесе - пойду учить''. Редкий случай, когда ''Бизнес-тренер'', или ''Гуру'' имеет длительный практический, и успешный опыт в той области где он ''преподаёт''.

И по-моему мы заслужили такое отношение со стороны БШ. Пока люди будут выбрасывать примерно по пол-милиона рублей, не очень понимая (и во многих случаях даже не пытаясь разобраться) за что именно, ни одна БШ даже и задумываться не будет об изменениях.

Грустно всё это.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Новости
Академия CiBest подготовила тест на проверку грамотности по внутреннему аудиту

Вы сможете оценить свои способности работать внутренним аудитором, искать и находить слабые места в компании.

В ЦНТИ Прогресс прошел семинар по сложным вопросам кадрового делопроизводства

Валентина Андреева провела семинар по новеллам трудового законодательства для слушателей ЦНТИ Прогресс.

МРЦ запустил набор на курсы для поступающих на Президентскую программу

Программы «Бизнес-проектирование» и «Деловой английский язык» разработаны с учетом критериев оценки кандидатов при прохождении конкурсных испытаний.


Компания Columbus автоматизировала передачу данных в сети магазинов «Гроздь»
Cеть начала работу со специализированным ПО для передачи данных в Единую государственную автоматизированную информационную систему (ЕГАИС).