Поколение Z: те, кто будет после

Поколение Z: те, кто будет после

Сегодня принято ругать молодежь. За то, что они не читают, не учатся, ни к чему не стремятся, часами сидят перед компьютером, не уважают старших… В этом есть и доля истины, насколько бы не были прекрасны отдельные представители этой молодежи, но в массе своей они производят не самое приятное впечатление. Их интересы, цели и стремления не понятны их родителям – представителям поколений Х и отчасти Y – и вызывают опасения у социологов и психологов. Какими они будут сегодняшние дети и подростки, представители поколения Z? Чего нам ждать от тех, кто будет после? Как они будут пробовать себя во взрослой жизни, и какое общество они создадут для нас?

О настоящем и будущем представителей поколения Z E-xecutive беседует с автором 17 книг по психологии, психотерапевтом, кандидатом медицинских наук Марком Сандомирским.

E-xecutive: Каковы границы поколения Z?

Марк Сандомирский: Популярная нынче «теория поколений» возникла относительно недавно, на стыке ряда дисциплин: экономики, демографии, истории, психологии (Нейл Хоув, Вильям Штраус). Соответственно до сих пор в этой развивающейся, междисциплинарной теории еще не убраны «строительные леса» и присутствует ряд спорных моментов. Так существуют разные оценки возрастных границ «поколения Z». Например, по одной классификации к нему относят тех, кто рожден с начала «нулевых». По другой − тех, кто к началу «нулевых» еще не вышел из подросткового возраста. И для того, чтобы объединить разные подходы, уместно говорить о переходном поколении из ХХ века в век XXI – тех, кто родился в 1990-е годы и вплоть до 2010.

С другой стороны, внутри этого поколения, как большой и довольно неоднородной возрастной группы, есть субпоколения. В частности, нужно отдельно говорить о тех, кто рожден с начала и до середины 90-х годов. У этого субпоколения есть четкие социально значимые психологические отличия. Его условное название – поколение «Жесть». «Жесть», как вы понимаете, – то, что в молодежном жаргоне означает «замечательно» или «круто», но на самом деле является производным от слова «жестокость». Для этого субпоколения жестокость не только является нормой поведения, но и оценивается его представителями как нечто позитивное, как достоинство. Соответственно его представители характеризуются повышенной агрессивностью, конфликтностью, их жестокость в прямом смысле выплескивается наружу – особенно в среде себе подобных, когда они объединяются в группы («сбиваются в стаи»). Не случайно в социальных эксцессах, происходящих в последнее время, связанных со всплеском насилия (например, Манежная площадь), роль основной «ударной силы» играют подростки 15-17 лет. Отсюда же в значительной мере проистекает и рост подростковой преступности, отмеченный в нашей стране во второй половине «нулевых».

Описанное явление роста подростково-молодежной агрессивности совершенно закономерно и характерно не только для России, но и для большей части стран постсоветского пространства. Оно захватывает в них одну и ту же возрастную когорту – последних «детей перестройки» и первых «постсоветских» детей. Почему эти «новые молодые» повышенно агрессивны? Сказывается «эхо» социальных стрессов их далекого детства, создавших своего рода социально-психологическую «мину замедленного действия», антиобщественный эффект которой проявляется сейчас, «двадцать лет спустя». Исследования американских психологов, призванные дать ответ на вопрос: откуда берутся люди с агрессивным, антисоциальным поведением, или социопаты, − показали, что причина подобных расстройств поведения взрослого человека кроется в его раннем детском опыте. Чем в большей степени беременная женщина или молодая мама в первые два-три года жизни ребенка испытывает стрессы, тем больше вероятность того, что этот ребенок, вырастая, в подростковом возрасте и старше будет проявлять агрессивность и вести себя неадекватно. Он не будет справляться со своими негативными эмоциями, не будет сочувствовать и сопереживать другим людям, поскольку просто не умеет этого делать, не впитал соответствующие стереотипы с молоком матери. И поскольку начало и первая половина 90-х годов для всего постсоветского пространства были очень тяжелым временем массовых социальных стрессов, это и отразилось на детях, появившихся на свет в те годы. Вот сейчас мы и пожинаем плоды социальной катастрофы тех далеких лет − распада Советского Союза.

Конечно, в наибольшей мере описанные закономерности поведения свойственны для раннего субпоколения постсоветских «детей XXI века». У тех, которые родились, начиная с конца 90-х годов и по нынешнее время, казалось бы, нет такого раннего опыта социальных стрессов, который в зрелом возрасте становится основой агрессивных приспособительных поведенческих стратегий «против всех». Но, увы, «дурные» стереотипы поведения в обществе, как и дурные привычки, заразительны. «Волна» подобных стереотипов в одном субпоколении, поднятая давними социальными катаклизмами, распространяется и на последующие возрастные группы, перенимается по механизму подражания, по образу и подобию передачи других агрессивных поведенческих стереотипов – например, «дедовщины» в армии.

Исходя из вышеизложенного, можно прогнозировать «трудности завтрашнего дня» в работе с персоналом и управлении коллективом, когда в него будут вливаться «новые молодые». Ведь становясь сотрудниками, они должны в коллективе вести себя повышенно конфликтно, поскольку будут считать такое поведение естественным и правильным. Для них агрессивность может выглядеть как норма жизни, и по отношению к собственным родителям, и по отношению друг к другу, и по отношению к руководителю и сотрудникам на работе.

E-xecutive: Что будет формировать взгляды на жизнь представителей поколения Z? Какими они будут?

М.С.: Формировать взгляды нового поколения, конечно же, будет интернет. И уже формирует. Ведь дети сейчас живут в ином мире, чем раньше: они больше общаются с компьютерами, чем с родителями и друг с другом. Они с детского возраста погружены в интернет, он им заменяет телевидение – дети смотрят мультфильмы в сети и играют в онлайновые игры. Дальше – больше, и обучение, и общение со сверстниками будет становиться все более онлайновым. Отсюда, из специфики такого привычного для нового поколения виртуального способа коммуникации с окружающим миром, и вытекают дальнейшие психологические особенности этого поколения. Меньше человеческой коммуникации, больше техногенной. Уже сейчас видно, что дети и подростки лучше разбираются в технике, в чем-то материальном, чем в человеческих эмоциях и в человеческом поведении. Это отражается даже на общении детей с родителями: коммуникативная дистанция между ними увеличивается, и цепочка социального наследования, передачи опыта прерывается. Нынче родители все меньше играют роль авторитета для своих детей; всезнающим авторитетом для последних становится интернет. Ну, а если дети не учатся у родителей, тогда родители начинают учиться у своих детей (префигуративное общество, которое начинает формироваться уже сегодня).

Какими они будут, когда вырастут, сегодняшние Z-дети? Это будет в полной мере «цифровое» поколение, представителям которого легче будет устанавливать контакт с компьютером, чем друг с другом. Пожалуй, в наиболее ярком виде психологические особенности нового поколения можно наблюдать в их крайних проявлениях, в форме определенных психологических синдромов.

Во-первых, это гиперактивность. Сейчас происходит роста числа так называемых «детей индиго», или детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Этим детям трудно долго оставаться сосредоточенными на чем-то одном, они очень непоседливы и потому расторможены, гиперактивны. Поэтому у таких детей часто возникают проблемы с успеваемостью из-за неусидчивости и нетерпеливости, хотя при этом они и могут быть одаренными в каких-то отдельных сферах деятельности. Существует миф, который поддерживается в родительской и отчасти педагогической среде, о том, что это якобы особые, одаренные дети, «люди будущего». Но это, к сожалению, не так. Реальность такова, что у «детей индиго» есть определенные проблемы медико-психологического характера. Недостаток эмоциональных контактов в семье, в первую очередь с матерью, и избыток информации, который обрушивается на детскую голову с первых лет жизни, приводят к нарушению возрастного развития нервной системы. Вот почему эти дети повышенно возбудимы, впечатлительны, непоседливы и менее послушны.

И хотя со временем эти черты детского поведения частично сглаживаются, но все-таки в будущем нас ждет общество бывших гиперактивных детей. Гиперактивный социум, в котором люди будут отличаться большей потребностью в новизне, поиске ощущений, меньшей терпеливостью и терпимостью, склонностью к повышенной конфликтности. Мышление таких людей ориентировано на то, чтобы перерабатывать информацию короткими порциями – это так называемое «клиповое мышление» (хотя этот термин еще не совсем устоялся в психологической среде, скорее можно сослаться на работы социальных философов, в частности А. Ашкерова). Эти люди не будут читать «Войну и мир», они будут читать комиксы и короткие тексты в интернете, тексты, которые помещаются на один экран. И переваривать информацию они будут точно таким же образом: быстрее, но короткими порциями. А это означает поверхностный подход к анализу информации и к принятию решений.

Вторая черта «поколения будущего» − склонность к аутизации. Речь идет об аутизме не в виде расстройства (хотя детей-аутистов становится все больше), а о доклинических формах аутизма, рассматриваемых как крайнее проявление тренда эволюции человечества (теория Д. Скрипникова). Аутизация, как способ взаимодействия с миром людей, с детства погруженных в себя и неспособных общаться с окружающими, выступает как защита от проблем современного образа жизни, как способ отгораживания от мира, по сути – способ десоциализации.

E-xecutive: Что окажет решающее влияние на развитие и формирование поколения Z?

М.С.: Интернет, интернет и еще раз интернет. Он для них будет заменять другие каналы получения информации и, безусловно, станет более важным, чем традиционные СМИ. Конечно, дело здесь не столько в запросах нового поколении, сколько в закономерностях прогресса общества и развития интернет-коммуникаций, с которыми мы сталкиваемся сегодня. Для этого процесса глобальной «интернетизации» жизни есть даже специальное название: интернет-революция (и ее ведущее на сегодняшний день направление – революция социомедийная). При этом, если в традиционном обществе все-таки большее влияние, чем СМИ, на человека оказывало общение с другими людьми, коммуникация «человек-человек», то для нового поколения, скорее всего, виртуальная коммуникация будет преобладать над реальной. Здесь возникает определенное противоречие: люди стремятся все меньше общаться друг с другом (по Бодрийяру) – но при этом общаются все больше. Они все меньше общаются в социальной реальности – и все больше в реальности виртуальной. Это и есть описанная выше тенденция к аутизации: современный человек постепенно становится менее общительным в социальном плане, люди все более изолируются друг от друга, и возникающая социальная самоизоляция (еще одно противоречие, стремление жить в обществе – и быть свободным от общества) компенсируется общением через интернет. По сути, новое поколение в значительной мере и жить будет в интернете. Они будут рваться туда, убегая из обыденной реальности, там будут сосредоточены их интересы, чувства и помыслы.

Соответственно, когда человек отвлекается от привычной реальности и живет в реальности искусственной, например, виртуальной, он отрывается от жизни, реальной почвы, и им становится легче манипулировать. Простой пример. Почему в интернете периодически возникают эпидемии панических слухов? Люди сталкиваются с информацией, которую не могут проверить, поэтому они ей парадоксальным образом доверяют, чтобы избавиться от возникающей неопределенности (виртуальная реализация тертуллиановского постулата: «Верую, ибо абсурдно»). Легенды про «сигналы» людей, оставшихся в живых на затопленной ГЭС, или про страшный смог, из-за которого «все умрут», конспирологические теории происхождения постигших нашу страну природных катаклизмов показательны тем, что они быстро распространялись в интернете и охватывали большую аудиторию. Вот пример того, что при интернетизации общения, люди становятся более податливы для манипулирования, ибо воспринимают информацию некритически и к тому же в роли пользователей социальных медиа становятся друг для друга источниками панического информационного «заражения».

А это значит, что новое поколение, которое будет проводить в интернете еще больше времени, чем сегодняшние «старожилы рунета», может оказаться еще более податливым для манипуляции. Отрываясь от реальности, люди вынуждены доверять тому, что проверить все равно не могут. И основная направленность манипуляции массовым сознанием, которая усиливается с каждым годом и для нового поколения будет особенно актуальной, состоит в том, чтобы люди начали воспринимать жизнь в целом как развлечение, как игру. И в этой игре главным становится потребление – информации, товаров, услуг, развлечений. Мы будем медленно, но верно врастать в западные стандарты потребительского общества, подчиняясь «проклятому» Зиновьевым и высмеиваемому Задорновым тренду вестернизации. И с психологической точки зрения можно сказать, что это будет приводить к еще большей инфантилизации населения. Эта тенденция заметна уже сейчас на подростках и молодежи, составляющих отдельную потребительскую и социально-психологическую группу, описанную маркетологами как кидалты, или «взрослые дети». Для них характерен «синдром Питера Пэна», или «вечного ребенка»: они не хотят взрослеть и обременять себя взрослыми обязанностями и ответственностью. Соответственно, они настроены вести потребительский «детский» образ жизни. И рассмотренная закономерность имеет совершенно определенную подоплеку: это удобно. Удобно для того, чтобы новым поколением манипулировать в еще большей степени. Манипулировать не в целях политических, они тут неактуальны, новое поколение будет еще более аполитичным, скорее всего. А манипулировать именно в целях экономических, чтобы эти дети потребляли и покупали, снова потребляли и снова покупали.

E-xecutive: Чем поколение Z будет отличаться от предыдущих поколений?

М.С.: С одной стороны, они становятся менее общительными, более погруженными в себя и виртуальный мир и фантазии. На языке психологии – более интравертированными. С другой стороны, если речь идет о ребенке, то это детский эгоцентризм, для ребенка это естественно – думать исключительно о себе. Применительно к человеку взрослому это правильно назвать индивидуализмом. Таким образом, психологический диагноз нового поколения – интровертированный индивидуализм.

Надо подчеркнуть, что чем дальше, тем больше будет заметна социально-психологическая поляризация, расслоение молодежи: расслоение интеллектуально-культурное, а не расслоение экономическое (хотя последнее отчасти коррелирует с первым). Когда происходит подобная поляризация, то на одном полюсе – меньшая часть подростков, которые заинтересованы в знаниях, которые интенсивно учится, и знания для них имеют высокую ценность. А на другом полюсе − большая часть подростков, для которых, наоборот, культура, образование, знания девальвируются, теряют ценность. В их представлении можно хорошо устроиться в жизни, не обладая специальными познаниями. Устроиться другими способами – по протекции. На самом деле здесь кроются инфантильные ожидания – для ребенка все вопросы должны решать родители, вот и для современных подростков и молодежи, вчерашних детей, мама и папа должны их устроить во взрослой жизни и создать для них комфортные условия, обеспечить для этой жизни всем необходимым.

И сюда же надо добавить, что, когда мы говорили о повышенной манипулируемости умами и чувствами населения, то подверженная манипулятивному влиянию большая часть нового поколения будет становиться «рабами общественного мнения», точнее – рабами интернета. Из сети они будут черпать образцы того, как нужно одеваться, как нужно себя вести, как вообще жить правильно. Потому что для них правильно означает «быть как все», подражать большинству. А та меньшая часть поколения, которая стремиться к индивидуальности, самобытности, аутентичности, самореализации, видимо, будет составлять всего лишь несколько процентов. Здесь мы опять жк будем вестернизоваться, будем двигаться в сторону такого ценностно-культурного распределения общества, которое уже сложилось на Западе. До сих пор еще мы как-то сохраняли самобытность, пока изживали (увы!) остатки старой советской системы образования (которая была действительно хорошей, не в пример модерновой болонской системе и модернизированным стандартам школьного образования) и растрачивали накопленный запас культуры. Сейчас, с вступлением в самостоятельную жизнь «поколения Z» все окончательно изменится – очевидно, не в лучшую сторону.

По сравнению с предыдущими поколениями у новой молодежи еще больше обострится конфликт отцов и детей, конфликт мировоззренческий. Углубляется разрыв поколений, и то, что дети должны воспринимать от родителей – жизненный опыт и т.д., сейчас они в основном отбрасывают. Для них взгляды родителей («предков», «геронтов») безнадежно устарели, что само по себе является большим противоречием для общества. Ибо это означает, что от родителей молодежь будет отдаляться, мнением родителей пренебрегать, но в то же самое время ожидать, что родители будут решать ее проблемы. То есть новое поколение будет возлагать на родителей моральную ответственность за собственные проблемы - когда у них что-то не получается, они прибегают к самооправданию: это родители им не дали, не устроили, не научили…

Следующий важный момент – исчезает традиционная семья. Эта тенденция сейчас уже явно проявляется, она существует в обществе как долгосрочный тренд. Для нового поколения, когда они вырастут, психологические проблемы создания семьи будут еще более острыми. У них нет личного опыта жизни в полной семье, семье, где много детей. Это тоже важно. Почему новая молодежь будет более эгоцентричной? Эти дети вырастают в семьях, где есть единственный ребенок, автоматически представляющий собой центр внимания. Ребенок привыкает к такому положению вещей и полагает, что и другие люди должны к нему относиться так же, как родители. С таким инфантильным эгоцентричным убеждением он и выходит в самостоятельную жизнь.

Новые формы семейных отношений – это суррогатные формы брака. Это уже не брак гражданский, а так называемая семья выходного дня. Люди вместе не живут, а только проводят выходные. Или серийный брак, когда обе стороны заранее знают, что это не надолго, год-полтора, максимум два. И в некотором смысле получается, что информационный прогресс в обществе на семью и детей влияет парадоксальным образом: возникает регресс. Мы скатываемся к примитивным формам общественной организации, когда семьи как ячейки общества еще не было, как в каменном веке.

Семейный круг, встречи родных тоже будут уходить в прошлое, и лет через 15-20 они станут виртуальными и общаться люди будут по аналогу Skype. Уже сейчас есть молодые люди, которые живя отдельно от родителей (но за их счет), общаются с «родаками» только по телефону или через сеть. И дело не в отдельно взятых семьях, к сожалению, это закономерность, образ жизни подталкивает молодежь именно к такому поведению.

E-xecutive: Какие ценности будут у представителей поколения Z?

М.С.: Начать надо с того, что у нового поколения возникает размывание жизненных принципов и жизненных ориентиров. Происходит это в силу нескольких причин. Первая – быстрое изменение жизни, вследствие которого отдельные жизненные принципы, а то и стиль жизни в целом устаревают. Второе – мировоззренческий разрыв с родителями, жизненные принципы старших становятся для молодежи неактуальными. И, наконец, третье – избыточность информации, или информационная перегруженность, являющаяся неотъемлемой чертой современного информационного общества. Получается, что человек живет как бы в тумане, в котором ориентиры не видны. Раньше устоявшееся в обществе жизненное кредо было в чем-то упрощенно-популистским: каждый человек должен был сделать в своей жизни нечто, сводящееся к стандартному набору (построить дом, вырастить сына, посадить дерево). Сейчас такой определенности, которая бы сводилась к простым формулам, больше нет. Казалось бы, человек приобретает больше свободы, но он не знает, что с этой свободой делать. Как лучше всего жить? Каким быть? К чему стремиться? Как поступать, как распоряжаться своей жизнью правильно?

И переходя к ценностям… Конечно, ценности бывают разные, но их можно объединить в четыре основные группы: здоровье (физическое благополучие и безопасность), семья, социальные ценности (карьера, материальное положение) и ценности духовные (образование, культура). Подводя итог, можно сказать, что ценности здоровья для нового поколения никуда не денутся, может быть, даже будут еще более актуальны. Люди будут осознавать, что для поддержания здоровья при современном образе жизни нужно прикладывать больше усилий, и потребление в этой сфере будет расти. А вот вторая группа ценностей – семейные – в глазах нового поколения, увы, обречена на постепенную девальвацию. Перемещение внимания будет происходить в сторону социальных ценностей – карьера и благосостояние. Но вспоминая про гиперактивность, повышенную конфликтность и проблемы с эмоциями можно ожидать, что это общество будет склонно к более острой конкуренции людей друг с другом, конкуренции не корпоративной, а персональной. Новое поколение будет еще больше, чем предшественники, стремиться расталкивать окружающих локтями для достижения личных целей. А четвертая группа ценностей – духовная – для значительной массы молодежи опять же будет обесцениваться. Группа людей высококультурных, для которых образование, духовность, личностное развитие имеют высокий приоритет, будет, к сожалению, сокращаться.

E-xecutive: Как поколение Z будет проявлять себя на работе? В отношениях с начальниками и коллегами?

М.С.: Главный социально-психологический тренд для нового поколения – это инфантилизация. Она проявляется в том, что взрослые люди сохраняют детские черты и соответственно во «взрослых» ситуациях ведут себя по-детски, не осознавая этого. Соответственно, как работники, они будут менее ответственными, менее исполнительными, они не готовы признавать свою вину за срывы и неадекватное выполнение каких-то работ. Но при этом, как дети, будут постоянно ожидать от окружающих и от руководителя безусловной положительной оценки всего, что они делают на работе. Представьте: ребенок, получает от родителей похвалу за свои поделки и наивные детские рисунки, за прочитанные на детсадовском утреннике стихи – это естественно. Но когда человек вырастает, становится, к примеру, офисным сотрудником, а внутри остается все тем же ребенком, он ожидает такой же безусловно-принимающей позитивной оценки за свои «произведения», за свою работу, даже если он выполняет ее некачественно, неадекватно. Сюда же нужно добавить свойственный инфантильному поколению детский эгоцентризм и потребительское отношение к жизни. Уже сейчас молодые сотрудники, особенно столичные «кадры», нередко претендуют на то, чтобы получать заработную плату не по результату своей деятельности, не за надлежащее выполнение функциональных обязанностей, а просто за сам факт присутствия на рабочем месте, «отсиживания» положенного количества часов (отчасти заполняемого общением в интернете). Впрочем, как гласит народная мудрость, тех, кто хочет работать, жизнь наставляет, а кто не хочет – заставляет. Так же происходит и со «взрослыми детьми»: жизнь для них – лучший учитель.

E-xecutive: А как будут вести себя в офисе представители субпоколения «Жесть»?

М.С.: Как мы говорили, для них характерны повышенная конфликтность, жесткость, бескомпромиссность, стремление «идти напролом» ради защиты своих интересов, не считаясь с интересами окружающих, буквально по их головам. Можно сказать, что это поколение будет более психологически конкурентно в завтрашних офисных войнах, у них будет преимущество по сравнению с более конформными, менее конфликтными представителями старших возрастных групп. Но вот желания работать добросовестно, стремления к компетентности вряд ли стоит от этого поколения ожидать, ведь повышенная требовательность к другим (стремление «брать») у «новой» молодежи нередко сочетается с нетребовательностью к себе (и нежеланием «отдавать»). И если их скрытая агрессивность, стремление к доминированию ошибочно принимается за лидерские качества, если идеалом руководителя представляется человек, который не «миндальничает» с подчиненными, привык на них «давить» и легко может, не сдерживая себя рамками этикета, стукнуть кулаком по столу и наорать на сотрудников, тогда «дети 90-х» идеально в подобный стереотип руководства впишутся. Если же под лидерством понимать действительно умение направить большую группу людей на достижение общей цели, объединив их, замотивировав, найдя подход к каждому и создав из них сплоченную команду, то «новым молодым» добиваться этого, пожалуй, будет труднее, чем их старшим коллегам.

E-xecutive: Из вышесказанного можно сделать вывод, что ценность рабочих профессий упадет до нуля?

М.С.: Вполне возможно. Впрочем, так же, как и других «исполнительских» профессий, связанных с напряженным (не только физически) трудом, стереотипностью действий, монотонностью, изматывающим темпом. Ведь все эти факторы становятся источником профессионального психоэмоционального напряжения. А если относиться к жизни и работе инфантильно, по-детски - как к игре, то напрягаться ни в коем случае не надо! Ведь что такое игра? Когда что-то нужно делать «понарошку», имитировать занятость и бурную деятельность. И желающих «пахать», «вкалывать», напрягаться всерьез, занимаясь не только физическим трудом, становится все меньше и меньше. Даешь виртуальную работу с виртуальным результатом! Интернет – вот самое популярное место работы в будущем, для нового поколения. Промышленность же – это достаточно напряженный труд: ведь даже если значительную часть работ выполняют станки с программным управлением, автоматизированные системы, на долю «человеческого фактора» все равно остается напряженный ритм, плотный график работы, обязательность, ответственность и т.д. А инфантильное отношение к труду, свойственное новому поколению, сводится к простому принципу: поменьше напрягаться, вообще поменьше делать и за это побольше получать. Это не совмещается ни с рабочими, ни с инженерными профессиями. И престиж и тех, и других в обществе давно уже упал.

Беседовала Александра Сычева, E-xecutive

Также смотрите:

Бизнес как профессиональное заболевание

Кто будет нужен в 2015-2020 годах?

О чем плачут мачо?

Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
Добротный материал. Единственное дополнение есть по видео-ролику с описанием эксперимента по выявлению сострадания у молодежи. Некачественно и непродуманно поставлен эксперимент. Отслеживать на полиграфе нужно было не реакцию на события как реакцию на некую слабую боль, а внутренние всплески агрессивности в тот момент, когда на экране возникает соответствующая ситуация. Обычно подобные всплески объясняются неспособностью отсматривающего фрагмент фильма подростка как-то изменить сиутацию на экране в лучшую сторону. Что и провоцирует подобные вспышки гнева. Поскольку подросток проецирует происходящее на себя. А что до проявления сострадания, чего пытались добиться авторы эксперимента, то для этого подростку нужно было дать просмотреть не отрывок из фильма, а весь фильм, чтобы он успел проникнуться симпатиями и антипатиями к главным действующим лицам, отождествив их с собой. Вот в этом случае искомая реакция, - как на слабую боль, - в нужный момент времени наблюдалась бы у всех. Правда, не всегда в одни и те же моменты фильма, поскольку внутрення психология у подростков разная. Например, если брать того же “Белого Бима – Черное Ухо”, то помимо знаменитой сцены у железнодорожной стрелки необходимая реакция у детей и подростков наблюдается в тот момент, когда собака мучается у постели В.Тихонова в момент сердечного приступа у главного героя картины. И для этого достаточно просто посмотреть на детей и подростков в момент просмотра фильма в зрительном зале, - насколько они сидят притихшими, подавленными, с широко открытыми глазами и с замершим дыханием, смотря на экран. Так что не все здесь так просто с переживанием и сопереживанием. Главным и обязательным фактором является большой экран во всю стену перед глазами, а не размытая картинка и экранчик монитора компьютера или телевизора.Кстати, - В.Тихонов сыграл тогда бесподобно, т.к. обмануть животное ненастоящими кино-страданиями, - да еще постороннему для данного животного человеку, - удается отнюдь не каждому артисту. Это – высший художественный пилотаж.Более того, “лечится” подобная безэмоциональность и безсострадательность довольно легко, - детям нужно показывать такие фильмы в очень раннем возрасте. Неоднократно и в большом ассортименте. Пока они еще не загрубели под влиянием всех перечисленных факторов. Кстати говоря, - советский кинематограф детского и подросткового характера, - как производства СССР, так и стран бывшего соц.лагеря, - идеальное для того лекарство. Т.е. знали люди, и что снимали, и для чего снимали, и почему это было нужно. И что детям нужно было прививать в этих фильмах. Вот, еще один простой, но не очень удачный, пример. Группе подростков показали фильм “Иваново детство”. Подростков отбирали с таким расчетом, чтобы герой фильма был им сверстником или очень ненамного их старше. “Прошибал” этот просмотр представителей “поколения Пепси” (или пресловутого поколения “Z”) так, что они обсуждали фильм еще несколько часов, - пока снова не добирались до компьютеров.Причем, особенный эффект на подростков и детей, еще мыслящих контрастными категориями “черное-белое” / “плохое-хорошее”, оказывают именно черно-белые, полноэкранные фильмы такого рода. В качестве такого рода примера еще один детско-подростковый фильм, название которого я никак не могу узнать, т.к. вижу его урывками. Собственно, местные представители старшего советского поколения его наверняка видели. Речь идет об очередном “сыне полка” и его жизни в годы войны. Наконец, по развязку фильма, когда воинская часть уже стоит где-то в Германии, в 1945 году, аккуратно на 9 мая, этот мальчишка и его “старший товарищ” старшина узнают, что война, наконец, закончилась. Что все, победа. Они садятся на мотоцикл, едут преисполненные счастливых надежд обратно в часть, играет радостная музыка, герои улыбаются, строят планы на будущее (мальчишку по-моему старшина собирался усыновить), стоит самая счастливая обстановка и т.д., - а в какой-то момент сидящий сзади улыбающийся мальчишка оборачивается и видит, что их нагоняет немецкая армейская колонна. И - концовка фильма. Едущий впереди колонны на мотоцикле немецкий офицер медленно, не торопясь, снимает с плеча автомат, также медленно, никуда не спеша, передергивает затвор и поднимает его … для боевого применения, всем своим видом показывая, что русским никуда не даться. И последний кадр, - широко открытые глаза мальчишки, уцепившегося за ватник и автомат еще ни о чем не догадывающегося старшины, с лица которого исчезает выражение счастья, на смену которому приходит выражение неотвратимого ужаса. И все. Фильм на этом заканчивается. По итогам просмотра, “детей индиго” прошибло так, что они долго еще обсуждали способы спасения мальчишки и старшины. И был ли у них какой-то выход, и могли ли они спастись, и каким образом. Т.е. и фильм понравился, и пробрало / “прогрузило” их так, что долго еще в себя прийти не могли.Короче говоря, - важно не упустить момент. Чем раньше дети и подростки приучатся чувствовать, воспринимая происходящее правильным образом, - вернее, они осознают в себе само наличие такой возможности, - тем больше вероятности, что для них в жизни не все будет потеряно. Хотя сверстникам своим, которые не будут обременены такой “нагрузкой”, они во всех отношениях будут проигрывать.Так что авторы эксперимента схалтурили. Проводились подобные эксперименты и до них. И с гораздо более продуманной схемой и проработкой теста. И результат был, даже у самых запущенных и 'трудных' лиц. Т.е. даже у этой категори подростков еще что-то в душе остается. Если, конечно, родители и окружение привили им возможность видеть и чувствовать нечто подобное с самого детства. Например, тем же горцам и прочим кавказским народам эти эмоции вообще не были свойственны. Т.е. то, что наблюдается сегодня для 'поколения Z', уже существовало в советском и российском обществе даже без Интернет и прочих современных электронных излишеств. Просто сегодня данная тенденция не ограничивается лишь представителями азиатских и кавказских народов, а распространется уже на все общество в целом, без ограничений.>Впрочем, как гласит народная мудрость, тех, кто хочет работать, жизнь наставляет, а кто не хочет – заставляет. Так же происходит и со «взрослыми детьми»: жизнь для них – лучший учитель. И именно поэтому они ненавидят жизнь. А также людей, которые в ней преуспели несколько больше их. Или сверстников, у которых в этой жизни несколько больше преуспевшие родители. Равно как и наоборот, - менее преуспевшие, чем их собственные. И это отношение переносится на взрослые годы и внутренние установки такого человека. Так что вопреки расхожему мнению, жизнь этих людей ничему не в состоянии научить. Скорее в чем-то жестко и болезненно выдрессировать, как дрессируют собаку или дикое животное в цирке. С сохранением глубокой ненависти к происходящему, даже будучи задавленным выработавшемся страхом.Николай Романов
Главный бухгалтер, Санкт-Петербург

Слава богу, что все это теории и умствования. А в жизни все по другому. В жизни наших детей лишают образования, воспитания, медицинского обслуживания, каких-бы то ни было ценностей. Готовят поколение для обслуживания трубы, военных и профессиональных спортсменов. И потихоньку заселяют страну мигрантами... А дети наши будут как-то в этом жить.

Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>Слава богу, что все это теории и умствования. А в жизни все по другому. В подобных условиях иного для выживания и не требуется. Т.е. фактически все остальное - лишнее. http://community.livejournal.com/pora_valit/668.html
Менеджер по маркетингу, Ставрополь

Материал заставил задуматься. Может, мы еще что-то можем сделать? Пересмотрим систему ценностей, систему воспитания своих детей? Уйдем от гиперопеки, но будем больше времени уделять ребенку, любить его, но не душить своей любовью? Может, это что-то изменит

Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>Может, мы еще что-то можем сделать?Ровным счетом ничего. Даже своих детей и внуков уже спасти не сможете. Иначе как заниматься ими упомянутым мной кино-способом с самого раннего детства. Плюс, лично ими заниматься и общаться с ними. Стоит их упустить всего на несколько лет, - в самом детстве, именно когда у родителей чаще всего «нет времени» на детей, - как они вырастут людьми с «ботоксными» лицами, с недоразвившимся «центром эмоций». Если хотите, кастрированными, недоразвитыми или ущербно развитыми как личности в эмоциональном плане.Строить дворцы и спортивные сооружения в расчете на то, что там вырастят корифеев духа, бессмысленно, т.к. человека воспитывают улицы, дворы и подворотни. Но то, что им не в состоянии дать семья, они не восполнят нигде, так до конца жизни о тсавшись недосформированными, даже не понимая в отдельных случаях, о чем идет речь, когда, например, речь заходит о чувствах, отношениях между людьми и т.д. Иллюстрацией чему является то, что колоссальный процент современной молодежи черпает свои познания об окружающем мере и том, как следует себя ести в обществе из картинок и комиксов в стиле «манга» / «хентаи», воспринимая все без исключения, что на них изображается, как за нечто полностью нормальное и годное к применению на себе. Т.е. сегодняшняя молодежь, тем более, «компьютеризированная», познает окружающий мир через примитивизм японских комиксов и мультипликационных фильмов. Что они из себя представляют по качеству исполнения, полагаю, никому объяснять здесь не нужно. Все эти материалы, суть гротескное схематичное изображение окружающей действительности и действующих в этой действительности лиц. Причем действующих, сочетая в себе крайний инфантилизм с откровенной жестокостью. С полным отсутствием проявленности в схематичных изображении каких-либо чувств, с их заменой рисованными символами. Т.е. рассматривающий «манга»-комиксы ребенок даже не в состоянии понять, как меняется мимика того или иного персонажа в зависимости от ситуации, в которой тот находится. Естественно, за исключением сцен насилия, доминирования, прямой жестокостии и откровенного садизма, которые почему-то авторам и художникам всегда удаются с наибольшим успехом. Так что нет ничего удивительного в современной молодежи и детях с характерными «ботоксными» лицами, на которых проявляется минимум запомненных ими эмоций. То же и в отношении западных мультфильмов и комиксов, где главными героями в виде людей являются какие-то странноватые уроды, механизмы или … действующие «образования» со всеми видами возможных и невозможных комплексов и самых их причудливых сочетаний, - на все вкусы клинической психиатрии и психопатологии. Безжизенные и лишенные эмоций, - с навсегда застывшими лицами. Будь то роботы-трансформеры, охотники за привидениями или какие-нибудь антропоморфные медведи-Гамми или герои поздних «шедевров» компании имени У.Диснея. А там, где нет эмоций, нет и развития соответствующих центров головного мозга и их влияния на формирующуюся личность. Вне зависимости от того, носит ли эта связь прямой или обратный характер. А человек в подобном состоянии – это та же «манга» / «хентаи», но уже во вполне конкретном воплощении реальной материальной жизни. Со всеми присущими шаблонами, усвоенными схемами поведения, речи, мышления, а также и внешнего облика.P.S.: Кстати говоря, многие считают спасением от всего происходящего активное воцерквление своих детей. Дескать, церковь и вера способны воспрепятствовать вырождению ребенка и подростка и сделать его духовным, воспитанным и имеющим иммунитет перед агрессивным обществом человеком. Как говорится, - «не позволяйте мертвым хватть живых». Воцерквленный ребенок – это еще больший деградант, чем любитель комиксов. Если второй хотя бы каким-то образом вписывается в общество и является его частью, то в первом случае будет иметь место полный отказ от общества как некоего сообщества греха и всевозможных ужасов. Со всеми из того вытекающими.Николай Романов
Исполнительный директор, Ростов-на-Дону
Николай Романов пишет:>Может, мы еще что-то можем сделать? Ровным счетом ничего. Даже своих детей и внуков уже спасти не сможете.
Всё же, есть различие между смирением и бездействием. 'Стандартное' и ожидаемое законопослушание прямиком в могилу ведёт (это даже для Н. Романова очевидно).Следуя принципу 'кому это выгодно?', нетрудно прийти к выводу, что человечество совершает самоубийство по причине собственного невежества и слабости. Простых рецептов нет, но без изменения основы - отношений собственности - финал предсказуем и уже не столь далёк, внуки точно за нас искренне порадуются...
Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>Простых рецептов нет, но без изменения основы - отношений собственности - финал предсказуем и уже не столь далёк, внуки точно за нас искренне порадуются... А вы думаете, было иначе с Римом, с Византией и т.д. империями, отжившими свой срок ? Что от них сейчас осталось кроме памятников старины ? И в период окончательного упадка страны их граждан волновали те же самые вопросы, что задают сегодня люди себе в России (не все, но часть, кто еще над этим задумывается). Т.е. все без исключения в период неких реформ входили не в новую воду, а садились в ту же самую лужу. А конец у всех одинаков. Важно понимать, с чего начинать потом, когда все закончится. Чтобы сохранить хотя бы что-то. Или начинать сохранять уже сейчас. Потому что люди к тому времени будут другими. Старые ценности в их глазах будут полностью девальвированными. Тем более, что это будет поколение вопиющих утилитаристов. Вот то и остается.
Вице-президент, зам. гендиректора, Владивосток

Ответил в '[URL=http://www.e-xecutive.ru/blog/avatarabo/6892.php]Азбука знаков[/URL]'. Тема очень волнительная, поэтому уложиться в 15 минут не получилось - видео на 32 минуты.

Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>По-моему, ценности человечества не менялись ни во времени, ни в контексте различных реллигий. Ценности не бывают старыми - или ценности или нет.Сожалею, но это только по-вашему. С течением развития общества меняются потребности в тех или иных ценностях. Что собственно и делает их ценностями. Исчезает или устойчиво удовлетворяется потребность, и ценности больше нет. Когда-то довольствовались малым, мечтая о большом, потом все большим и большим не могли удовлетвориться. А потом появилось количество, разнообразие, доступность, - на все стало не хватать денег и труда и т.д. Однако верным остается общее правило, - чем беднее человек, тем ближе он сугубо к утилитарным потребностям. Чем богаче – к потребностям не утилитарного, избыточного характера. Чем выше разница в материальном достатке между людьми, тем больше между ними противоречий. И тем выше, соответственность, злоба. Ну и т.д.>Насчет поколения вопиющих утилитаристов - не согласна. Во всяком случае те, с кем я общаюсь из поколения 20-27 летних вовсе не такие.Они еще застали «закомплексованных сталинскими лагерями советских родителей». Т.е. имели еще некое подобие воспитания со стороны людей, оформленных в советские годы, пусть и в конечный их период. А смотреть нужно на людей, которым сегодня не больше 15-17 лет. И у которых этого костякового воспитания уже нет. Вся правда сразу налицо. Все, что они могут на тему истории и всего, связанного с вопросом, – это значками советскими торговать.>И вообще, Николай, сентенции в стиле 'раньше трава была зеленее и вода мокрее' - не несут никакой информации, только эмоциональный посыл, поэтому вряд ли могут служить аргументом.А где вы это у меня увидели ?>Тема очень волнительная, поэтому уложиться в 15 минут не получилось - видео на 32 минуты. Как статья М.Сандомирского называется ? Обязательно нужна ссылка на название. Чтобы в сети найти, в случае чего. Это вопрос, возникающий с первых же секунд прослушивания материала. А то получается, что вы обсуждаете ветряные мельницы.Николай Романов
← назад 1 3 4 5 6 7
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Сейчас на сайте
847 пользователей
Новости
1 августа состоится бизнес-семинар по маркетинговым технологиям управления
Практический бизнес-семинар «Маркетинг. Маркетинговые технологии управления» проведет маркетолог Татьяна Вознесенская.
«Профи-Карьера» приглашает на курс по корпоративным стандартам продаж
26-27 сентября состоится курс «Корпоративные стандарты продаж и обслуживания клиентов. Коммуникативные навыки в клиентском сервисе».
ITC Group приглашает на курс по производственной логистике
12-13 августа в Санкт-Петербурге состоится курс «Производственная логистика. Оптимизация производственного процесса. Бережливое производство».
3 августа состоится бесплатный вебинар от Академии руководителей

Вебинар «Как сделать должностную инструкцию, которая сократит количество сбоев и просроченных задач в два раза» составлен бизнесменами-практиками.