Как московский программист попал в топ молодых бизнес-лидеров мира

Обучение на одной из программ в престижной западной школе бизнеса – это обычно большие ожидания, которые не всегда совпадают с реальностью. О том, что оказалось намного ценнее учебы в Гарварде, о необходимых условиях для получения выдающихся результатов и о том, как избежать выгорания, читайте в интервью с Николаем Добровольским, сооснователем и вице-президентом компании Parallels.


Николай Добровольский родился 13 июля 1975 года в Москве. В 13 лет стал победителем всесоюзного конкурса программирования. Окончил Московский институт радиотехники, электроники и автоматики по специальности «Автоматизированные системы обработки информации и управления». В 2010 году прошел обучение в Гарвардской бизнес-школе. В 2012 году закончил образовательную программу Foundation and Leadership в Йельском университете. Профессиональная карьера началась в 1995 году на позиции инженера-программиста в Центральном московском депозитарии, продолжилась в компании MCD Soft и Росгосстрахе. В начале 2000-х годов выступил сооснователем компании Parallels, ведущего мирового производителя решений для виртуализации, запуска множества изолированных копий операционных систем на одном компьютере. В настоящее время занимает должность вице-президента. Лауреат Национальной премии им. Владимира Зворыкина как «Лучший инновационный менеджер» (2008 год). В 2012 году в рамках Всемирного экономического форума отмечен в числе 200 лучших мировых молодых лидеров в номинации Young Global Leaders.


Executive.ru: Николай, вы уже в 13 лет стали победителем всесоюзного конкурса программирования. Как так получилось? Ведь в то время компьютеры были редкостью.

Николай Добровольский: Пожалуй, вся моя взрослая жизнь определилась в ранние школьные годы. Например, английский язык, без которого сейчас невозможно нормально работать, я выучил в школе. А программированию научился в кружке во Дворце пионеров. Мне было лет 10, и один из школьных друзей сказал, что там проводят набор в разные секции. Мы, как и все советские дети, были предоставлены сами себе и очень самостоятельны. Мы приехали во Дворец пионеров, но довольно поздно. Набор в большинство секций уже был закрыт. И тут мы увидели большую толпу. Я услышал, как два мальчика постарше говорили, что было бы здорово попасть вот в эту секцию. Компьютеры, информатика, как интересно! Мы так загорелись! В то время в нашей школе был ремонт, мы учились в другом здании во вторую смену. А запись на занятия утром еще была открыта. Так что мы записались и пошли заниматься. Мой друг быстро забросил это дело, а мне понравилось. Мы начинали с программируемых калькуляторов, а потом оказалось, что в секции есть класс достаточно продвинутых на тот момент компьютеров со встроенным BASIC, Yamaha MSX, на которых можно было сразу что-то писать. На третий год обучения в секции я написал достаточно большую программу на BASIC, и она победила в конкурсе программирования. А еще там же можно было немного поиграть на компьютере. За несколько лет я наигрался, и весь мой интерес к этой области иссяк. А интерес к компьютерам остался, поэтому я целенаправленно пошел в школу при МГТУ им. Баумана. Потом я поступил в два университета, МГТУ им. Баумана и МИРЭА. Проучился в них параллельно на дневных отделениях первый семестр, в итоге остался в МИРЭА. Еще во время учебы в вузе пошел работать по специальности. По сути, я с тех пор работаю в той же команде.

Executive.ru: Можно ли сказать, что в 13 лет, когда вы победили в конкурсе, вы были амбициозны?

Н.Д.: Нет, в 13 лет я не был каким-то компьютерным гением. Просто мне было интересно и у меня получалось тратить на это много времени. Начало работать правило 10 тыс. часов: чем больше чем-то занимаешься, тем лучше у тебя это получается.

Executive.ru: Расскажите, пожалуйста, как вы стали одним из основателей компании Parallels?

Н.Д.: В 1995 году по рекомендации моего научного руководителя я пришел работать в Центральный московский мепозитарий, который вел реестры различных акционерных обществ. Когда я проходил собеседование, выяснилось, что я почти ничего не знаю, но мне все-таки дали шанс. Так я попал в группу, которая писала софт для депозитария. Спустя некоторое время нашу группу выделили в отдельную компанию. Мы стали заниматься не только задачами депозитария, но и дополнительными разработками для сторонних заказчиков. На определенном этапе было решено выделить направление, обслуживающее этих сторонних заказчиков в отдельную контору. Это как раз и был момент, когда мы вместе с другими коллегами организовали Parallels.

Executive.ru: А что было дальше?

Н.Д.: Дальше началась рутинная работа и наступили довольно тяжелые времена. С одной стороны, у нас были проекты от различных заказчиков, которые приносили деньги. А с другой стороны, был проект, который мы решили развить и оформить в полноценный продукт, позволяющий запускать разные операционные системы внутри одного компьютера. Когда заказов было не очень много, возникали сложности. Как раз тогда я познакомился с Сергеем Белоусовым. Он купил нас как команду, компанию и продукт в 2004 году, и мы стали частью холдинга SWsoft. Но все же мы оставались независимым подразделением и продолжали развивать свою виртуальную машину. У нас появилось финансирование, и мы смогли отказаться от сторонних проектов, сосредоточившись на основном продукте. В конце 2005 года мы выпустили продукты для Windows и Linux. А через два месяца, в конце января 2006 года, Apple объявила, что переходит с процессоров PowerPC на процессоры Intel. То есть, по сути, компьютеры Apple превратились в те же PC, но в красивой оболочке. Весь мир сразу взорвался: так кто же и когда создаст решение, позволяющее запускать Windows на новом Macintosh? Мы поняли, что это наш шанс. У нас есть версия для Linux, а Linux и Mac – очень похожие системы. Поэтому, ничего не зная о новом Macintosh и не имея его под рукой, мы начали работать над этой задачей. Macintosh появился у нас через несколько недель, когда компьютеры поступили в продажу. Я сел на самолет, долетел до Германии, съездил из аэропорта в магазин, купил iMac и привез его в Москву. А 5 апреля 2006 года Apple выпустила свою программу Boot Camp, которая позволяла запускать Windows на Mac, но это было не очень удобно: пользователь должен был перезагрузить компьютер и решить, хочет он работать в macOS или в Windows. А через два дня мы выпустили свою бета-программу, которая позволила запускать и Windows, и macOS одновременно, без перезагрузки, пользоваться обеими системами параллельно. И буквально в один день мы стали знамениты. Журналисты писали, что какая-то неизвестная Parallels обыграла Apple на ее собственном поле.

Executive.ru: Но впоследствии вы пытались наладить сотрудничество с Apple и даже встречались со Стивом Джобсом?

Н.Д.: Первая версия нашей программы была полурабочая, но она вызвала такой ажиотаж, что стало очевидно, что этот продукт можно начать продавать. Мы сконфигурировали магазин и сказали: «Ребята, мы готовы продавать вам со скидкой лицензию на программу, которая выйдет через несколько месяцев». И было огромное количество людей, которые платили деньги по сути за обещание, что мы когда-нибудь доделаем продукт и предоставим его им. Благодаря нашей популярности мы достаточно быстро нашли партнера в Америке, который помог нам организовать первый релиз нашего продукта, напечатать коробки и договориться о том, чтобы они попали на полки в Apple Store. Через полгода, после успешного старта продаж в магазинах компании, в январе 2007 года, мы поняли, что нам хотелось бы, чтобы Apple предлагала наш продукт вместе со своими компьютерами корпоративным клиентам. Наш американский партнер помог организовать встречу с главным маркетологом компании Филом Шиллером и руководителем разработки Бертраном Серле. В ней участвовали я и Сергей Белоусов. Встреча происходила в маленькой переговорной, и разговор как-то не клеился. Вдруг открылась дверь, вошел человек: «Здравствуйте! Я – Стив Джобс». Сел на тумбочку и говорит: «Ну, давайте, рассказывайте, что тут у вас». Мы разговаривали около 20 минут, он задавал дополнительные вопросы. Потом сказал: «Хорошо. Я думаю, что это правильно. Надо сделать». И ушел. После этого с нами говорили уже по существу. То есть я убедился на личном опыте, что в то время Apple действительно была компанией одного человека. По крайней мере, без него не принимались стратегические решения, а наше предложение было связано с Microsoft, которая была для Apple в чем-то конкурентом, а в чем-то партнером.

Executive.ru: Как вы приняли решение о поступлении в Гарвардскую бизнес-школу? Насколько сложен был процесс поступления?

Н.Д.: Съездить поучиться, чтобы расширить кругозор, мне посоветовал Сергей Белоусов. В Гарвардской школе я учился на недельной программе Harvard Business School High Potentials Leadership Program. Это, конечно, не МВА. Хотя стоила она недешево – около $10 тыс. В программе участвовали 40-50 человек, я был единственный студент из России. Примерно за полгода до этого я должен был отправить резюме и пройти собеседование. Это было несложно. На эту программу стараются набирать людей, которые уже чего-то добились, которые могут что-то дать друг другу. По сути, она направлена на то, чтобы расширить представление о том, как люди добиваются успеха, как руководят большими и маленькими организациями и вдохновляют своих сотрудников.

Executive.ru: Каковы были ваши ожидания от бизнес-школы и насколько они совпали с реальностью?

Н.Д.: Пожалуй, ожиданий было больше, чем результата. От Гарварда ожидаешь, что сейчас откроются глаза, и ты получишь некое сокровенное знание. Но в реальности этого не происходит. Я считаю, что для моей работы, моего успеха английский язык в школе, кружок во Дворце пионеров, программирование и алгоритмика в вузе дали существенно больше, чем Гарвард. Конечно, программы вроде той, что я прошел в Гарварде, помогают. Они дают базу, рассказывают о потенциальных способах сделать что-то. Но мне кажется, что восторженное отношение к МВА и замечательному западному образованию, которое обязательно нужно получить, потому что без него никуда, несколько преувеличено. Я видел много людей, которые получили МВА и при этом все равно ничего не добились.

Executive.ru: Учеба в Гарварде дала вам что-то с точки зрения нетворкинга?

Н.Д.: С кем-то познакомились, немного поддерживаем отношения, но тесно не общаемся. Скорее, Young Global Leaders дала намного больше в плане знакомств и общения. Это очень интересная организация в рамках Всемирного экономического форума, в которую новых участников рекомендуют те, кто уже принял участие ранее. Мне рекомендацию дали коллеги из Microsoft. Я получил письмо, в котором было написано, что меня в нее номинировали как молодого успешного лидера. Меня попросили прислать свою биографию и написать эссе, а затем я прошел собеседование.

Executive.ru: Как долго продолжалось ваше участие в мероприятиях Young Global Leaders?

Н.Д.: Около двух лет. Иногда это было общение по скайпу и телефону, иногда – поездки. Программа подразумевает 20-30 различных видов мероприятий в течение года, в которых можно принять участие. Я выбирал то, что относится к моей сфере деятельности, что может помочь в работе. Например, я прошел курс Foundation and Leadership в Йельском университете, съездил на встречу в Bill & Melinda Gates Foundation, посетил офисы Microsoft, Google и Facebook. Больше всего, наверное, мне оказались полезны знакомства с разными интересными людьми. И, конечно, это расширение кругозора. Нельзя преуменьшить возможность поговорить с людьми, которые многого добились в глобальных масштабах. Из каждой встречи, из каждого разговора всегда что-то откладывалось: как лучше действовать, какие еще есть подходы, что еще можно попробовать сделать по-другому.

Executive.ru: Я часто слышу от людей вашего поколения, что они устали, хотели бы все бросить. У вас бывали такие моменты усталости?

Н.Д.: Это актуальная проблема для программистов. Конкуренция за них высока, и это творческая деятельность. Многим из них приходится по несколько лет работать над каким-то продуктом или продуктами, не придумывая новое, а занимаясь рутиной. Конечно, рутина тяжела для творческих людей. Как их удерживать? С моей точки зрения, основной инструмент – это переключение. Между проектами, между продуктами. Если посмотреть на собственный опыт, то мне посчастливилось за эти годы попереключаться много раз и много чем позаниматься. Иногда сознательно, иногда вынуждали обстоятельства. Я все время нахожу какие-то новые направления, которые позволяют развиваться, узнавать новое, применять способности в продвижении проектов. Мне не скучно, я не устаю, мне нравится.

Executive.ru: У вас есть жизненные принципы, которыми вы руководствуетесь?

Н.Д.: Важно вести себя честно, порядочно. Относиться к людям так, как хотелось бы, чтобы относились к тебе. Это и в бизнесе играет важную роль. А еще чтить традиции. У нас в компании некоторое время назад появилась традиция отмечать релизы бутербродами с красной икрой. Сначала это делали сотрудники, а теперь для основных версий это закрепилось на уровне компании. Традиции очень важны, потому что это позволяет людям почувствовать, что компания – это не только общение с компьютером и начальником за зарплату, но и большая часть жизни, где есть место человечности и комфорту.

Executive.ru: У вас довольно насыщенный карьерный путь, вы очень многое успели сделать. Но чего, как вам кажется, у вас было больше – везения или упорной работы?

Н.Д.: Было много и того, и другого. Я думаю, тот, кто много работает, обязательно добьется успеха. Но везение тоже должно быть, удача помогает добиться выдающихся результатов. Конечно, мне везло. Но до того, как нам повезло с Apple, мы шесть лет очень много работали. Иногда по несколько месяцев без зарплаты. Да, конечно, произошло удачное для нас событие. Но если бы к моменту, когда Apple объявила о переходе на процессоры Intel, у нас ничего не было, какие бы мы ни были суперумные, мы бы за два месяца ничего бы не сделали. Одна удача без усилий, без скрупулезной работы, скорее всего, ни к чему не приведет.

Executive.ru открыл канал в мессенджере Telegram. Хотите быть в курсе самых главных событий российского менеджмента? Присоединяйтесь!
Комментарии
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Цифры и факты
Офис «Яндекса» эвакуирован из-за угрозы взрыва

ЧП дня: после визита В.Путина в «Яндекс» компания была эвакуирована из-за угрозы взрыва.

Компании вкладываются в 3D-принтеры

Инвестиции дня: Фонд Rusnano Sistema Sicar инвестирует в российского производителя строительных 3D принтеров.

Михаил Прохоров продал «Сноб»

Продажа дня: Группа «Онэксим» завершила сделку по продаже ООО «Сноб медиа».

Пенсионеры стали брать ипотеку

Факт дня: Объединенное Кредитное Бюро выявило главные кредитные предпочтения россиян.