«Брат, помоги!»

Портал BFM.ru и радиостанция Business FM провели в Москве 1 декабря 2010 года конференцию «Современный бизнес в России: лучшие бизнес-практики и стратегии 2010-2011». Докладчики считают, что в 2011 году положение российских компаний может ухудшиться, но в перспективе курс на усиление роли государства в экономике сменится новым курсом – на сотрудничество с компаниями. Это произойдет тогда, когда возможности рентной модели будут исчерпаны, и страна должна будет перейти от практики деления к практике приращения.

Председатель экспертного совета «Опоры России» Никита Кричевский предположил, что в 2011 году госкорпорации будут стремиться укрепить позиции в банковском секторе, строительстве, обрабатывающей промышленности и ритейле. В частности, в торговле государство привлекают многомиллиардные обороты, «мимо которых оно пройти не может». Эксперт считает, что госмашину интересуют «практически все центры генерации финансовых потоков и доходов, которые еще остались». Увеличение ставки единого социального налога ударит по малому предпринимательству. «Уйдет ли бизнес в тень? А разве он не в тени? Те, кто мог, уже давно переместились туда», – констатирует эксперт.

Старший экономист «Тройки Диалог» Антон Струченевский считает, что при самом оптимистичном прогнозе цен на нефть страну ожидает дефицит бюджета в размере 3,5%. Этот показатель – источник будущих проблем: «В нашей «недомонетизированной» экономике он приведет к увеличению инфляции, которая в первом квартале 2011 года составит 9% в годовом выражении». Есть предпосылки для ослабления рубля, считает Антон.

Россия становится менее привлекательной для иностранных инвестиций, их объем в течение января-сентября 2010 года, по оценке Росстата снизился на 13% до отметки $47,5 млрд. Заместитель руководителя ФАС Андрей Цыганов иронично заметил, что, если «иностранные инвесторы боятся нас, то пусть не приходят». По мнению Цыганова, страх этот основан на публикациях СМИ и на высказываниях представителей бизнеса. Представитель ФАС полагает, что в первую очередь из РФ уходят портфельные инвесторы, тогда как стратегические – остаются.

Тенденции, о которых говорили предыдущие докладчики, рано или поздно заставят машину госэкономики признать факт собственной неконкурентоспособности и неэффективности. И тогда, полагает, генеральный директор компании «КРОК» Борис Бобровников, госкорпорации будут вынуждены обратиться к бизнесу со словами: «Брат, помоги!». В какой именно помощи будут нуждаться госкорпорации? В опыте эффективного менеджмента, в современных технологиях управления. Когда это может случиться? Тогда, когда возможности рентной экономики будут исчерпаны.

Это произойдет, когда цена на нефть будет продолжительное время находиться на отметке $50 за баррель. Однако этот период будет болезненным для бизнеса, считает основатель компании «Рольф», депутат Государственной Думы (фракция «Справедливая Россия») Сергей Петров, чье выступление мы публикуем с незначительными сокращениями:

«Я вспоминаю первый визит лет 12-15 назад в Японию. Кто-то из моих менеджеров представлял японцам будущее российского рынка. Оно выглядело так: лет через 10-20 никакой индустрии не будет, останется лишь узкий (2-3% численности населения) слой супербогатых чиновников, 15% – обслуживающий их персонал, остальное – народ. Поэтому надо готовиться к продажам в России яхт, товаров luxury для первых, автомобилей подешевле для вторых. А удел третьих – тотальная бедность. Меня это страшно обидело. Я возразил: «Да вы что! Мы тут строим заводы…». Однако, похоже, что этот сценарий – реалистичный.

В 1970-х годах, я, будучи молодым энергичным студентом, спрашивал одного партийного деятеля: «А что вообще будет со страной? Посмотрите, экономика стагнирует, нет никакого прироста ВВП». Он говорит: «Ну, вот сейчас будет XXV съезд, там, наверное, что-то решат». Но было же очевидно, что там ничего не решат – вы посмотрите на их физиономии!

Если кто-то и способен быть модернизатором страны – это бизнес и только он. Но бизнес не желает брать на себя ответственность. Он все время ждет, что что-то решат чиновники. Он не хочет сам отвечать за результат. Посмотрите последние опросы «Левада-центра»: 22% наших граждан считают малый и средний бизнес вредным явлением в стране, а 46% считают вредным явлением крупный бизнес. Вы понимаете, какая среда у нас с вами за этими стенами? Вы выходите в ваших костюмах с бейджиками и понимаете, что вас не любят. Вы это ощущаете кожей.

Я – член бюджетного комитета Думы. Мы принимаем каждые две недели какие-то поправки в бюджет и налоговый кодекс… Вы вообще в такой изменяющейся среде можете жить? Вам нужно все время учитывать, что мы еще приготовим на следующий раз. Бизнес мимикрирует. Он подстраивается под эту ситуацию. При этом российские компании я бы разделил на три группы.

Первая. Большие госбанки, корпорации те, где власть принимает решения. С большой натяжкой можно назвать это явление бизнесом. В кризис вся экономика упала почти на 8%, самый конкурентный сектор – на 6-7%, а большой, государственный – на 30%. Конечно, прикрывались лозунгом: «Мы не увольняли людей! Мы выполняем социальную функцию». Но этот сектор тянет нас назад. Там очень сильно развита коррупция. Те, кто снабжает эти госкорпорации, рассказывают о больших откатах. Там, естественно, есть сватья, братья и т.д. В общем, это – не бизнес.

Вторая. Так называемое номенклатурное предпринимательство. Здесь очень много жен, сестер и прочей публики, которая пристроилась возле губернаторов продавать или покупать что-нибудь. В некоторых регионах это просто норма. Спрашиваешь президента кавказской республики:

– Ну, как вы живете?
– Нормально, у нас тут хорошая среда, давайте нам иностранных инвесторов.
– Инвесторов к вам? Так у вас же коррупция!
– Нет, у нас все нормально.
– Хорошо, у вас чиновники что – живут на зарплату? Все ваши заместители и прочие?
– Нет, нет! Они все бизнес имеют. Я брал именно таких, состоятельных людей, понимаем, что нельзя им давать...
– Ну, давайте представим ситуацию: приходит иностранный инвестор в сектор, где у вашего заместителя или вице-президента интерес какой-нибудь. Строит объект и начинает с ним конкурировать.

Ответ великолепный. Не буду называть фамилию:

– Давай сюда инвестора, мы сейчас поговорим, и наш вице-президент продаст ему свой бизнес.

То есть о конкуренции представления нет. Собственно, его и не может быть: по-другому устроен взгляд. Бывает еще хуже: вообще не пускают в регион, пока ты не отдашь долю 20%. Тебя не принимают. Никакой проект не можешь создать. Конечно, Центр России, Москва, Питер, соседние области выглядят в этом плане более цивилизованно, но и там идет проникновение номенклатурного бизнеса.

Посмотрим, что за законы мы принимаем? В основном это длинный перечень обязанностей бизнеса перед государством. Нет или очень мало таких, где сказано, что государство в лице нанятых нами чиновников обязано предоставить бизнесу все, что только можно, чтобы мы вытаскивали этот воз из тех проблем, которые есть. Эти риски есть, и они будут проявлять себя.

Пока дефицит бюджета будет покрываться из тех источников, которые якобы мы наметили. Чтобы сбалансировать бюджет, цена нефти должна быть $123 за баррель, а когда-то бюджет составляли на уровне $17 за баррель. Представляете, как мы развратили себя? При этом, если посмотреть структуру – на что больше всего уходят деньги? Ну, хорошо, армию мы возрождаем (правда, если внутрь бюджета посмотреть, то увидишь, что растут сервисные статьи, а не закупки вооружения). Безопасность – важная вещь, но, если все расходы на безопасность суммировать, то это почти $60 млрд. А 10 лет назад было $2,8 млрд. Посчитайте, во сколько раз больше мы стали тратить на ребят, которые якобы нас охраняют, а на самом деле иногда «крышуют» своих и занимаются вымогательством?

Этот контингент мешает бизнесу, мешает развитию. Он создает бюджетные и финансовые риски, которые могут привести страну к пессимистичному сценарию как в Индонезии. Там папа отдал все семье и завалил экономику. Все было распределено: это – жене, это – дочери. Тому брату принадлежит вся энергетика, тому индустрия такая, тому – индустрия другая.

Я сам столкнулся с подобным примером. Приходят ко мне лет пять назад и говорят: «Мы хотим купить вашу фирму и сделать большой холдинг на базе одного крупного государственного…». Я говорю: «Мы не для продажи». Отвечают: «Ну, это мы решим». И я думаю, а куда я сейчас пойду, где независимый суд, который скажет: «Нет, они не решат»? Самый большой риск – это стать успешным. Лучше сидеть в долгах или действовать как другие – купить маленький пакет, принимая участие в совете директоров, покупать или продавать какую-то продукцию, жить с контрактов. Никто не хочет жить с нормального дохода, с дивидендов на акции, потому что это опасно: сразу становится видно, у кого что есть прибыльного.

Третья. Конкурентный бизнес, в основном сюда входят ритейл и малый бизнес. Его перспективы не очень хороши в условиях бюджетного дефицита: чтобы покрыть недостаток, государство (половина жителей которого не любит бизнес) будет нагружать его. В этом году не только повысились социальные налоги, выросли и косвенные. Все это бьет по прибыльности предпринимателей. Малый бизнес окажется, скорее всего, первой жертвой, когда денег не будет, когда балансировать будет не с чем, когда цена на нефть долгое время продержится ниже $50 за баррель. В этот момент бизнес будет находиться под самым большим прессингом: с него будут пытаться взять все, потому что люди, которых мы нанимаем в госкорпорации, в силовые структуры, зачастую не умеют ничего делать другого. Проработав 5-10 лет, они становятся частью системы.

Самое основное – это наша с вами невовлеченность в процесс. Такая, знаете, отдельность: каждый решает свою проблему. Нет никакого бизнес-сообщества, которое может эти риски страховать, которое может защищать себя и которое могло бы сказать веское слово, которое могли бы услышать».

Андрей Семеркин, E-xecutive

Также смотрите:

Виктор Геращенко: «Мозги у вас есть?»

Задача номер один: перестать вымирать

Модель «энергетической империи» дала трещину. Что ждет Россию завтра?

Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Консультант, Москва

''Не любят бизнес''
''Бизнес'' это обобщение. Есть предприятие выпускающее доступную и качественную продукцию или услугу, которой люди пользуются с удовольствием и есть мелкий или крупный монополист, продукцию которого потребляют нехотя от безвыходности. Первых число незначительно, и они не выживаемы в данной ''среде'' будут или поглощены или уничтожены монополистом просто, чтобы разница в глаза не бросалась. Любит не любит не тот критерий для бизнеса. А ''любят'' здесь люди и друг друга редко, даже в семьях, не говоря уже про улицу. Надо бы говорить об эффективности, которая измеряется в РФ не рыночными инструментами а феодальными - давайте называть вещи своими именами.

Даже при правильном развитии ситуации в РФ, как можно ждать любви к деятельности у населения, большая часть которого сформировалась во времена ее реального уголовного запрета. Не говоря уже об идеологии.

Хотя действительно - какая эффективность ведь итак уже все и всем понятно:
*** никакой индустрии не будет, останется лишь узкий (2-3% численности населения) слой супербогатых чиновников, 15% – обслуживающий их персонал, остальное – народ. Поэтому надо готовиться к продажам в России яхт, товаров luxury для первых, автомобилей подешевле для вторых. А удел третьих – тотальная бедность. Меня это страшно обидело. Я возразил: «Да вы что! Мы тут строим заводы…». Однако, похоже, что этот сценарий – реалистичный.***

По аналогии с организмом для избавления от паразитоза требуется общее отравление организма, тогда возникнут два фактора - отсутствие питания и отторжение, читай социальный взрыв. Поскольку никому даже из бедных этого на себе ощутить не хочется, произойдет только перед лицом неминуемой гибели сколько нибудь крупной части населения. Чего паразиты всячески избегают, убивая по тихому социально слабые слои.
Опять не гламурно как то получилось.

Генеральный директор, Москва
''Россия становится менее привлекательной для иностранных инвестиций, их объем в течение января-сентября 2010 года, по оценке Росстата снизился на 13% до отметки $47,5 млрд. Заместитель руководителя ФАС Андрей Цыганов иронично заметил, что, если «иностранные инвесторы боятся нас, то пусть не приходят». По мнению Цыганова, страх этот основан на публикациях СМИ и на высказываниях представителей бизнеса. Представитель ФАС полагает, что в первую очередь из РФ уходят портфельные инвесторы, тогда как стратегические – остаются''. Не понятно зачем нам иностранные млрд., когда у России своих избыток, настолько что мы кредитуем казначейство США покупая их ''трежерис''. Если кто-то и способен быть модернизатором страны – это бизнес и только он. Но бизнес не желает брать на себя ответственность. Тогда можно быть спокойным – модернизация нам не грозит. А «бизнес» - что с него взять, он безответственный по определению, ограниченная ответственность у него в организационно – правовом статусе заложена. В целом статья оставляет неприятное ощущение политической ''заказухи''. :(
Консультант, Москва

[COLOR=gray=gray]В целом статья оставляет неприятное ощущение политической ''заказухи''. [/COLOR]

Непонятно только, кого заказали...

Менеджер, Тверь

ХОТИТЕ МОДЕРНИЗАЦИЮ?
НУЖНО СОЗДАТЬ У ОБЩЕСТВА СПРОС НА ОБРАЗОВАНИЕ!

Считаю, что нужно во все до и послешкольные учреждения ввести в учебную программу предметы развивающие:
- «Умение обучать себя и других людей;
- «Умение искать, получать и проверять на достоверность нужную информацию».
- и т.д.

Государство (от слова Государь) должно мотивировать Бизнес на создание СИСТЕМ обучения, повышения квалификации персонала. Естественно там где мотивация, там без аудита создаваемых систем не обойтись. Бизнес вынужден будет обратиться к государственным и частным образовательным учреждениям транслирующим качественные системы мировых знаний.
Вот тогда и будет настоящий взрыв Эффективности и Модернизации, согласно изв. правилу на 1 деньгу вложенную – получим прибыли свыше 4 денежек!!!

Консультант, Москва

[COLOR=gray=gray]Считаю, что нужно во все до и послешкольные учреждения ввести в учебную программу предметы развивающие:
- «Умение обучать себя и других людей;
- «Умение искать, получать и проверять на достоверность нужную информацию».
- и т.д. [/COLOR]

Разумные предложения. Но имеющаяся система, как и любая из существующих, никак пойти на это не может, а напротив делает все, что бы лишить индивида общего понимания происходящих процессов. Это есть суть глобального управления.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии