«Заказчика на подготовку эффективных управленцев пока нет»

Что является наиболее сильным стимулом для активного развития человека и его движения вперед? Критика? Наличие сильных конкурентов? Кризисные ситуации или инновационные образовательные технологии, позволяющие раскрыть потенциал и выйти на качественно новый уровень? Можно ли говорить об идейном родстве причин, стимулирующих развитие как личности отдельного индивида, так и целого государства?

В ходе эксклюзивного интервью Executive адресовал эти вопросы известному бизнес-тренеру, основателю и директору Таллиннской школы менеджеров, впервые запустившему в официальное обращение понятие «менеджер», партнеру Школы менеджеров «Арсенал» Владимиру Тарасову.

О ценностях менеджеров завтрашнего дня, перспективах модернизации в России и условиях востребованности в нашей стране эффективных управленцев читайте далее.

Executive: Финансовый кризис опустил с небес на землю и руководителей, и персонал, и продавцов, и покупателей, а также выявил слабые места в подготовке менеджеров всех уровней. На какие мысли и конструктивные решения натолкнул вас прошедший кризис?

Владимир Тарасов: Кризис натолкнул на размышления о судьбе цивилизации, основанной на рыночной экономике. В частности, на предположение, что присущие ей эгоистические ценности, постепенно разъедая деловую «протестантскую» мораль, приведут ее к старости и смерти в обозримом будущем. Подобно тому, как из-за разъедания коммунистической морали материальными ценностями состарилась и умерла советская цивилизация.

Executive: В таком случаем, какая мораль придет на смену «протестантской»?

В.Т.: Дело не в самой протестантской морали, она для «широких масс» не так уж плоха. Но она, как и любая религиозная мораль, не защищена от длинных технологических цепей.

Сейчас поясню.

Раньше различные мошенничества осуществлялись мошенниками, а не честными людьми. Честные люди за такие дела не брались. Теперь же в силу большой технологизации общества, появились мошеннические технологии, содержащие большое количество технологических звеньев, каждое из которых само по себе является «нормальной честной работой» различных физических и юридических лиц, а потому не преступающих закон. В этих технологиях могут участвовать и участвуют честные люди, руководствующиеся, в частности, «протестантcкой» моралью, но имеющие узкий кругозор, не понимающие, в каком мошенническом деле они участвуют. И то, что новые мошеннические технологии осуществляются честными людьми, делает их особенно эффективными. Произошло столкновение двух ценностей: замечательной религиозной морали с не менее замечательной либеральной демократической ценностью: «Что не запрещено, то разрешено!», которая эту мораль существенно потеснила.

Возникла потребность в новой морали, считающей аморальной глупость, тупость и узкий кругозор, осуждающей непонимание человеком его места в общемировых процессах. Но это – дело не очень близкого будущего.

Кстати, первый звоночек по этому поводу прозвенел гораздо раньше сегодняшнего кризиса: это был Нюрнбергский процесс, который осудил «честную и добросовестную, работу» (не противоречившую действовавшему тогда законодательству) по реализации бесчеловечных технологий. Но звоночек пока не очень услышан.

Executive: Как кризис изменил вас лично?

В.Т.: Кризис побудил меня к еще большему недоверию к существующим социальным наукам в силу их все уменьшающейся научности и все возрастающей ангажированности. Имидж «научности» шаг за шагом вытесняет саму научность. Поэтому кризис подтолкнул меня больше опираться в своей картине мира на собственный научный и методический опыт и на здравый смысл.

Executive: Ряд экспертов, анализируя причины глобального кризиса, критикуют alma mater топ-менеджмента ведущих компаний, который привел мир к этой катастрофе, - то есть к мировым бизнес-школам. Мол, не научили строить бизнес в долгосрочной перспективе и прогнозировать последствия рискованных решений. Вы считаете такую критику обоснованной?

В.Т.: Нет, не считаю. Обучение самостоятельности мышления – задача более ранних ступеней в образовании. В бизнес-школах обучать самостоятельности мышления уже поздно, у них другие задачи. В том, что «великие специалисты», топ-менеджеры, бизнесмены и политики поддались стадному эффекту, бизнес-школы не виноваты. Известно, что предупреждения о надвигающемся кризисе были, но социально-технологическая глобализация подобна диктатуре: инакомыслящий голос не может быть услышан.

Executive: Ваши собственные методики работы часто критикуют? Вы любите критику?

В.Т.: Мне трудно сказать. Я не столь известная личность, чтобы удостоиться научной или публичной критики. А так, конечно, критикуют, как критикуют каждого человека. Но эта критика не играет какой-либо значимой роли для моей работы. К критике почти равнодушен, но если повезет, и в критических замечаниях замечаю рациональное зерно, стараюсь его не упустить.

Executive: Учиться дозволено и у врага. Это изречение принадлежит Овидию. Какой самый полезный урок преподали вам ваши конкуренты?

В.Т.: Конкуренты - это конкуренты, а враги – это враги. Враги в свое время научили скромности и даже, при необходимости, умению до поры-до времени «прибедняться». А конкуренты научили не доверять «мейн-стриму», а полагаться на себя.

Executive: А почему «мейн-стриму» в сфере бизнес-образования, да и в других областях тоже, не стоит доверять?

В.Т.: В эпоху «все на продажу!» мейн-стрим может подсказать, что сейчас хорошо продается, но не то, что даст в отдаленном будущем хороший результат. Поэтому ориентация на него хороша в скоротечных вещах – в рекламе, в моде, но никак не в образовании.

Когда общество развивалось медленно и сам «мейн-стрим» в образовании десятилетиями не менялся, тогда можно было на него ориентироваться, но никак не сейчас. Я очень высоко ценю высказывание одного эстонского классика, которую уместно отнести к данной ситуации: «Эта идея теперь победила, потому что она устарела!»

Executive: В одном из интервью для нашего портала вы отметили, что менеджер – «это своего рода продукт разделения управленческого труда: руководитель ставит управленческие задачи, а менеджер – тот, кто профессионально эти задачи решает». Как вы считаете, в каком направлении будут изменяться критерии оценки профессионализма менеджера?

В.Т.: Прежде, да и сейчас, главное, за что ценился и ценится менеджер, это его способность и готовность применить в нужное время и в нужном месте стандартные управленческие технологии. Тенденция же такова, что у менеджера все более ценится умение самому разглядеть пустые места в существующих или стандартных технологиях и самому построить новую, уникальную технологию.

Executive: Ценностная шкала менеджеров завтрашнего будет сильно отличаться от того, что имеет ценность для сегодняшних менеджеров?

В.Т.: Если сегодня среднестатистический менеджер более всего ценит возможности карьерного роста, материальное благополучие и возможности для развития, то завтра на первое место выйдет незаменимость, уникальность и узнаваемость.

Executive: В 2009 году вышла ваша новая книга «Управленческая элита: как мы ее отбираем и готовим». Расскажите, пожалуйста, о критериях отбора в менеджерскую элиту. Какое значение вы придаете возрасту студентов? Что в этом плане важнее – молодость или большой жизненный опыт?

В.Т.: Боюсь, что как раз ответы на эти вопросы уже имеются в этой моей книге. Что касается возраста, то практика показала, что наиболее подходящий возраст для обучения менеджменту имеет весьма широкий диапазон: от 12 до 50 лет. Соответственно, и в «элиту» можно отбирать в этих же возрастных пределах.

Executive: Что такое, на ваш взгляд, талант менеджера? Какой процент среди ваших учеников составляют не просто способные, а именно талантливые управленцы? К ним особый подход?

В.Т.: По моей «внутренней статистике» среди того контингента, который проходит у меня обучение, а это преимущественно предприниматели, топ-менеджеры и менеджеры среднего звена в возрасте от 25 до 45 лет, обратили на себя мое внимание своим менеджерским талантом 1-2%. Никакого особого подхода к ним не практиковалось. Как правило, это люди самодостаточные, и на особый подход не претендующие.

Executive: Одним из любимейших терминов последнего времени, употребляемых по отношению к экономике России, является «модернизация». Что вы вкладываете в это понятие, и какие критерии, на ваш взгляд, определяют ее эффективность?

В.Т.: Я этот термин не употребляю, но когда его слышу, то понимаю под этим простую вещь. Материально-техническая база России, ее инфраструктура и используемые технологии, за некоторым исключением, изношены и морально устарели. Модернизация и означает попытку догнать развитые в этом отношении страны или хотя бы к ним приблизиться. Эффективность модернизации определяется ожидаемым сроком, когда это «модернизированное» тоже уже устареет. Чем это позже наступит, тем эффективнее модернизация. Но цена модернизации тоже имеет значение. Поэтому эффективность модернизации можно измерять отношением этого срока к затраченным рублям.

Но это вообще.

А для России эффективность модернизации определяется пока попроще: отношением денег, действительно затраченным на модернизацию, а не украденных под ее маркой, ко всем деньгам, затраченным на «модернизацию».

Executive: Вы верите, что в России она может быть успешной, в частности, в сфере образования? Как вы оцениваете реформу этой области?

В.Т.: Я не очень подходящий человек для того, чтобы во что-то верить. Я предпочитаю знать, а не верить. А когда знать не получается, то остается предполагать. Так вот, я предполагаю, что в России еще не сложился механизм реализации реформ. Любых реформ. Он сейчас складывается, но пока не сложился. И пока еще отрицательный опыт в реформировании перевешивает положительный. Для реформ нужна, прежде всего, политическая воля. Мне кажется, что сейчас эта воля потихонечку набирает обороты. Потихонечку, но все же знак – положительный. Последние десятилетия реформам в России не везло – то политической воли не хватало, то компетентности. При браке «по любви» между политической волей и реальной, не книжной компетентностью те дети, коими являются любые реформы, имеют шанс выжить. Реформа образования – это просто частный случай.

Executive: На прошлой неделе в интервью Executive известный политолог Александр Рар заявил, что именно сейчас у России есть шанс на создание новой экономики и нового мышления. Есть сильный кадровый пул, получивший образование на Западе, и его надо использовать. Не пришло для России время самой создавать мировые образовательные стандарты и готовить эффективных управленцев у себя дома?

В.Т.: Когда-то Петр Великий готовил «эффективных управленцев» на Западе, и это явно помогло в модернизации России. Тогда не стояло проблемы: «есть кадровый пул, подготовленный на Западе и его надо использовать», потому что на эти кадры был Заказчик – сам Петр. Сегодня проблема не в том, где готовить управленческие кадры – на Западе, в России, или «сначала там, а потом здесь», а в том, что отсутствует Заказчик на эти кадры. Заказчик – не тот, кто не прочь бы их использовать – таких «пруд пруди», а Заказчик тот, кто готов и способен оплатить Заказ. Пока тот, кто жизненно нуждается в этих кадрах и готов их использовать и тот – кто способен оплатить их отбор и подготовку, разные и несовпадающие субъекты. К сожалению, время для понимания этой проблемы еще не наступило. Но наступит.

Executive: Можно ли предположить, что волна «эффективных управленцев» нанесет удар по бюрократии? Может быть, спасение от этой напасти будет именно в них?

В.Т.: Управленцы, как эффективные, так и не очень, всегда работают на заказчика. Сами по себе они бороться с бюрократией не будут, пока им заказчик не скажет «фас!». Бюрократия создает правовую среду, на страже которой стоят правоохранительные органы. Задача управленцев - не сражаться с этой средой, а считаться с ней. Сражаться же с бюрократией – задача политиков, но не тех, кого она же и выдвинула, а кого выдвинуло самодеятельное население, ее кормящее и от нее же страдающее.

Фото: bavin.by


Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Руководитель проекта, Москва

полностью согласен с Максимом Якобсоном. Что же касается статьи - не всякий гуру рискнет говорить вещи, неугодные системе..

Да, наше время поощряет узко мыслящих профессионалов, но уже виден предел развитию по сценариям повышения специализации.
И все же..прогресс до сих пор шел по пути упрощения и удешевления всего, что участвует в бизнес-процессах. То же касается и менеджеров - их нанимателям нужны не звезды, а расходный материал. Другого двигателя прогресса пока не существует, а те, кто на деле применяют прогрессивные идеи остаются слугами старых хозяев..

Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>А как же Президентская Программа, готовящая менеджеров для всей страны уже более 10 лет? Серьезной ценности не представляет. Это не более чем возможность для людей пообщаться между собой, установив некие контакты, а для различного рода службистов отобрать тех из них, которых в дальнейшем можно использовать в своих целях путем перямой или опосредованной вербовки. Как для службистских кадров, так и для различных организаций, где требуются лояльыне провинциальные сотрудники, способные за приличное жалование, выезды за границу и жизнь в столице, - не говоря уже о привилегиях иного характера, - сделат ьвсё, что угодно. Единственное, где сейчас готовится неплохой управленческий персонал, - если речь идет все-таки о государстве, поскольку заголовок статьи прямо указывает на данную направленность, - это РАГС, а более конкретно, - различного рода программы повышения квалификации при РАГС, в том числе и закрытые, - читаемые на базе созданных ... на базе РАГС учебных заведений. Интересно, но очень дорого. Поэтому, как правило, контингент слушателей составляют в основном лица, прошедшие соответствующую проверку и уже знающие, чем будут заниматься после данной подготовки. Людей ''с улицы'' (кто учится за свои деньги или за деньги спонсоров) там крайне мало. >И модернизация, как было верно подмечено, остаётся уделом энтузиастов, главный из которых – Д. А. Медведев. С каких это пор Д.А.Медведев или В.В.Путин и их мнение и высказывания в этой стране имеют сколько-нибудь определяющее значение в политике и экономике ? Их дело появляться на публике, нравиться публике, говорить нравящиеся всем написаныне по бумажке зачастую совершенно несусветные глупости, производить впечатление, участливо и озабоченно выглядеть, представлять страну на международных собраниях и т.д. Больше ничего. Сами они ничего не определяют, ничего не решают и ни на что не влияют. Это полностью несамостоятельные фигуры, - называемые в науке ёмким термином ''голые идеи''. Т.к. всеми вопросами и их решением занимаются совсем другие люди. По аналогии с тем, как придавать самостоятельность громкоговорителю, а не диктору, читающему текст в нескольких сотнях километрах от него. Или с советским анекдотом про армию, где на долю министра обороны в маршальском чине отводилась всего лишь необходимость уметь точно подписываться именно там, где ему укажут.
Генеральный директор, Москва

Отличный материал. Чувствуется мастер своего дела. Чувствуется знание реальности. Очень верно расставлены приоритеты. Всё сейчас упирается в политическую волю высшей власти к к спасению России.

Точнее, увы, в отсутствие этой воли.

Это, на мой взгляд, данность, с коей приходится считаться всем, кто внe России себя не мыслит, у кого никакой запасной Родины нет, а потому он за единственную Родину готов бороться до конца.

Генеральный директор, Москва
Матвеев Алексей пишет: Так все-таки воля или механизм?
Думаю, автор прекрасно понимает: именно воля - главный фактор. Залог успеха. И вплотную подводит читателя именно к такому пониманию ситуации.
Исполнительный директор, Санкт-Петербург

Существует еще очень значительная проблемма в самом бизнесе, во многих направлениях,
руководителям, ТОП менежменту не выгодно принимать на работу уже существующих управленцев, эффективных , и имеющих большой потенциал. Так сказать проблема ''дедовщина''. И я соглашусь, что МЕНЕДЖЕР становиться ИНЖЕНЕРОМ.

Грустно признавать тот факт, что эффективный менеджер не будет нужен до тех пор, пока всё не рухнет окончательно. И не кончаться запасы и ресурсы, которые растаскиваются под разными предлогами.

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Андрей Шляев пишет: не выгодно принимать на работу уже существующих управленцев, эффективных , и имеющих большой потенциал
Кстати, мой опыт работы с теми же ''Президентскими'' показывает ту же, по сути, статистику, о которой еще давно давно говорил Тарасов, отвечая на вопрос о том, что происходит с выпускниками его школы менеджеров. Большинство меняют место работы. Мы даже после нескольких лет ввели в программе отдельную тему в рамках change management''а насчет этого.
CIO, Москва
Максим Якобсон пишет: Пока в системе есть внешний источник энергии, которого хватит на любой разумный горизонт планирования (а ископаемых России хватит на десятки лет), повышение эффективности системе не нужно. И модернизация, как было верно подмечено, остаётся уделом энтузиастов, главный из которых – Д. А. Медведев.
Илья Мытин пишет: полностью согласен с Максимом Якобсоном
Ответы автора прочитал просто с удовольствием. Хотел прицепиться к его определению пресловутой модернизации, но потом передумал: автор сам признаётся в нелюбви к термину. Но г-н Якобсон принудил [пишу с дружеской иронией] поделиться своими мыслями. Автор в своём определении медернизации неожиданно для всех описал парадокс: никто не понимает что такое, в частности, модернизация и что нужно стране. Основная проблема, на мой взгляд, заключается в отсутствии именно этого понимания, а точнее - объяснения, что же хочет Президент? Модернизация, чтоб догнать? Увы, не получиться. Чтоб не отстать? От кого конкретно и в чём? В добыче нефти мы вторые в мире. На мой взгляд, именно это следует уточнить. Модернизация должна обеспечить проживание на территории России 200 млн человек. Точка. Ну или запятая :D и далее коррекция этого определения, не настаиваю...
Преподаватель, Москва
Максим Якобсон пишет: И модернизация, как было верно подмечено, остаётся уделом энтузиастов, главный из которых – Д. А. Медведев.
Так ДАМ - удел или энтузиаст? :D
Коммерческий директор, Москва
Статья очень нужная и глубокая. Обозначающая проблему... Помните знаменитое советское оскорбление ''Ах ты самый умный что ли?''. Заметьте - ОСКОРБЛЕНИЕ! И планомерное изживание умных, инициативных (''а тебе больше всех надо, да?''), предприимчивых из всех сфер жизни советских людей. Идеология - вбиваемая в головы десятками лет! А теперь руководство страны удивляется, что нет грамотных управленцев... Так их нужно растить со школьной скамьи! А что у нас в школах? Учитель математики (не обобщаю, но такие персонажи встречаются часто) знает три варианта доказательства теоремы Пифагора. И вдруг на контрольной ее ученик доказал эту теорему пятью способами. Что сделает учитель? Похвалит? Хорошо, если так. На практике - затаит обиду и отыграется при первом же удобном случае. И со школы отобьет в умном ученике желание проявлять активность и инициативу. Кто виноват? И что делать? И получается, что никуда мы не ушли от вопросов, задаваемых в русской литературе девятнадцатого века.
Грустно признавать тот факт, что эффективный менеджер не будет нужен до тех пор, пока всё не рухнет окончательно. И не кончаться запасы и ресурсы, которые растаскиваются под разными предлогами.
Согласна на 100%! А эффективные менеджеры за это время сами создадут свой собственный бизнес ;)
Преподаватель, Москва
Илья Мытин пишет: не всякий гуру рискнет говорить вещи, неугодные системе..
На всякую гуру найдется соответствующая системная карма :D
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Цифры и факты
Партия отреклась от Мугабе

Персона дня: престарелый диктатор Роберт Мугабе теряет последние точки опоры.

ЕС готовится к хаосу после Brexit

Тренд дня: ЕС готовится к наихудшему сценарию выхода Британии.

Кудрин: расходы на чиновников надо сократить на 1/3

Цифра дня: Расходы бюджета на госаппарат должны снизиться на треть, предложил Кудрин.

Вертолет столкнулся с самолетом в Великобритании

ЧП дня: в авиакатастрофе погибло множество людей.