Бизнес-разведка с газетой в руке

bookpictdor.jpgАлександр Доронин «Бизнес-разведка» (пятое издание), - М.: «Ось-89», 2010

Предлагаемое пособие содержит материал, в котором обобщен и систематизирован многолетний опыт автора в области обеспечения безопасности хозяйствующих субъектов.

Пятое издание значительно переработано. Более детально рассмотрены проблемы теории и практики разведывательной информации, организации подразделений экономической разведки и контрразведки хозяйствующего субъекта, проведения информационно-поисковой, информационно-аналитической и кадровой работы.

Кроме того, включены новые материалы, рассматривающие различные аспекты разведывательной и контрразведывательной деятельности в экономической сфере. Приведены сравнительные характеристики и основные параметры отечественных и зарубежных разработок специального программного обеспечения. Даны конкретные примеры применения рассмотренных методик информационно-поисковой и информационно-аналитической работы, приведены документы, созданные с помощью рассмотренных методов сбора и анализа информации.

Книга содержит обширнейший (более 550 наименований) библиографический перечень источников.

Глава 10. Информационно-аналитическая работа: обработка материалов средств массовой информации.

Вместо эпиграфа:
Управлением ФСБ по Энской области по результатам анализа школьных
сочинений учеников 7-х классов школы № 51 на тему «Как я провел лето»:
обнаружены три тайника с оружием и взрывчаткой; задержана крупная партия
наркотиков; а также раскрыто шесть заказных убийств.

Открытая печать традиционно является самым емким и наиболее используемым каналом получения информации.

Этот факт в своих произведениях отмечал еще В.И.Ленин, крупнейший авторитет царской России в области организации подпольной информационной работы: «Легальный материал особенно важен... Не будет преувеличением сказать, что по одному легальному материалу можно еще кое-как написать профессиональную брошюру, а по одному нелегальному – невозможно. Собирая нелегальный материал... невозможно и приобрести таких знаний ... какие в массе рассеяны в мелких газетных корреспонденциях и в специальных промышленных, санитарных, земских и пр. изданиях».

Ко всему прочему использование открытых источников позволяет значительно снизить репутационные и имиджевые риски, связанные с ведением разведывательной деятельности.

Оперативная работа без сомнения до сих пор продолжает оставаться важнейшим элементом форм и методов, используемых государственными и частными спецслужбами, но этот факт никак не приуменьшает значения и возможностей использования открытых источников. Поэтому, если угроза разоблачения проводимых разведмероприятий довольно высока, и может привести к серьезным не желательным последствиям, то в разведывательной среде весьма популярным становится тезис о том, что «там, где имеется возможность добывать необходимую информацию из открытых источников, не следует идти на риск по пустякам».

Примером таких серьезных последствий может служить случай с американским разведывательным самолетом У-2, сбитым над Свердловском, данное чрезвычайное происшествие сделало невозможной уже намеченную встречу советских и американских руководителей на высшем уровне.

Для более глубокого понимания всех подводных течений этой проблемы стоит отметить и существенные отличия, имевшиеся во взглядах на работу с открытыми источниками в нашей стране и на Западе.

Так по оценке бывшего сотрудника ПГУ КГБ СССР Михаила Любимова, советская разведка с момента своего создания делала упор на добывание секретной, желательно документальной информации. В тот период не было особых трудностей в вербовочной работе, так как коммунисты, а затем и антифашисты по всему миру сами предлагали свои услуги советским разведорганам на идеологической основе. Поэтому уже с двадцатых-тридцатых годов западные страны были буквально нашпигованы ценной и особо ценной агентурой советских спецслужб, а на стол руководства СССР ложились оригиналы отчетов западных правительств, планы военных органов и разведок, расшифрованные телеграммы секретных ведомств. В связи с этим отношение к источникам открытой информации, особенно, к газетам, у руководства страны было весьма сдержанным, да и свободных временных и кадровых ресурсов на обработку прессы попросту не хватало.

Это, конечно, не означает, что советская разведка совсем пренебрегала обобщенными информационными докладами, но, качество их, к сожалению, иногда оставляло желать лучшего.

Опыт США был иным. Американские спецслужбы не располагали обширными возможностями для добычи агентурной информации на территории СССР, а жесткий контрразведывательный режим не позволял им качественно решить эту задачу в приемлемые сроки. Поэтому появившееся в 1947 году ЦРУ, и в отличие от КГБ сделало акцент на сбор и обобщение открытой информации из различных источников.

Посольство США в Москве не только выписывало практически все центральные и региональные газеты СССР, и поручало американским туристам скупать все доступные малотиражные издания, на которые отсутствовала подписка. Собранные информационные массивы обрабатывались на первых серийных компьютерах (в СССР такая практика стала распространяться только в начале 1970-х годов), что значительно облегчало составление и сопоставление информационных сообщений всех видов.

В американских учебных пособиях неоднократно подчеркивалось, что разведывательная работа, базирующаяся на открытых источниках, может привести к важным результатам, которые в некоторых случаях будут значительно превосходить данные, полученные оперативным путем, а также давать возможность делать далеко идущие выводы и прогнозы.

Для сбора данных сведений рекомендовалось использовать широкий перечень источников: местную и центральную прессу, радио– и телевизионные передачи, открытые издания вооруженных сил, ежегодники различных научных учреждений, журналы и рефераты, диссертации и публикации, которые, хотя и не являются секретными, выпускаются в ограниченном количестве и распространяются среди определенного круга специалистов.

Используя эти методики аналитики американских спецслужб по небольшим статьям в газетах из «закрытых зон» вычисляли расположенные там военные объекты и делали выводы о сложившейся в тех местах социально-политической ситуации.

В качестве примера можно привести работы американского публициста Генри Ренсома, где он обстоятельно исследует возможности, которые предоставляет разведывательным органам обработка научно-технической информации, появлявшейся в советской прессе.

«Например, в газете появляется информация о том, что где-то на территории с незначительным населением строится новая железнодорожная линия. Это наталкивает разведку на то, чтобы она начала собирать информацию о данной местности с целью определения, нет ли вблизи конечной точки железнодорожной линии аэродромов, металлургических заводов или урановых разработок».

Подобные факты, делает вывод Ренсом, «могут играть такую же важную роль для нашего планирования в военной и внешнеполитической областях, как, например, показ нового бомбардировщика с большим радиусом действия на московском военном параде».
(Вайда П. Опасный враг. Пер. с венг./Перевод Г.Лейбутина. – М.: Правда, 1988. – 368 с.)

Сведения, которые можно получить, занимаясь обработкой открытых источников, американская разведка условно разделяет на три основные группы.

Первая группа – информация общего характера (политическая, экономическая и военная) об интересующей стране, которая необходима для оценки ее военно-экономического и морально-политического потенциала. Такая информация служит основой при выработке прогнозов на длительный период для принятия решений органами политического и военного руководства.

Вторая группа – специальная информация, относящаяся к конкретным областям – достижениям в экономике, науке, технике или военном деле. Такие сведения, как правило, являются частью общего стратегического планирования и в то же время нужны для достаточно узкого круга специалистов.

Третья группа, для которой открытые источники всегда были очень важны, это – информация о персоналиях. Разведку интересуют не только партийные, государственные и военные руководители, ученые и выдающиеся личности, им потребны сведения и на «людей рангом поменьше».

В связи с бурным развитием научно технического прогресса объем информации по политике и экономике, науке и технике, попадающий в открытый доступ неизбежно растет. Авторы таких статей не разглашают никаких тайн, не нарушают соглашений о соблюдении секретности, их информация не содержит данных, разглашение которых угрожало бы кому бы то ни было. И все же после сопоставления систематизированных сведений специа­лист может получить полную картину положения дел в какой-то научной области, и даже спрогнозировать тенденции развития.

Так, например, в начале 1950-х годов американская раведка в результате тщательного изучения материалов о внешней торговле Советского Союза алюминием подготовила официальный доклад о том, когда в СССР произойдет переход к широкому использованию ракетной техники и одновременно с этим к относительному сокращению производства военных самолетов.

В середине 1960-х годов американская разведка кропотливо анализировала советские (в первую очередь московские) издания, с тем, чтобы выяснить, какая исследовательская работа ведется в Советском Союзе в области фунгицидов.

Примерно в тоже время ЦРУ, изучая центральную и местную советскую печать, в течение двух лет проводило исследование по оценке системы гражданской обороны СССР.

В области получения научной информации и ее систематизации американские спецслужбы активно сотрудничали с другими странами и частными корпорациями. Так издательство «Мак Гроу Хилл», имевшее давние связи с ЦРУ, получило из госбюджета США несколько миллионов долларов за изготовление на основе советских открытых изданий карты размещения научных учреждений в СССР с кратким описанием деятельности их сотрудников.
(Вайда П. Опасный враг. Пер. с венг./Перевод Г.Лейбутина. – М.: Правда, 1988. – 368 с.)

Все это актуально и сегодня, когда, по мнению бывшего директора ЦРУ США Р.Хилленкеттера, «80% разведывательной информации получается из таких обычных источников, как иностранные книги, журналы, научные и технические обзоры, фотографии, данные коммерческого анализа, газеты, радиопередачи, а также из общих сведений, полученных от лиц, имеющих представление о делах за границей».

Так, например, проведенный ФБР анализ дешифрованных радиограмм советского разведчика Рудольфа Абеля показал, что основную канву для своих политических и экономических сообщений в московский центр (информация об атомной бомбе – тема для отдельного разговора) он черпал из публикаций «Нью-Йорк таймс» и «Сайентифик Америкэн», дополняя отдельные неясные места агентурной информацией.

В связи с этим Шерман Кент, американский историк, работавший в Центральном разведывательном управлении США, сделав поправку на открытость американского общества, поднимает планку еще выше, до 95%. Чтобы доказать свою точку зрения, Кент предложил пяти профессорам Йельского университета подготовить отчет о состоянии вооруженных сил США, численности боевых частей и соединений не ниже уровня дивизии, мощи военно-морского флота и боевой авиации (с описаниями кораблей и самолетов), разрешив пользоваться при этом только открытыми источниками информации. Работа продолжалась около трех месяцев. В итоге ученые представили Кенту несколько сотен страниц данных, сопроводив их 30‑страничной обобщающей справкой. Оценка Кента была следующая: на 90% отчет ученых соответствовал истинному положению вещей. По иронии судьбы ЦРУ незамедлительно засекретило результаты проведенной работы, получившей название «Йельского отчета».

В качестве подтверждения этого тезиса сошлюсь на данные источниковой базы отчета ЦРУ SOV C87 – 10043 «Вычислительная техника на предприятиях народного хозяйства СССР» (Enterprise-Level Computing in Soviet Economy), выпущенного в августе 1987 года: «при работе над отчетом использовалось 347 открытых источников, в том числе 295 – советских (85%)».

Ниже приводится статистика цитирования по газетам (см. график 1).

Dor1.JPG

Служба безопасности предприятия также может получать из средств массовой информации сведения по очень широкому кругу вопросов, необходимо только грамотно организовать поиск.

Качественная работа профессиональных журналистов по духу во многом близка к работе спецслужб, и это можно и нужно максимально использовать. Журналиста, который постоянно пишет о каких-то однотипных проблемах, вполне можно рассматривать как эксперта в той или иной области. Кроме того, пресса дает представление о ситуации не просто на цифрах, а на понятном языке, пусть даже на уровне слухов, сплетен и ощущений, что позволяет связывать сухие факты и цифры в целостную картину состояния рынка.

Материалы СМИ позволяют сопоставлять, уточнять и снабжать новыми подробностями данные, полученные оперативным путем, а также давать новые направления для текущей и перспективной информационно-поисковой работы.

В одной из своих работ, упоминавшийся выше Ш. Кент, пишет об этом следующее: «Сотрудники нелегальной разведки не будут знать, что нужно искать, если не используют в значительной мере те данные, которые сотрудники этой или другой, резидентуры собрали из открытых источников. Выявление объектов разведки, сообщение о них начинается на основе разведывательной деятельности, протекающей открыто и свободно».

Этот постулат хорошо иллюстрируется следующими примерами.

В середине 1960-х годов, просматривая и сопоставляя материалы годичных подшивок профильных советских журналов, американская разведка предположила, что советские ученые активно изучают влияние коротких радиоволн па организм человека и животных. Сразу же после этого в оперативное управление ЦРУ поступило задание агентурным путем подтвердить или опровергнуть эти выводы.
(Вайда П. Опасный враг. Пер. с венг./Перевод Г.Лейбутина. – М.: Правда, 1988. – 368 с.)

Или события конца 1980-х годов, когда по словам известного американского советолога из Вирджинского университета П.Стивена, тщательное исследование советских СМИ периода горбачевской перестройки позволило правительственным структурам США «по-новому оценить работу бывших граждан СССР и стран Восточной Европы, от которых мы раньше зависели в получении информации из первых рук, но чье личное пристрастие иногда сказывалось на достоверности их сведений».

Хотя бывает и наоборот, когда информация, полученная оперативным путем, подтверждается из открытых источников.

В июле 2004 года хорватский еженедельник «Национал», назвал имена четырех британских дипломатов, которые якобы являлись кадровыми сотрудниками британских спецслужб. Еженедельник так же утверждал, что премьер-министр Иво Сарандер разрешил англичанам под предлогом скорейшей поимки военного преступника генерала Готовины проведение ряда разведывательных операций на территории Хорватии с использованием ее граждан. Статья раскрывала целый антигосударственный заговор – MI6, используя предоставленные возможности, не только создало в Хорватии разветвленную агентурную сеть, но и проводило различные оперативно-технические мероприятия в отношении ее граждан, среди которых были и видные политики.

Новые подробности скандал приобрел в августе того же года, когда обнаружилось, что на сайте НАТО расшифрованные хорватским еженедельником британцы значатся в качестве сотрудников разведки. Представители британских разведорганов сразу же заявили, что ошибка НАТО создала значительную угрозу жизни сотрудников спецслужб, работающих под прикрытием. Это был, пожалуй, первый случай, когда принадлежность к разведке была официально подтверждена.
(Бороган И., Солдатов А. Как спецслужбы подставляют журналистов. «Московские новости» № 7 за 2005 год.)

2. Методология работы с открытыми источниками информации

При планировании работы по аналитической обработке прессы прежде всего надо определиться с ее целью, затем выяснить информационные потребности потребителей информации (в том числе и самой СБ) и только после этого приступать к подбору источни­ков информации.

Совершенно очевидно, что для превращения опосредованной информации в проблемно-ориентированный информационный массив нужно использовать целенаправленный подход по активному восприятию постоянно поступающих информационных потоков. В отличие от широко распространенного мнения, совсем необязательно 24 часа в сутки проводить за чтением печатной продукции. Для этого вполне достаточно выделить полчаса своего рабочего времени. Самое важное в этой работе – правильно подобрать источники информации, обработать их с использованием принципа «ключевых слов» и, наконец, грамотно организовать сортировку, классификацию и хранение уже отобранной информации.

Очень часто данные в различных источниках многократно дублируют друг друга. Поэтому простое количественное увеличение обрабатываемых источников приводит только к перегрузке аналитика без видимых результатов улучшения качества его работы. Ситуация с избытком информационного шума в обрабатываемых информационных массивах намного более опасна, чем информационный голод. Так, например, специализированные организации для создания ежедневной сводки объемом в одну страницу с оценочным суждением по одной проблеме обрабатывают информационный массив объемом примерно в семь млн. слов.

Работая с конкретной публикацией, необходимо из всех проблем, отраженных в ней, выбрать только то, что отвечает вашим информационным потребностям, и в дальнейшем обращать внимание только на это.

Для качественного анализа пригодности того или иного периодического издания достаточно взять несколько его номеров за определенный период, например за неделю, и составить по рубрикам список всех опубликованных там статей. Работа это довольно скучная и нудная, но зато с течением времени она себя окупит с лихвой. Это приводит к тому, что из всего широкого спектра, имеющегося на рынке средств массовой информации, выбирается именно тот его сегмент, который наиболее полно совпадает с вашими информационными потребностями.

Так, например, в период холодной войны для американской военной разведки наибольший интерес представляли 11 наиболее крупных советских военных журналов и газет, включая «Коммунист Вооруженных Сил», «Военно-исторический журнал», «Военный вестник». Кроме того, для детализации отдельных вопросов советского военного строительства аналитики РУМО внимательно изучали значительное число менее известных и более специализированных периодических изданий.

Кстати, необходимо отметить то, что с течением времени приоритеты в исследовании СМИ могут заметно измениться.

Так, в конце 80-х годов важнейшими источниками информации для американцев по военно-политическим проблемам были газеты «Красная звезда», на которую приходится 75% всех ссылок, и «Правда» (16%) (см. график 2)

Dor2.JPG

В начале 90-х годов интерес к российским открытым источникам (в частности, газетам) стал более диверсифицированным. Так, в работах американских аналитиков на военно-политическую тематику в 1993 году наиболее часто цитируемыми российскими газе­тами стали издания, указанные в графике 3.

Dor3.JPG

В плане практического применения к обсуждению можно предложить два принципиально отличающихся, но, тем не менее, в равной мере имеющих право на жизнь организационных подхода к первичной обработке материалов СМИ.

2.1. Использование собственных возможностей по обработке СМИ

Все материалы СМИ, поступающие на хозяйствующий субъект, могут обрабатываться ответственным за это лицом и согласно разработанному классификатору соответствующим образом сортироваться и храниться, в том числе и СМИ, поступающие в электронном виде.

При невозможности выделения отдельной штатной единицы для работы с прессой сотрудники СБ должны начинать свой рабочий день с ее изучения.

За каждым из них закрепляется по две-три центральных и местных газеты, и на утренней оперативке у руководства помимо постановки задания на день каждый сотрудник должен делать краткий обзор наиболее интересных публикаций прессы в своей зоне ответственности. В процессе этой своеобразной «политинформации» происходит обмен мнениями, и расставляются акценты. На данных мероприятиях каждый оперативник выстраивает для себя приблизительную модель вопросов разведывательного плана, которые он должен будет отработать «в поле».

В течение дня на встречах с источниками, в полуофициальных или неофициальных беседах эта информация уточняется и перепроверяется, приобретая необходимую надежность.

Как уже говорилось ранее, материалы СМИ в обязательном порядке должны накапливаться в электронном виде. Районные и многотиражные газеты, как правило, не имеющие электронных версий, придется сканировать. Центральные и областные, имеющие собственные сайты, можно бесплатно скачивать из Интернета или за относительно невысокую плату приобретать в редакции издания (сегодня при газетах, службах новостей очень часто имеются подразделения, где можно получить досье на фирмы или людей именно по совокупности событий, публикаций о них).

Хранение материалов в электронном виде имеет некоторые нюансы. Их можно заносить в базу данных интегрированного банка данных, но это в связи с трудоемкостью и значительными временными затратами актуально только для особо значимых событий. В основном для работы с объемными неструктурированными информационными массивами применяются программы полнотекстового поиска. Более подробно анализ этого программного обеспечения дан в приложении 1 к этой главе.

Программы данного класса широко используются аналитическими подразделениями при работе с большими объемами текстовой и иной информации (ленты электронных новостей, архивы прессы, статей, рефератов, отчетов).

От себя лично в качестве хорошо зарекомендовавшего себя средства хочу порекомендовать разработку НПК «Кронос-Информ» «CROS».

Демо-версию программы «CROS» и СУБД «Cronos Plus» можно найти на сайте НПК «Кронос-Информ»

2.2. Использование сторонних возможностей по обработке СМИ

Информация может закупаться на стороне, чем должны заниматься специально выделенные люди. Иногда бывает так, что функции первичной обработки материалов СМИ дешевле передать сторонним лицам, нежели проводить ее силами собственных сотрудников. В первичной обработке прессы значительную помощь могут оказать работники библиотек, которые очень дешево и достаточно профессионально выполнят мониторинг требуемых изданий, в том числе и иностранных.

В недалеком прошлом дайджесты прессы в основном готовили надомники. Это значительно снижало нагрузку на оперативный состав, разгружая его от монотонной и малоквалифицированной работы.

Режим конспирации для того, чтобы исполнители не имели понятия, что именно, для кого и зачем они делают, обеспечивался весьма просто. В газету давалось объявление о надомной работе, связанной с обработкой корреспонденции. Диспетчеры на телефоне принимали заявки от желающих, встречались с ними, оценивая их профпригодность. Для закрепления интереса к работе новому работнику выплачивался аванс. С ним заключался договор о временной работе на месяц с возможностью его дальнейшего продления. В финансовом плане это было достаточно экономично, так как если исчезала необходимость в обработке некоторых изданий, то никаких единовременных выплат по сокращению не производилось.

Бывают, конечно, и такие моменты, когда разведчик, работающий над открытыми источниками, может пере­усердствовать и разоблачить себя сам.

Зачем при обработке открытых источников нужна конспирация, хорошо показывает следующий случай. Так, некий американский «дипломат», выдававший себя за физика, мирно работал в одной московской публичной библиотеке, где привлек к себе внимание органов госбезопасности тем, что за короткое время заказал и просмотрел фантастическое количество книг из самых различных областей науки...
(Вайда П. Опасный враг. Пер. с венг./Перевод Г.Лейбутина. – М.: Правда, 1988. – 368 с.)

Доставка материалов по обработчикам осуществлялась курьером, до которого диспетчером доводилось задание: взять газеты, разнести по адресам, разъяснить, что надо сделать, и через некоторое время вернуть готовые материалы диспетчеру.

Каждый диспетчер работал только с одним обработчиком и одним курьером. Уровень конспирации при данной форме организации работы был очень велик, так как даже при большом желании вряд ли кто сможет размотать всю причинно-следственную цепочку.

В настоящее время таким способом удобно и выгодно обрабатывать местную прессу, не представленную в электронном виде.

2.3. Аналитическая обработка

По своей направленности печатные материалы можно разделить на следующие категории: обзорные статьи, статьи дискредитирующего плана, заказные рекламные статьи и статьи, разглашающие коммерческую тайну.

Методология обработки печатных изданий выделяет следующие категории данных: базовая информация (для дальнейшей аналитической обработки); текущая информация о фактах; субъективно-оценочные категории, содержащие оценки и предупреждения.

Естественно, что огульно принимать на веру все, что сообщается в прессе, было бы весьма опрометчиво. Весьма распространенной ошибкой в журналистской среде является искажение информации, возникающее по вине самого журналиста как результат неправильного истолкования или обобщения имеющихся у него в распоряжении сведений.

Для подтверждения этого тезиса достаточно провести простейший эксперимент: прочтите статью по теме, которую вы знаете досконально. Вряд ли вы не обнаружите в ней несколько ошибок. Из этого стоит сделать вывод о том, что то же самое может происходить и с другими материалами СМИ.

Причину этого долго искать не надо. Так, например, по данным Ч.Ханта и В.Зартарьяна, только 4% французских журналистов, допускаемых в Центр информации журналистов, профессионально владеют экономической и финансовой проблематикой, в то время как этим вопросам посвящено более 20% размещенного в прессе материала.

В России широкое хождение имеет шутка о том, что основная масса отечественных журналистов профессионально разбираются только в сексе. Ну а на закуску весьма пикантный факт – самым известным российским «независимым военным экспертом» в СМИ является бывший специалист по кольчатым червям.

В качестве примера порождения огромного числа «мифических фактов» можно привести современную публицистику, где не выявленная дезинформация начинает «гулять» из статьи в статью, из монографии в монографию, но теперь уже в качестве «доказанного» положения: «Многие авторы статей о Бермудском треугольнике не проводили самостоятельных исследований, пересказывали старые статьи, таким образом увековечивая содержащиеся в них ошибки и выдумки... Это искусственно сфабрикованная мистификация, она возникла в результате небрежно проведенного исследования, а затем доработана и увековечена авторами, которые с умыслом или без умысла использовали неверные теории, ошибочную аргументацию... Эту легенду повторяли такое бесчисленное число раз, что в конце концов ее стали воспринимать как нечто достоверное».
(Лоуренс Д. Куше. Бермудский треугольник: мифы и реальность. – М.: Прогресс, 1978.)

Недостоверность публикуемых сведений может проистекать и из желания журналиста прославиться любыми способами, в том числе и за счет «сенсационных» публикации не имеющих никакого отношения к реальности.

Так, 29 сентября 1980 года в The Washington Post появилась заметка «Мир Джимми», которая привела в ужас многих американцев. В статье репортер Джанет Кук рассказывала о страшной судьбе 8-летнего мальчика Джимми, жителя одного из самых бедных кварталов Вашингтона. По словам журналиста, сожитель матери Джимми пристрастил ребенка к героину. А сам Джимми утверждал, что, когда вырастет, станет наркодилером.

Городские власти и правозащитники потребовали от Кук назвать место жительства ребенка, что бы ему помочь, но та не согласилась на это, мотивируя тем, что наркодилеры просто убьют карапуза.

13 апреля 1981 года. Джанет Кук присудили Пулитцеровскую премию. После награждения в The Post решили подготовить большую статью об истории жизни лауреата. Однако выяснилось, что сведения представленные в резюме журналистки, были откровенной ложью. Джанет никогда не училась ни в колледже Вассара, ни в Сорбонне. А когда выяснилось, что она не говорит по-французски (в резюме она писала, что владеет 4 иностранными языками), редакторы потребовали доказать, что герой ее нашумевшего рассказа Джимми существует. Тут-то Джанет и созналась в своем обмане. Пулитцеровская премия была аннулирована, а Кук уволена.

В 1982 году появившись в шоу Фила Донахью Джанет Кук заявила, что ее ложь была следствием давления редакторов The Washington Post. После «уотергейтского дела» газета стала суперпопулярной, и от журналистов постоянно требовали сенсаций.
(Иваницкий А. История одного надувательства // Газета // 15.05.2003 г.)

Летом 2003 года в журналистском мире разразился очередной грандиозный скандал, в результате которого в отставку были вынуждены уйти исполнительный редактор New York Times Хауэлл Рэйнс и его управляющий редактор Джеральд Бойд.

Причиной их ухода стало разоблачение фальсификаций штатного сотрудника Times Джейсона Блэра, специализировавшегося на репортажах из «горячих точек». Блэра поймали на том, что все свои «эксклюзивы» он писал из собственной квартиры в Нью-Йорке. Издание на четырех страницах опубликовало разоблачительное признание, где назвало «творчество» журналиста «самым прискорбным эпизодом в 152-летней истории газеты».

В результате внутреннего расследования, выяснилось, что Блэр давал репортажи с мест, где он ни разу в жизни не был, ссылался на информированные источники, которых, никогда не существовало, приводил высказывания людей, которые в последствии не могли вспомнить о его визите. Порою, журналист списывал целые абзацы из других публикаций, не ссылаясь на первоисточник. Некоторые из сфальсифицированных материалов, например сенсационная история разоблачения двух вашингтонских снайперов – были опубликованы на первой странице газеты и немедленно подхвачены другими средствами массовой информации, без какой-либо проверки.

Как и в вышеописанном случае, то, что Блэр так долго морочил всем голову, зависело, не только от его изворотливости, но и от небрежности и жажды сенсаций у его начальства.
(Вефинг Г. Талантливый мистер Блэр. «Инопресса»
12 мая 2003 г.

Wefing H. Der talentierte Mr. Blair // Frankfurter Allgemeine Zeitung //, 12.05.2003, Nr. 109)

Однако урок не пошел в прок, в январе 2004 года заявление об увольнении написала главный редактор USA Today Карен Юргенсен. Причина все та же – фальсификация репортажей, искажение фактов, ссылка на несуществующие источники и плагиат в материалах одного из самых известных журналистов газеты.

Выяснилось, что один из самых популярных репортеров издания Джек Келли, сделавший свое имя на эксклюзивных репортажах из «горячих точек», и благодаря которым 5 раз выдвигался на Пулитцеровскую премию, тривиальный лжец.

Руководство газеты, спешно создало комиссию по расследованию, которая изучив 720 материалов Келли, сделала неутешительный вывод: в десятках репортажей были нарушены «законы журналистской этики», а восемь материалов репортер просто придумал.

Члены комиссии встретились с десятками людей, на которых Келли ссылался в материалах, и даже съездили по следам его «репортажей» в Израиль, Иорданию и на Кубу.

Было документально установлено: Келли никогда не был в тайном убежище египетских террористов; не брал интервью у пакистанского студента, собиравшегося совершить теракт в чикагском небоскребе; не встречался с дочерью иракского генерала, служившего Саддаму; не видел, как палестинский смертник вошел в кафе и взорвал на себе пояс шахида; не бывал на базе террористов на афгано-пакистанской границе; не участвовал в операции по поимке бен Ладена. И уж точно не мог знать «трагическую историю» о том, как кубинские беженцы тонули у берегов Майами. Именно последняя история его и подвела. Выяснилось, что упомянутая в материале женщина преспокойно живет в США уже много лет.
(Шестернина Е. Главный редактор USA Today стала жертвой журналиста-фантазера. «Известия» 21.04.2004 г.)

Читая статью, необходимо проанализировать не только излагаемые в ней факты, но и понять и прочувствовать личное отношение автора к излагаемой проблеме.

Во многом этому помогает приблизительное знание принадлежности средств массовой информации конкретным финансово-промышленным группировкам, хотя ангажированная линия может проводиться достаточно тонко. Средства массовой информации всегда выражают интересы своих хозяев. Это аксиома и для нас, и для Запада. Но если западники вмешиваются в политику СМИ только в наиболее драматичные моменты, например во время войн и выборов, то у нас пресса контролируется даже по мелочам. Никогда не стоит преувеличивать «независимость» журналистов – то, что СМИ подстраиваются под «хозяина», известно всем. Материал, написанный журналистом и подвергнувшийся редакторской правке, может сильно отличаться от первоначального варианта. Но это не повод для отказа от информационной работы, когда много СМИ, много хозяев, то много и разных политических мнений.

Сложнее с государственными средствами массовой информации, так, например, рупор российского официоза новостная программа РТР «Вести» регулярно выдает в эфир антиправительственные «косухи» (заказные материалы).

Сравнительный анализ информации из различных источников может привести к любопытным выводам. В этом плане весьма интересен следующий пассаж А.Даллеса из его книги «Искусство разведки»: «Любопытно, например, сравнить опубликованный в советской печати официальный текст выступления Хрущева с тем, что он сказал в действительности. Его ставшая знаменитой реплика, брошенная западным дипломатам на приеме в польском посольстве в Москве 18 ноября 1956 г., «Мы вас похороним», не была доподлинно процитирована в отчетах советской прессы, хотя многие ее слышали».

Из чего Даллес делает следующие выводы: «По-видимому, правительственная печать имеет право подвергать высказывания премьера Хрущева цензуре, вероятно, с его санкции. Позднее, когда до Хрущева дошел смысл сказанного им тогда, он дал своим словам пространное и смягчающее толкование. Следовательно, знать, как и почему содержание какой-либо истории искажается, зачастую так же интересно, как и ее фактическое содержание. Нередко случается, что существует одна версия для «внутреннего потребления», вторая – для других стран коммунистического блока и третья – для зарубежных стран. Бывают случаи, когда «сказки», которые коммунистические режимы рассказывают собственным народам, свидетельствуют о появлении у них новых слабых мест и возникновении новых опасностей».

Журналистика и вопросы экономической разведки и контрразведки, конкуренции, формирования имиджа, престижа и рейтинговых оценок чрезвычайно тесно связаны, на профессиональном жаргоне все это называется «активные мероприятия».

Конечно, очень многое в прессу не попадает или попадает в искаженном виде, также имеется вероятность сознательного дезинформирования в ходе ведущейся оперативной игры. Кстати, одной из самых эффективных методик дезинформирования является «белый шум». Эта методика состоит в том, что выдается огромное количество новостей, которое просто не поддается сортировке.

Также существуют методики по созданию и продвижению в массовое сознание специального информационного повода, отвлекающего внимание от действительно стоящей (или компрометирующей) информации. На оперативном жаргоне это называется «отвлечение внимания на негодный объект».

Так, например, самым известным примером применения этой методики является «историческая» фраза Чубайса о том, что рыночная стоимость «ваучера» – две автомашины «Волга», то есть для массового сознания чековая приватизация должна была ассоциироваться с приличной по тем временам суммой. Что было дальше? Где они, две «Волги»? Имена владельцев заводов, газет, пароходов, я думаю, вам хорошо известны.

В дальнейшем теме «активных мероприятий» и технологиям дезинформации будет посвящена отдельная глава, а пока мы продолжим наш разговор об аналитической обработке материалов СМИ.

Прежде всего при анализе информационных материалов внимание должно концентрироваться на следующих ключевых моментах:

– количество позитивных и негативных по отношению к хозяйствующему субъекту публикаций (контент-анализ); круг их авторов, а по возможности и заказчиков; степень монополизации данной темы;

– имеющиеся взаимосвязи между рекламными объявлениями конкурентов и заказными статьями в отношении того или иного хозяйствующего субъекта; наличие в изучаемых материалах сбалансированной оценки происходящего.

Таким образом, анализ собранного информационного массива позволяет установить характер взаимосвязей между следующими основными элементами:

– содержание и направленность сообщения;

– источник сообщения; личность журналиста, его связи и контакты в деловых и политических кругах.

Возвращаясь к методике оценки достоверности и верификации информации, получаемой из СМИ, следует заметить, что в ряде случаев бывает достаточно смыслового совпадения данных из объективно независимых источников. Как уже отмечалось выше, «неза­висимость» источников оценивается по просачивающейся информации о принадлежности органа массовой информации к конкретной финансово-промышленной группе или коммерческому банку. Если информация подтверждается источниками, принадлежащими различным конкурирующим финансово-промышленным груп­пировкам, то велика вероятность ее достоверности.

А теперь более подробно поговорим о применении технологии контент-анализа.

В специальной литературе дается различное толкование этого термина: статистическая семантика; техника для объективного количественного анализа содержания коммуникации; техника для получения выводов при помощи объективного и систематического установления характеристик сообщений.

Если же говорить простым языком, то контент-анализ – содержательный анализ на основе формализованных методик. Он состоит в выделении в тексте некоторых ключевых понятий или иных смысловых единиц и в последующем подсчете частоты употребления этих единиц, соотношения различных элементов текста друг с другом, а также с общим объемом информации. Так, анализ содержания проводится не интуитивно, не на «глазок», а с помощью методик, обеспечивающих получение достоверного и объективного результата.

В этом случае объективность контент-анализа определяется тем, что каждый шаг может быть произведен только на основе явно сформулированных правил и процедур. Поэтому в качестве верификации (проверки) необходимо повторение того же результата другим исследователем на том же материале. В гуманитарных науках достаточно сложно прийти к единому мнению, мы можем опросить 50 экспертов, и они дадут нам 50 различных результатов. В отличие от этого контент-анализ является довольно точной исследовательской техникой.

Для более полной характеристики метода необходимо добавить следующее. Первое: все данные статистики вербального материала используются для формулирования выводов о невербальных аспектах, например о тех или иных характеристиках адресата и адресанта. Поэтому текстовой материал здесь представляется промежуточным объектом. Нас интересует вовсе не текст. И второе: само по себе выяснение частоты употребления, например, журналистом Х такого-то слова с такой-то частотой не является контент-анализом. Контент-анализ – это всегда сопоставление двух потоков. Например, сопоставление двух газет как двух вербальных потоков. Возможно сопоставление невербального и вербального потоков: данных о рождаемости и информации о детях-героях в литературных журналах. Возможно сопоставление данного вербального потока и нормы: частоты употребления определенного слова в статьях определенного журналиста и стандартной частоты употребления этого слова в языке нашего времени.

Основные этапы контент-анализа следующие:

а) формулировка задачи, определение программы исследования;

б) определение выборки (той части текстов, которые достаточны для анализа всего массива публикаций и обеспечивают репрезентативность выборки);

в) определение единого семантического толкования ключевых понятий исследования;

г) составление кода, перечня характеристик текста, отвечающих задаче исследования (единиц анализа);

д) составление рабочего документа, кодированной карточки и инструкции кодировщику (человеку, который будет работать с текстом, фиксировать частоту употребления единиц текста);

е) составление сметы исследования;

ж) компьютерная обработка данных;

з) предъявление результатов исследования.

Контент-анализ прессы требует сравнительно больших затрат времени и средств, поэтому может использоваться и метод экспресс-анализа. В его основе лежит количественный подсчет содержательных элементов текста (факт, конфликт, аргумент, тема, обобщение), а также учет качественных характеристик публикаций (соответствие цели, информативность, актуальность, доказательность, конструктивность).

Как и при контент-анализе, эти характеристики текста кодируются, обозначаются определенной цифрой, и затем при чтении текста исследователь их фиксирует.

Контент-анализ используется в таких областях, как изучение социальных оценок тех или иных событий, анализ пропаганды, методов журналистики, изучение арсенала средств массовой коммуникации, психологические, психоаналитические исследования. Этот диапазон охватывает, по подсчетам исследователей, 60% всех работ.

Что можно подсчитывать в вербальном потоке, какие типичные исследовательские модели существуют? Можно подсчитывать:

а) частоту;

б) наличие/отсутствие каких-то тем;

в) связь между темами;

г) основные темы.

Алгоритм проведения контент-анализа.

1. Определиться с выбором смысловых единиц. Это могут быть оскорбления и угрозы, призывы и порывы благородного негодования, элементы личной позиции автора или что-то другое, т.е. все то, что необходимо выявить.

2. Составить перечень поисковых смысловых единиц, определить предметную область поиска (ПОП). ПОП – это все оперативные версии и гипотезы о соответствующих риск-факторах в деятельности предприятия.

Далее следует выявление в исследуемом тексте индикаторов – моделей оформления каждой смысловой единицы языковыми средствами. Теоретически их число может быть огромным, но с учетом тяготения людей к накатанным стереотипам в практической работе реальное число индикаторов не так уж и велико. Индикаторы вписываются рядом с каждой смысловой единицей. На этом же этапе нужно определиться с единицей счета: чем будет мерить? Обычно учитываются частота употребления смысловой единицы и такие ее количественные характеристики, как число строк, площадь газетной полосы или длительность вещания. Теперь мы имеем четкую систему правил для анализа материала.

3. Анализ может проводиться как вручную, так и с помощью компьютерных программ анализа текстовой информации. В компьютерном варианте инструментария достаточно отсканировать печатный лист, распознать отсканированное и обработать компьютерной программой анализа. На выходе вы получаете полную «картинку» материала с указанием его возможной направленности в ту или иную сторону и соответствующее обоснование – комментарии полученных выводов. Компьютерные программы хороши для обработки больших массивов информации и для отслеживания динамик и тенденции в сообщениях. Например, отдельный блок программы по мере поступления новой информации подшивает полученные выводы к общей композиции исследований данного объекта. Контент-анализ дополняется динамическими изменениями содержания информации. Специалисты выделяют в контент-анализе два направления.

1. Количественный контент-анализ в первую очередь интересуется частотой появления в тексте определенных характеристик (переменных) содержания.

2. Качественный контент-анализ позволяет делать выводы даже на основе единичного присутствия или отсутствия определенной характеристики содержания.

Различие двух подходов можно проиллюстрировать на примере работы «советологов» в 50-е годы.

Проводя количественный анализ статей газеты «Правда», западные аналитики обнаружили резкое снижение числа ссылок на Сталина. На основании этого был сделан вывод о том, что преемники Сталина стремятся дистанцироваться от него.

Качественный анализ подтвердил этот вывод тем, что в публичной речи одного из партийных деятелей КПСС, посвященной победе СССР в Великой Отечественной войне, Сталин вообще не был упомянут. Ранее такое было просто немыслимо.
(Солдатов А. Работа с открытыми источниками. Американский подход. «Версия» 05.06.2001)

Методика количественного контент-анализ более легко поддается реализации в виде специального программного обеспечения.

Следует обратить внимание на то, что когда говорят о контент-анализе текстов, то главный интерес всегда заключается не в самих характеристиках содержания, а во внеязыковой реальности, которая за ними стоит, – личных характеристиках автора текста, преследуемых им целях, характеристиках адресата текста, различных событиях общественной жизни и пр.

Однако просто частота появления того или иного слова или темы мало что говорит. Гораздо более информативны не абсолютные, а относительные частоты, которые вычисляются как отношение абсолютной частоты к длине анализируемого текста. В зависимости от того, что является переменной содержания, под длиной текста может пониматься количество слов в нем, количество предложений, абзацев и пр.

В качестве реального примера такого анализа текстов можно привести анализ президентских посланий стране, с которыми обратился Б.Клинтон в 1994 и 1995 годах. Эти послания содержат от 7000 до 10 000 слов. Были сформированы категории слов, относящихся к экономике, бюджету страны, образованию, преступности, вопросам семьи, международным делам, социальной помощи и другие. По изменению относительных частот в посланиях 1994 и 1995 годов были сделаны выводы об изменении политики государства в различных областях. То есть все эти темы нашли отражение в обоих посланиях, но в одном из них некоторым темам уделялось больше внимания, а в другом меньше. Например, в послании 1995 года больше внимания было уделено вопросам образования, семьи, но меньше внимания – преступности, международным делам, социальной помощи. Это дало основания для того, чтобы судить о приоритетах правительства США.

В приведенном выше примере было упомянуто понятие категории. В качестве категории может выступать набор слов, объединенных по определенному основанию. Можно сказать, что посредством категорий в контент-анализе представлены определенные концептуальные образования. Так, в случае с посланиями Б.Клинтона была образована категория ЭКОНОМИКА, в которую входили слова экономика, безработица, инфляция. В категорию СЕМЬЯ входили слова ребенок, семья, родители, мать, отец. Именно учет частот встречаемости категорий, а не отдельных слов, позволяет судить о внимании, уделенном в послании тем или иным вопросам.

(Солдатов А. Работа с открытыми источниками. Американский подход. «Версия» 05.06.2001)

Очевидно, что от качества составления таких категорий во многом зависит качество результатов анализа. Контент-анализ текстов с использованием категорий иногда называют концептуальным анализом. Сфера его применения довольно широка. Существует два основных типа задач, решаемых с его помощью.

Есть два или более текстов, которые необходимо сравнить в отношении нагрузки на определенные категории. Например, выяснить, какое внимание уделяют две разные газеты определенным темам. Если эти газеты рассчитаны на одну аудиторию, то существенное различие в частотах позволит судить о различиях в политике, проводимой людьми, стоящими за ними.

Вторая задача – отслеживание динамики изменения нагрузки на определенные категории. Например, выяснить частоту упоминания темы внешнего долга России в фиксированном наборе центральных газет на протяжении какого-то времени и соотнести ее с колебаниями курса доллара путем простого корреляционного анализа.

Из истории разведки известно, как по изменению в специальной литературе частоты упоминания определенных научных тем и фамилий ученых делались достоверные выводы об успехах, достигнутых в конкретных областях исследований.

Так, например, после того как в США был учрежден Консультативный комитет по урану, который стал наблюдать за ядерными исследованиями, была введена строгая цензура на все научные публикации в этой области. Последняя открытая работа американского ученого Макмиллана была напечатана в «Физикал ревью» 15 июня 1940 года.

На этот факт обратил внимание начальник научно-технической разведки СССР Леонид Романович Квасников. Вскоре этот факт подтвердил нью-йоркский резидент Г.Б.Овакимян. Предварительный вывод советской разведки был однозначен: американцы всерьез занялись созданием ядерного оружия, что впоследствии подтвердила агентурная информация.

Относительные частоты позволяют сравнивать два и более текстов, но иногда требуется сделать вывод на основе анализа лишь одного текста.

Например, имеется текст выступления депутата Думы, и требуется оценить, насколько оно агрессивно. Прежде всего для решения этой задачи должна быть составлена категория агрессивно окрашенной лексики. После этого мы можем сравнить текст выступления нашего депутата с выступлениями других и сказать, кто из них агрессивнее. Но от нас требуется не это, от нас требуется оценить степень агрессивности выступления. Очевидно, что для ответа на этот вопрос нам потребуется некоторая норма, своеобразная нулевая отметка агрессивности. Мы получим ее, если выясним относительную частоту употребления агрессивно окрашенных слов средним носителем русского языка. Помощь в этом могут оказать частотные словари. Сравнивая относительную частоту употребления агрессивно окрашенной лексики в выступлении депутата с частотой ее употребления средним носителем русского языка, мы как раз и можем сделать вывод о степени агрессивности. Но и это еще не все. Небольшие отклонения частот в большую или меньшую сторону могут быть следствием случайных колебаний. На вопрос о значимости отклонения частот позволяет ответить статистическая оценка, известная под названием z-score и вычисляемая по формуле

(N-Е)/(стандартное отклонение),

где N – количество слов данной категории, реально встретившихся в тексте, а Е – ожидаемое число вхождений слов данной категории в текст. Величина Е вычисляется путем умножения нормальной частоты категории на число слов в анализируемом тексте.

При аналитической обработке прессы применяется и так называемый метод «окон фактов». Его во время Второй мировой войны активно использовала американская разведка для изучения немецкой промышленности по открытым публикациям. Смысл метода состоит в том, чтобы из каждой конкретной публикации извлечь только несомненные факты, часто совершенно неинтересные и тривиальные. Сопоставление подобных «атомарных» фактов способно дать совершенно неожиданные новые знания.

В нашей стране еще с советских времен любят и умеют читать между строк, поэтому в качестве курьезного примера применения метода сопоставления фактов можно привести старый анекдот про землетрясение, когда средства массовой информации сообщают, что жертв и разрушений нет. А некоторое время спустя в центральной прессе под заголовком «Очевидное – невероятное» появляется статья о вернувшейся домой собаке, которая пропала во время последнего землетрясения со стадом овец и пятью пастухами.

В 1970–80-е годы этот метод был применен для анализа развития американской промышленности, в результате чего на свет появилась весьма интересная книга Дж. Нэсбитта, описывающая десять главных тенденций в развитии США того времени, которые не были видны простым глазом, но стали совершенно очевидны при обработке исходной фактуры по данной методике.

А теперь в качестве примера давайте рассмотрим следующее сообщение в прессе: «Новый директор Apple Стив Джобс заявил, что компания стала возрождаться и в 1999 год перейдет с прибылью 100 млн. долларов». Из этой фразы можно извлечь только тот несомненный факт, что в 1998 году директором Apple был некто Джобс. Далее по газетным публикациям о Джобсе можно составить описание его жизненного пути, а заодно провести анализ прибыльности возглавляемых им компаний в зависимости от его прихода и ухода.

Поскольку факты, собираемые подобным образом, имеют простую структуру, то по ним достаточно легко построить причинно-следственную цепочку, например «К» – продукт компании «А» 1997 г.», «Д» – технический директор компании «А» с 1996 по 1998 годы», следовательно, можно создать новый факт: «Д» руководил выпуском продукта «К» в компании «А»». Или при наличии факта «Н» – со­трудник компании «А» с 1995 года» можно автоматически создать факт «Н» и «Д» знакомы», имеющий определенную степень достоверности, и попробовать продлить цепочку знакомств дальше.

Системный подход (метод мозаики) к обработке прессы можно проиллюстрировать следующим примером.

Импульсом к активизации работы немецкой разведки с открытыми источниками послужил любопытный случай, по праву считающийся классическим в мировой разведывательной практике.

В 1930-е годы в Лондоне вышла книга эмигрировавшего в Англию немецкого журналиста Бертольда Якоба. В ней Якоб не только подробно рассказал об организации немецких вооруженных сил, но и охарактеризовал их высшее военное руководство, ведущих работников генерального штаба и 168 генералов.

По личному приказу Гитлера германская разведка выкрала журналиста и доставила в Берлин с целью выяснения источников утечки секретной информации и установления имен его сообщников.

Однако не тут то было. «Все, что опубликовано в моей книге, – заявил Якоб на допросе, – я почерпнул из газет. Основание для утверждения, что генерал-майор Гаазе командует 17-й дивизией, расположенной в Нюрнберге, я извлек из некролога, помещенного в местной газете. В ней говорилось, что на похоронах присутствовал генерал Гаазе, командующий 17-й дивизией. В ульмской газете среди светских новостей я нашел данные о свадьбе дочери полковника Вирова с неким Штеммерманом. В заметке упоминалось, что Виров командует 306-м полком 25-й дивизии. Майор Штеммерман был назван офицером службы связи этой дивизии. В газете сообщалось, что он приехал из Штутгарта, где расквартирована его дивизия...». На этом допрос закончился.

После того, как Гитлеру доложили, что все сведения о вермахте взяты Якобом из немецких газет – последовало указание воспользоваться этим опытом.
(Сергеев Ф.М. Тайные операции нацистской разведки, 1933-1945. – М.: Политиздат, 1991. – 415 с.)

Еще один интересный пример можно найти в книге Г.Р. Берндорфа «Шпионаж».

Накануне Первой мировой войны военную разведку Германии очень сильно интересовали данные об изменениях в итальянских береговых укреплениях. Для решения этой задачи в июле 1914 года в Милане было открыто бюро объявлений, которое выписывало практически все выходящие в Италии газеты, вплоть до самых мелких деревенских листков. Хозяйкой бюро являлась весьма эффектная дама – Анна Мари Лессер, больше известная под псевдонимом «Мадемуазель Доктор». Не тратя время на сон, она в течение нескольких суток, днем и ночью наносила на крупномасштабную карту Италии сведения из газетных объявлений военных комендатур о наборе персонала на земляные и бетонные работы. Более детально масштабы строительства оценивались по месту проведения работ агентами-маршрутниками.
(Берндорф Г.Р. Шпионаж. – М.: Советский писатель – Олимп, 1991. – 128 с.)

Сегодня горячей порой сбора различной открытой информации являются предвыборные кампании кандидатов в законодательные и исполнительные органы власти. Интересен анализ публикаций «за» и «против» различных кандидатов, фиксация факта поддержки того или иного кандидата. При квалифицированном сборе и компьютерной обработке информации в ИБД можно выстроить очень интересные схемы, особенно четко это можно отследить в регионах, где вопросам оперативного легендирования уделяют значительно меньше внимания, чем в центре. Так, установление взаимосвязей по предвыборным штабам и партийным спискам позволяет заранее выявить возможный расклад групп «поддержки» того или иного хозяйствующего субъекта в органах законодательной или исполнительной власти. Пример приведен в приложении 2.

Правда, стоит отметить, что некоторые корпорации финансируют публикацию «компромата» (иногда – совершенно безумного) на всех кандидатов, участвующих в выборах, включая и «своего». Удивительного мало: легитимность власти и доверие в обществе им не нужны, а иметь недостаточную легитимность своего кандидата полезно на случай, если он захочет «выкинуть» что-нибудь самостоятельное.

Фото: pixabay.com

Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Директор по производству, Украина

Вспомнил фильм ''Три дня Кондора''.

Директор по маркетингу, Москва

На самом деле в современных условиях поднятие подобной темы это обычная спекуляция на доверчивых простаках. Которые купятся на броские слова-маячки. :) разведка и прочие...
В последние 10-15 лет из печатных СМИ, НИЧЕГО разведать уже нельзя. Ничего, кроме предварительно вложенной в них дезы. :) Неужели это еще кому то не понятно? :)
Так же необходимо владеть методиками анализа печатных текстов. ''Тупо'' прочитывать - это уже не прокатит. В статье примеры начала века, или времен холодной войны... мир давно изменился... :)
Для меня очевидно, что подобные материалы продвигают ''люди от полиграфии''. которая сейчас уже ощущает на себе давление электронных сми. Простаков покупающих морально устаревшие электронные книжки уже мало... и они впопыхах пытаются отсрочить свой конец благодаря гос закупкам для школ. Понимая, что массовый приход полноценного планшетного компа, с touch screen окончательно их доконает.

Аналитик, Тула
Илья Сафонов пишет: На самом деле в современных условиях поднятие подобной темы это обычная спекуляция на доверчивых простаках. Которые купятся на броские слова-маячки. :) разведка и прочие....
Про разведку уже ответил в другом посте http://www.e-xecutive.ru/forum/forum14/topic10319/messages/?FID=14&TID=10319&PAGEN_1=2
В последние 10-15 лет из печатных СМИ, НИЧЕГО разведать уже нельзя. Ничего, кроме предварительно вложенной в них дезы. :) Неужели это еще кому то не понятно? :) .
Можно. Ибо далеко не все СМИ имеются в электронном виде.
Так же необходимо владеть методиками анализа печатных текстов. ''Тупо'' прочитывать - это уже не прокатит. В статье примеры начала века, или времен холодной войны... мир давно изменился... :) .
Ну наверное в тексте книги из которого взята эта глава есть и более современные примеры ... :)))
Для меня очевидно, что подобные материалы продвигают ''люди от полиграфии''. которая сейчас уже ощущает на себе давление электронных сми. Простаков покупающих морально устаревшие электронные книжки уже мало... и они впопыхах пытаются отсрочить свой конец благодаря гос закупкам для школ. Понимая, что массовый приход полноценного планшетного компа, с touch screen окончательно их доконает.
Я не отношусь к ''людям от полиграфии'' и буду только рад приходу новых технологий... :))) Ибо уже имею определенные наработки ... :)))
Менеджер, Украина
Илья Сафонов пишет: В последние 10-15 лет из печатных СМИ, НИЧЕГО разведать уже нельзя. Ничего, кроме предварительно вложенной в них дезы. smile:) Неужели это еще кому то не понятно? smile:)
Внимательней надо читать статью :!: . Информация собирается по крупицам и в основном в не профильных СМИ. Конечно понятно что в эпоху расцвета PR любая статья в профильном издании заказная, даже имеющая в контексте разоблачающую инфу. И при чем тут упор на печатников? Кто мешает заниматься поиском информации в WEB, просто надо понимать, что приедь сегодня с той же целью что и почти 100 лет назад ''...Анна Мари Лессер, больше известная под псевдонимом «Мадемуазель Доктор :{} »...'' помимо чтения всех печатных СМИ зарегистрировалась бы на всех форумах Италии. 8)
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Новости
Академия CiBest подготовила тест на проверку грамотности по внутреннему аудиту

Вы сможете оценить свои способности работать внутренним аудитором, искать и находить слабые места в компании.

В ЦНТИ Прогресс прошел семинар по сложным вопросам кадрового делопроизводства

Валентина Андреева провела семинар по новеллам трудового законодательства для слушателей ЦНТИ Прогресс.

МРЦ запустил набор на курсы для поступающих на Президентскую программу

Программы «Бизнес-проектирование» и «Деловой английский язык» разработаны с учетом критериев оценки кандидатов при прохождении конкурсных испытаний.


Компания Columbus автоматизировала передачу данных в сети магазинов «Гроздь»
Cеть начала работу со специализированным ПО для передачи данных в Единую государственную автоматизированную информационную систему (ЕГАИС).